ЗВЕНЯЩИЙ МЕЧ БАРДА

10 Звенящий меч барда

— Ты что это, Анастасия, фразы как-то странно строила, когда о празднике говорила? И слова произносила так, что прямо буква каждая в отдельности звучала…

— Старалась я картину праздника в деталях, в образах подробных воспроизвести.

— Ну а слова при чём? Какое в них значение?

— За каждым словом множество событий, радостных картин воспроизвела. И все они теперь в реальность воплотятся. Ведь мысль и слово — главный инструмент Великого Творца. И этот инструмент из всех кто во плоти лишь человеку дан.

— Так почему тогда не всё, что люди говорят, сбывается?

— Когда с душой и словом разрывают нить. Когда пуста душа и образ вялый, тогда слова пусты, как хаотичный звук. И ничего собой не предрекают.

— Фантастика какая-то. И надо же, всему ты, как ребёночек наивный, веришь.

— Какая же фантастика, Владимир, ведь массу же примеров можно привести из жизни вашей и твоей конкретно, какую силу слово возымеет, если за ним сформировать присущий образ?!

— Так приведи понятный мне пример.

— Пример? Пожалуйста. На сцене человек стоит перед залом и говорит слова. Актёр, к примеру, одни и те же будет говорить слова, их люди слышали не раз, но только одного с дыханьем затаённым будут слушать люди. Другого — не воспринимать. Слова одни и те же, но разница огромная. Как ты считаешь? Почему такое происходит?

— Так то ж актёры. Их учат долго в институте, одни отличники, другие так себе. Потом, они на репетициях заучивают тексты, чтоб с выражением их говорить.

— Их учат в институтах как в образ вжиться, что стоит за словом. Потом на репетициях они стараются его воспроизвести. И если актёру удаётся сформировать за десятью процентами произносимых слов невидимые образы, то зал с вниманьем будет его слушать. А если в половину говоримых слов кому-то образ удаётся вставить, то гениальным вы того актёра назовёте. Ибо его душа с душами сидящих в зале напрямую говорит. И будут плакать иль смеяться люди, почувствовав душою всё то, что хотел передать им актёр. Вот что такое инструмент Великого Творца!

— А ты, когда что-либо говоришь, во сколько слов способна образы вложить? В десять процентов или в пятьдесят?

— Во все. Прадедушка так научил меня.

— Во все? Ну надо же! Во все слова?!!

— Прадедушка сказал, что можно образ вкладывать и во все буквы. И я научилась за буквой каждой строить образ.

— Зачем за буквой? Буква смысла не имеет.

— Имеет буква смысл! За каждой буквой на санскрите — фразы, слова. В них тоже буквы, дальше много слов, так бесконечность скрыта в каждой букве.

— Ну надо же. А мы вот просто так лопочем все слова.

— Да, часто просто так говорятся и те слова, которые прошли тысячелетия. Прошли, пронизывая время и пространство. И образы забытые, стоящие за ними и по сей день, стремятся к душам нашим достучаться. И охраняют души наши, и сражаются за них.

— И что же это за слова такие? Хотя б одно из них известно мне?

— Известно. Думаю, как звук. Но что стоит за ним — забыли люди.

Анастасия опустила ресницы и некоторое время молчала. Потом совсем тихо, почти шёпотом, попросила:

— Произнеси, Владимир, слово «бард».

— Бард, — сказал я.

Она вздрогнула, словно от боли, и сказала:

— О, с каким безразличием и обыденностью ты произнёс это великое слово! Забвением и пустотой ты дунул на трепещущий огонёк свечи. Огонёк, пронесённый через века и, быть может, адресованный тебе или кому-то из живущих сегодня далёкими родителями. Забвение истоков — опустошение сегодняшнего дня.

— Чем тебе не понравилось моё произношение? И что я должен помнить, связанное с этим словом?

Анастасия молчала. Потом тихим голосом стала произносить фразы, идущие словно из вечности:

— Ещё задолго до Рождества Христова на Земле жили люди, наши прародители, которые назывались кельтами. Своих мудрых учителей они называли друидами. Перед знаниями материального и духовного миров друидов преклонялись многие народы, населявшие тогда Землю. В присутствии друида воины кельтов никогда не обнажали оружие. Чтобы получить звание начальной ступени друидов, нужно было двадцать лет индивидуально обучаться у великого духовного наставника — жреца-друида. Получивший посвящение — назывался «Бард». Он имел моральное право идти в народ и петь. Вселять в людей свет и истину своей песней, формируя словами образы, исцеляющие души.

На кельтов напали римские легионы. Последняя битва происходила у реки. Римляне увидели, что среди воинов-кельтов ходят женщины с распущенными волосами. Римские военачальники знали, когда ходят эти женщины, то для победы над кельтами нужно превзойти их по численности в шесть раз! Ни опытные римские военачальники, ни сегодняшние исследователи-историки не могут понять — почему? А всё дело в этих безоружных женщинах с распущенными волосами.

Римляне выставили войско в девять раз превосходящее кельтов по численности. Прижатая к реке, погибала последняя сражающаяся семья кельтов.

Они стояли полукругом, за их спинами молодая женщина кормила грудью крохотную девочку и пела. Пела молодая мать светлую, негрустную песню, чтобы не вселились в душу девочки страх и печаль, чтобы были с ней образы светлые.

Когда девочка отрывалась от материнской груди, их взгляды встречались, женщина прерывала песню и всякий раз ласково называла девочку «Барда».

Уже не было обороняющегося полукруга. Перед римскими легионерами на тропе, ведущей к кормящей женщине, стоял с мечом в руках окровавленный молодой Бард. Он повернулся к женщине, и, встретившись взглядами, они улыбнулись друг другу.

Израненный Бард удерживал римлян, пока женщина, спустившись к реке, не положила крохотную девочку в лодку и не оттолкнула её от берега.

Обескровленный Бард последним усилием воли бросил к ногам молодой женщины своё оружие.

Она подняла меч. И в течение четырех часов непрерывно сражалась на узкой тропе с легионерами, не подпуская их к реке. Легионеры уставали и сменяли друг друга на тропе.

Римские военачальники в недоумении молча наблюдали, но не могли понять, почему опытные и сильные солдаты не могут даже поцарапать тело женщины?

Она сражалась четыре часа. Потом сгорела. Её легкие высохли от обезвоживания, не получив ни глотка воды, из потрескавшихся красивых губ дымилась кровь.

Медленно опускаясь на колени и падая, она смогла ещё раз послать слабую улыбку вслед уносимой течением реки лодке с маленькой будущей певуньей — Бардой. И уносимому сквозь тысячелетия для сегодня живущих спасённому ею слову и образу его.

Не только во плоти суть человеческая. Неизмеримо большее и значимое — невидимые чувства, стремления, ощущения лишь частично отображаются в материальном, как в зеркале.

Девочка Барда стала девушкой, потом женщиной и матерью. Она жила на Земле и пела. Её песни дарили только светлые эмоции людям, как Луч всеисцеляющий, помогали они разгонять пасмурность души. Многие житейские невзгоды и лишения пытались загасить источник этого Лучика. Невидимые тёмные силы пытались пробраться к нему, но не могли преодолеть единственного препятствия — стоящих на тропе.

Суть человеческая не во плоти, Владимир. Обескровленное тело Барда послало в вечность улыбку света его души, отображая Свет невидимой сути человеческой.

И сгорали лёгкие молодой матери, держащей меч, дымилась кровь из трещинок её губ, подхвативших светлую улыбку Барда…

И сейчас, поверь мне, Владимир. Пойми. И услышь звон невидимого меча Барда, отражающего натиск злобного и тёмного на тропе к душам его потомков. Пожалуйста, произнеси ещё раз слово — Бард, Владимир.

— Не смогу… Пока ещё не смогу сказать его с должным значением. Потом я обязательно произнесу его.

— Спасибо за непроизношение, Владимир.

— Скажи, Анастасия, ты ведь можешь сказать. Кто из сегодня живущих является прямым потомком той кормящей женщины и девушки — певуньи Барды? Сражающегося на тропе воина Барда. Кто мог забыть такое, чей это род?

— Подумай, Владимир, почему возник в тебе такой вопрос?

— Хочу взглянуть на него или на них, непомнящих такое. Непомнящих своего родства. Нечувствующих.

— Может быть, ты хочешь удостовериться, что это не ты — непомнящий?

— При чём здесь… Я понял, Анастасия, не отвечай. Пусть каждый подумает.

— Хорошо, — ответила она и замолчала, глядя на меня.

И я молчал некоторое время под впечатлением нарисованной Анастасией картины, потом спросил у неё:

— Почему именно это слово для примера ты привела?

— Чтоб показать тебе, как образы, стоящие за ним в реальном мире, вскоре воплотятся. Тысячи струн гитарных трепещут сейчас под пальцами сегодняшних бардов России. Ещё когда я помечтала обо всём там, в тайге, они первыми почувствовали. Их Души… Сначала только в одной загорелся трепещущий огонёк и вздрогнула тоненькая струна гитары, потом подхватили, откликнулись Души других. Скоро их песни услышат многие люди. Они — Барды — помогут увидеть новую зарю. Зарю просветления Душ людских. Ты услышишь их песни. Новые песни, рассветные.

Посмотрите также эти записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Книги