ЗНАЧИМЫЕ КНИГИ

23

Однажды я спросил у дедушки Анастасии, приходилось ли ему читать какие-нибудь духовные или научные книжки? Ответ последовал весьма странный:

— Так чтобы в руки брать, страницы перелистывать и читать записанные в книгах слова — только однажды приходилось. Но всё написанное в значимых книгах мне известно.

— Откуда известно? И что такое значимые книги? Если есть значимые, значит, существуют и незначимые.

— Существуют. А тебе зачем всем этим голову  забивать?

— Как это — зачем? Культурный, интеллигентный человек должен быть начитанным. Когда я на конференциях читательских выступаю, меня, бывает, спрашивают, читал ли я ту или иную книжку? А я немного книг за свою жизнь прочел. Вот и хотелось бы знать, какие книги в первую очередь нужно читать? Чтобы все прочитать, одной жизни не хватит, если даже с утра до вечера чтением заниматься. Вот мне и надо знать про значимые книги, чтобы совсем профаном не выглядеть.

— Ты знаешь, Владимир, когда тебя будут спрашивать на твоих читательских конференциях, какие книги ты прочитал, ты ответь людям, что знаешь все книги.

— Так ответить нельзя, если я не прочитал все книги. Меня могут спросить, что сказал в своей книге какой-то конкретный автор. Если я его книгу и в руках не держал, то и ответить ничего не смогу.

— Ответь просто: «Этот автор ничего существенного не сказал». Пусть тот, кто обратил твоё внимание на какую-то книгу и докажет обратное. Понимаешь, Владимир, книг по количеству только кажется, что много. На самом деле значимых и десятка не наберётся.

— А как определить значимость книги?

— С помощью классификатора.

— Вы можете дать мне этот классификатор? Хотя бы на время?

— Конечно, могу дать и тебе, и всем твоим читателям. Дело в том, что классификатором значимости книг является образ жизни людей.

— Как это – образ жизни? При чём здесь он?

— В разных концах земли живут люди. Людские сообщества обусловлены различиями стран. Культуры народов разных стран отличаются друг от друга. Отличается и образ жизни, продолжительность. Культура разных народностей формируется под воздействием, среди прочего, и значимой книгой. Как правило, книгой, обуславливающей философию народа, формирующей тип религии, а следовательно, и образ жизни.

Например, в Китае важным считается учение Конфуция. Особая картина мира развивалась с древних времён в Китае, если коротко сказать, то она трактует мир как живую систему.

Частью этой космической системы являются представления об «инь» и «ян». Если тебя интересует образ жизни китайского народа, если усматриваешь в нём пример для всего человечества, то и прочитай книгу, написанную Конфуцием. Если тебя интересует мировоззрение японцев, их жизненные достижения, то прочитай книгу, рассказывающую о традиционной религии этой страны — синтоизме. Во многом она сформировала образ жизни японского народа.

Если ты посчитаешь, что наиболее счастливые люди живут в христианском мире, тогда читай Библию. Значимые книги — это те книги, которые формируют тот или иной образ жизни части людского сообщества.

— Но ведь в христианстве духовной литературы очень много помимо самой Библии.

— Да, много. Но нового в них нет абсолютно ничего. Как правило, в каждой значимой книге есть одна-две основные мысли или философские выводы. Все остальные на ту же тему книги попросту повторяют эту мысль и ничего нового в твоё мировоззрение не привнесут.

Вот, например, одной из основных мыслей Библии является мысль о том, что Богу нужно поклоняться или выполнять его наказы. Далее возникает множество книг, рассказывающих о том, как это лучше сделать. В одних говорится о необходимости креститься двумя пальцами, в других — тремя. Какие лучше строить по внешнему виду храмы. Приводятся сотни примеров поклонения, содеянных за свою жизнь разными людьми, приверженцами поклонения. Сообщается о войнах и спорах вокруг способов поклонения.

Люди погрязают в этих спорах, теряют способность определять основную мысль.

Люди перестают сравнивать основную мысль с другими. Получается, что читая множество книг всё об одном и том же, они не получают новой информации, а лишь тормозят свои аналитические возможности. И даже не пытаются определить — действительно ли Бог хочет от человека поклонения? Или, может быть, Бог хочет совсем другого?

Как видишь, на протяжении двух тысяч лет сотни тысяч «духовных» книг говорят фактически об одном и том же.

Появление новой обоснованной мысли о взаимоотношениях Бога и человека означает появление впервые за два тысячелетия новой значимой книги. Когда она появилась, то предыдущая из разряда значимых перешла в разряд исторических.

— Вы говорите о появлении новой значимой книги? Как она называется?

— «Сотворение». В ней содержатся новые мысли. И они обоснованны. Главная мысль этой книги чётко и обоснованно говорит, что хочет Бог от человека, в чём предназначение человека… Ты писал эту книгу со слов Анастасии и вспомни, Владимир, что ответил Бог на вопрос сущностей вселенских: «Чего так пылко ты желаешь, — вопрошали все, — а он в ответ, уверенный в своей мечте: “Совместного творенья и радости для всех от созерцания его”».

— Но где доказательства того, что эта фраза выражает желания именно Бога?

— Доказательства повсюду. В самой этой фразе. В сердце и душе человеческой. В логике мышления. Сам посуди, если взять за основу творения Богом земли и человека, то чувства последующие у Бога будут соответствовать чувствам человека — родителя своих детей. Любой любящий родитель желает совместного со своими детьми творения.

Вторая часть фразы говорит о том, какого именно творения желает Бог: «…И радости для всех от созерцания его». Вот и скажи, какие творения могут принести радость абсолютно всем?

— На этот вопрос ответить трудно. Одним приносит радость хороший автомобиль, другие равнодушны к машинам. Одни любят поесть мясо, другие вообще мясо не едят. Даже поговорка в народе бытует: «На вкус и цвет товарищей нет». Вряд ли можно найти предмет, который мог бы нравиться всем.

— И, тем не менее, можно. Например, воздух, вода, цветы…

— Ну так это же уже сотворено, а речь идёт о совместном творении.

— Да, воздух, вода, растительность сотворены. Но они разными бывают. Человек способен сделать так, что воздух будет наполнен пылью, гарью, газами смертоносными, и тот же человек может наполнить воздух эфирами, ароматами, цветочной пыльцой. И вода бывает разной. Можно, например, употреблять воду, пахнущую хлоркой, а можно живительную воду пить. И среди многообразия растений можно хаос мусорный создать, а можно необыкновенной красоты картины живые сотворять, глаз радующие и к себе зовущие. Об этом в книге «Сотворение» есть фраза.

— Если книга «Сотворение», как вы говорите, значимая, то и она должна изменить жизнь общества или как-то повлиять на него?

— Да, таков закон. Новая мысль обязательно воплотится новым образом жизни общества.

— Но когда это случится? После её выхода уже два года прошло.

— Точнее сказать, не уже, а ещё. Но и за этот относительно короткий срок она уже многое сотворила, ты же сам говорил, многие люди уже пытаются новый образ своей жизни строить. Даже программы государственного обустройства уже создают.

— Да, говорил, эти проявления действительно существуют.

— Вот видишь. На ощутимое проявление христианской идеологии потребовалось триста лет, а здесь всего два года. Мысли Анастасии материализуются в реальном образе жизни многих народов, объединяют их устремления в единый творческий порыв всеобщего сотворения.

Она выплеснула в пространство новое мышление, а это — событие вселенского масштаба. Следовательно, соответствующую оценку получит и книга, в которой эти мысли были впервые озвучены.

— Так значит, и я буду одним из значимых писателей?

— Ты не будешь одним из… Ты будешь самым значимым, Владимир. Внучка для любимого вторых ролей и не помыслит даже.

— Не совсем так, в газете популярной «Аргументы и факты» рейтинг книг опубликовали, в нём книгу «Родовая книга» в России на второе место поставили.

— Пройдёт время, множество людей осознают значимость тобой написанных книг. И тогда этим книгам просто первого места будет мало. Всего шесть лет прошло, как ты впервые книжку написал, был не известен никому, но сегодня ты не просто известен. Я слышал, тебе присвоили звание народного академика и диплом вручили.

— Да. Но это звание не традиционной академии, а общественной.

— Вот именно, общественной. Дорожи этим званием, оно выше традиционного. Своё слово сказал народ. Те, кто осознал значимость сказанного в твоих книгах и определил твою значимость, фактически поняли мысли Анастасии, оценили их. Это могли сделать не простые люди, они смогут и воплотить, понять и материализовать мысли. Так будет. Только не возгордись, продержись до срока без гордыни.

— Постараюсь. Ещё раз высказанное Анастасией прочитаю. Детективы, беллетристику всякую, понятно и самому, читать не буду. В них действительно мыслей особых нет. Так, одна развлекаловка. Только вот один вопрос для меня неясным остаётся. Определить, значима книга или не значима можно только после того, как прочитаешь её. Но книг огромное количество написано, в библиотеку зайдешь, а в ней на полках десятки тысяч книг стоят. Названия у многих претенциозные, вплоть до таких как «Разговор с Богом», «Открытие истины», «Все тайны жизни». А на самом деле читаешь, читаешь, а в них новой никакой мысли и нет. Среди десяти тысяч, может, и находится одна значимая, но то, что я на неё наткнусь, — вероятность один к десяти тысячам. Как быть?

— Так я же и говорю тебе: прежде чем читать, на жизнь планеты посмотри, выбери себе понравившиеся ситуации из жизни народа и читай их книгу, размышляй.

— А если мне ничего не понравится? У всех народов схожи беды. Различие, конечно, есть, а в целом… Вот экология, например, на всей земле ухудшается…

— Ну раз ничего не понравится, тогда и думай как построить жизнь благообразной, когда решишь, то книгу сам напишешь.

— Сам? Не читая ничего?

— Ну что ты путаешь себя, Владимир? Сам говоришь, найти не можешь книг достойных. За броскостью названий лишь слов набор без смысла, новой мысли. И в то же время сомневаешься, считаешь — невозможно умным быть, не прочитав белиберды. Меж тем скажу тебе, что каждый человек с рожденья книгу главную пытается читать. Её язык отличие имеет от печатных букв, ты вспомни: «Имеет тот язык и запахи, и цвет…».

— Я понял.

— Вот её читай и размышляй.

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги