ЗАГАДОЧНЫЙ МАНЁВР

11

О факте загадочного и даже таинственного манёвра хана Батыя, внука Чингисхана, под городом Владимиром весной 1238 года упоминается в летописях, современных исторических источниках, церковной литературе. В чём его загадочность? Вот что сказано в летописях:

«Взяв Рязань в 1237 году, Батый весной 1238 года со своей конницей ворвался в город Суздаль» и, как далее сообщается во множестве церковных источников, сжёг Суздаль, а население частично истребил, частично взял в плен. В этих же источниках много говорится о «зверствах, учинённых над народом».

Однако светские историки более точно и непредвзято описывают ситуацию. Так, например, в материалах Государственного Владимиро-Суздальского музея о данном событии говорится следующее:

«Татары развили станы свои у города Владимира, а сами пошли и взяли Суздаль, и Святую Богородицу (собор) разграбили, и двор князя сожгли, и монастырь святого Дмитрия сожгли, а другие разграбили; а монахов и монахинь старых, и попов, и слепых, и хромых, и глухих, и натруженных, н всех людей иссекли, а что монахов юных, и монахов, и попов, и их жён, и дьяконов с жёнами, и дочерей их, и сыновей их — всех увели в станы свои и сами пошли к Владимиру».

Как видим, Батый пленил далеко не всё население. Он истребил старых высокопоставленных монахов, взял молодых в плен. Сжигал и грабил не весь город, а княжеские резиденции, церкви и монастыри Суздаля.

А теперь попробуйте разгадать суперисторическую загадку. Почему, как сказано в документе: «Татары разбили станы свои у города Владимира, а сами пошли и взяли Суздаль»?

Любой военный историк, да и современный военачальник, скажет, что такой манёвр противоречит военной тактике.

Устроить стан под стенами большого укреплённого города, оставить его и двинуться с войском на меньший. Это равносильно самоубийству.

От тогдашнего Владимира до Суздаля расстояние составляло 35 километров. По бездорожью — дневной переход на лошадях.

На взятие Суздаля потребовалось, как минимум, ещё несколько дней, а потом на обратный путь — ещё день.

 

А ведь всего одного дня хватило бы воинам — защитникам Владимира, чтобы выйти из укреплённого города и разгромить оставленный без войска стан. Забрать запасных лошадей, запасные колчаны со стрелами, продовольствие, штурмовые лестницы и камнеметательные устройства, тем самым лишив противника не только возможности штурма, но и вообще боеспособности.

Но они не вышли. Почему? Может быть, не знали, что войско Батыя покинуло стан? Знали. С высоты стен крепостных это можно было видеть, да и лазутчики сообщали.

Может быть, войско Батыя было столь многочисленно, что и одной охраны стана оказалось бы достаточно для отражения атаки?

Первоначально историки так это и объясняли. Мол, численность золотоордынцев составляла чуть ли не миллион. Потом спохватились и стали уменьшать цифры: до 130 тысяч, а некоторые вообще до 30 тысяч. Конечно, заманчиво было бы объяснить своё поражение значительно превосходящей численностью противника. Более объективные учёные стали говорить, что в то время двигаться с миллионной армией было абсолютно невозможно.

Миллион сабель — это вместе с обозом три миллиона лошадей. Такой табун, если держать в одном месте, даже летом умрёт с голоду, так как вытопчет вокруг себя всю траву. А зимой для него вообще никакого фуража не хватит.

Вот и снизилась цифра до 130-30 тысяч. Весьма позорная цифра. Всего стотридцатитысячное войско Батыя спокойно, одно за другим завоёвывает российские княжества и целые страны.

Но и эта цифра завышена. Чтобы покорить русских князей того времени при знаниях, оставленных Чингисханом своим потомкам, даже в пятидесятитысячном войске просто не было никакой необходимости. Достаточно знаний об укладе жизни российского народа, российских семей и правильной политики, основанной на этих знаниях.

И, разбив стан свой у города Владимира, не с войском своим пошёл Батый на Суздаль, а отправил на его взятие небольшой отряд. Потому и не вышли владимирцы из укреплённого города, чтобы разгромить стан и уничтожить военные приспособления противника.

И знаете, сколько дней и ночей потребовалось небольшому отрядику Батыя для взятия одной из духовных столиц тогдашней Руси, окружённой к тому времени более полудесятком монастырей-крепостей, легендарного города Суздаля?

А нисколько. Он просто с ходу вошёл в город и сжёг резиденцию князя, сбежавшего вместе с дружиной, порубал абсолютно всё высокопоставленное духовенство, молодых монахов забрал в плен. Да и князя с дружиной потом монголы догнали на реке Сити и уничтожили.

Кто-то подумает, как же так? Где храбрый российский народ, его дух непокорный и свободолюбивый?

Скажу сразу, всё в порядке с российским народом и духом его. Логика подсказывает: рукоплескал народ возвращающемуся из Суздаля небольшому отряду Батыя. Квас воинам его подносил да брагу на всём пути следования до стана под Владимиром.

Всё дело в том, что не считал народ город Суздаль того времени своим городом. Вернее, считал живущих в нём князей предателями, а духовенство — иностранными захватчиками и поработителями. Потому и вспыхивали неоднократно восстания народные против их гнёта невыносимого.

В документах Государственного Владимиро-Суздальского музея говорится:

 

 «К концу XIII века в Суздале было 8 монастырей. Основанные князьями и представителями христианской религии, они играли Большую роль в освоении новых земель и служили крепостями на случай военной опасности».

 «В конце XV — начале XVI века Церковь владела третью лучших земель в стране и стремилась подчинить себе великокняжескую власть. С конца XV века государство делает попытки ограничения монастырского и церковного землевладения и его секуляризации, то есть полной ликвидации. Вопрос о земле вызвал внутри Церкви два идеологических течения: иосифлянство и нестяжательство. Для первого характерна защита монастырского имущества; для второго — идеи внутреннего самоусовершенствования и осуждение монастырского стяжания. Идеологом иосифлян выступил игумен Волоколамского монастыря Иосиф, а нестяжателен — монах Кирилло-Белозерского монастыря Нил Сорский. Суздальские монастыри и духовенство, как крупные земельные собственники, решительно встали на сторону иосифлян. Однако в XVI веке великокняжеской власти не удалось провести секуляризацию, и земельные Богатства Церкви продолжали увеличиваться, хотя и в ограниченном масштабе».

 

Вот так финт. Треть земель российских принадлежала прибывшему из Константинополя духовенству и его ставленникам. Монастыри превратились в крупнейших крепостников. И не монахи обрабатывали землю, выращивали скот, а крепостные крестьяне.

Уже и князья пытались вернуть себе часть утраченной страны. Но не тут-то было.

А как же духовно обогащали крестьян, исконные, родовые земли которых вдруг стали монастырскими? Что было преподнесено людям взамен их многотысячелетних традиций и обрядов, которые были признаны варварскими? Как показывают всё те же архивные документы, происходило следующее:

 

 «Пошлины и штрафы, взимаемые с крепостных крестьян Покровского монастыря, в 1653 г.

 С дыма — 2 алтына, курица и поярок.

 За покупку:

Лошади — 2 деньги.

Коровы — деньга.

 За продажу:

 Хлева, лошади, коровы, сена — с каждого рубля по алтыну.

 Сруба — по деньге за угол.

 За разбор споров:

 О земле полевой — 2 алтына 2 деньги.

 О земле дворовой — 4 алтына 2 деньги.

 Судебные пошлины:

 За езду к месту разбирательства — по 1 деньге за версту.

 За езду в случае оправдания — по 2 деньги за версту.

 С виноватого — по 1 алтыну с рубля.

 С правого — 7 алтын 2 деньги.

 За присягу — 4 алтына 2 деньги.

 Свадебные пошлины:

 С жениха — 3 алтына 3 деньги.

 С невесты за стол — 2 алтына 2 деньги.

 О жениха с другой волости — 2 гривны.

 С варки пива к празднику, к свадьбе, на поминки — 1 ведро пива.

 Штрафы:

 За винокурение для себя без разрешения или на продажу — 5 рублей, битье батогами и арест. За употребление вина в Будние дни — 8 алтын 2 деньги и витье Батогами».

 

А вот опись имущества высшего духовного лица:

 

 «Перечень людей и имущества митрополита Иллариона:

 16 старцев, 6 приказных, управляющих владениями, 66 человек — личная охрана, 23 человека — слуги, 25 певчих, 2 пономаря, 13 звонарей, 59 ремесленников и работных людей.

 Всего 180 человек.

 Оружие в количестве 93 предметов, посуда серебряная весом 1 пуд 20 фунтов, посуда оловянная весом колее 16 пудов, 112 лошадей митрополичьего конного завода, 5 карет, 8 саней и колясок, 147 книг».

 (Из переписной книги Архиерейского дома, 1701 г.)

 

Уникальный документ. Он свободен от каких бы то ни было исторических неточностей. Он просто беспристрастно перечисляет имущество архиерейского дома, однако вопросов вызывает множество.

Что это за владения, для управления которыми потребовалось аж 6 управляющих?

Для чего одному человеку целых 23 слуги?

А 93 предмета оружия тоже для совершения церковных обрядов?

И всё это, заметьте, не монастырское имущество, а личное. Монастыри имели своё.

 

Для защиты от кого была необходима такая большая охрана? По численности она превосходила охрану первых президентов США.

Большая охрана, как и высокие монастырские стены, была призвана защищать архиерея от российского народа, конечно же. Никакого стратегического значения в военных целях стены суздальских монастырей не имели.

Но для чего же почти все исторические источники говорят о высоких монастырских стенах с бойницами, как о крепостях — защитниках народа от врага?

Почему не продержались так называемые крепости хотя бы месяц?

Да потому, что они и не были предназначены для обороны от внешнего противника, да тем более неглупого.

Для воинов внука Чингисхана вообще подобные укрепления были развлечением. Если владельцы этих смехокрепостей не подчинялись требованию о немедленной капитуляции, они делали насыпь из земли чуть повыше стены, затаскивали на неё камнеметательное устройство. Далее вариантов было множество, один из них таков: в камнеметательное устройство закладывали мешок, завязанный длинной бечевой, пускали мешок за стену монастыря. Не долетая до земли, мешок развязывался, и из него сыпалось на укрывающихся за стенами людей заражённое мясо. После чего можно было лишь расстреливать пытающихся выбежать из ворот людей.

Единственное, от чего спасали высокие монастырские стены, так это от своих, время от времени бунтующих крепостных крестьян, а точнее, рабов монастырских.

Именно константинопольское духовенство приложило свою высокую духовность на внедрение на Руси крепостного права.

 

Документ из архива Суздальского музея свидетельствует:

 

«В XVII веке в Суздале по-прежнему преобладало церковное землевладение. Монастыри и архиерейский дом выли крупными земельными феодалами, располагавшими огромными средствами и даровым трудом многих тысяч крепостных.

Так, Спасо-Ефимиев монастырь занимал пятое место среди духовных феодалов России, его благосостояние целиком зависело от земельных пожалований и вкладов. Во второй половине XVII века сформировавшиеся ранее вотчины не увеличились, так как непомерный рост землевладения монастырей сдерживался государством. Крестьяне подвергались двойной эксплуатации: со стороны владельцев (Барщина, оброк) и государства (натуральный и денежный оброки)».

 

Или цитата из ещё одного подобного документа из истории Свято-Покровского женского монастыря:

 

«Вольную и сытную жизнь монахинь обеспечивал труд крепостных крестьян и огромный штат прислуги; земельные владения Покровского монастыря росли за счет богатых вкладов и пожалований со стороны знатнейших родов России, в том числе княжеских и царских».

 

Вот так: больше земель — больше крепостных, больше богатства.

Но вернёмся в ХIII век.

Так что же произошло при подходе отряда Батыя к Суздалю? И при чём здесь традиции и любовь?

Население Суздаля в то время составляло менее 4 тысяч человек. 15 основном это княжеская дружина да слуги князя, ремесленники и высокопоставленное духовенство с множеством даровой прислуги, прячущееся от народа за монастырскими стенами.

 

Вокруг Суздаля и Владимира проживали десятки тысяч крестьянских семей, которые и могли оказать достойное сопротивление агрессору. Но они этого не сделали, не встали в ополчение, не пошли за монастырские стены защищать духовенство. Они его попросту ненавидели. Заметьте, не Бога, а своих угнетателей, Бога народ любил и почитал.

По этой же причине не встал народ на защиту и города Владимира.

Батый выжидал шесть дней, прежде чем идти на штурм Владимира. Он ждал, чтобы разнеслась весть: не народ я захватываю, а его поработителей.

Подождал и всего за один день взял хорошо укреплённый город. Для этой цели и совершил он поход на Суздаль, не имеющий никакого значения с военной точки зрения, но лишающий власть народной поддержки.

И как же дальше стали поступать золотоордынцы?

Они увидели: лучших надсмотрщиков и сборщиков налогов, чем князья в содружестве с духовенством, им не найти, и стали выдавать князьям ярлыки на правление и право собирать налоги с русского народа, часть из которых должна была отправляться в Орду. А многие монастыри вообще освободили от налогов.

И подтверждают всё вышесказанное конкретные документы. Чтобы не обвинили меня или научных работников, светских историков, обратимся к самой церковной литературе.

В неплохой исторической книге, изданной Свято-Покровским женским монастырём, по благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия, говорится:

«Святитель Феодор, первый епископ Суздальский, был родом из Греции. Он прибыл на Русь в 987 году в свите духовных лиц, сопровождавших Константинопольского святителя Михаила.

Святитель Михаил крестил в Корсуни великого князя Владимира, а впоследствии стал первым митрополитом Киевским.

После крещения киевлян в 988 году равноапостольный князь, вместе с сыновьями и святителем Михаилом, объезжал русские города, ревностно распространяя христианство. В Чернигов, Белгород, Переяславль, Новгород, Владимир-Волынский были поставлены епископы».

Как видно из этого сообщения, а также из других источников, на Русь явились иностранные идеологи, да целой толпой сразу, и с наёмной охраной, и с дружиной княжеской стали объезжать города российские, ломать многотысячелетние устои, и насаждать выгодную им идеологию, и ставить во главе городов иностранцев.

Множество исторических документов свидетельствует, как сопротивлялся этому народ, да видно организован был недостаточно и не ожидал предательства от собственного князя.

Таким образом, на Русь было совершено массовое иностранное нашествие, благодаря предательству князей. Самое печальное, что совершалось оно под именем Бога. Невероятное кощунство!

Но, может быть, князь Владимир и константинопольские епископы действительно искренне верили заповедям Христовым? Дальнейшие события показывают: их истинные хозяева — полная противоположность Бога. И они — слуги этой противоположности, хорошо умеющие кодировать народ, подчинять себе его дух и волю. Человеку они внушали: ты раб Божий, подразумевая при этом — ты мой раб. И стал забывать человек, что нет и не может быть рабов у Бога. Но человек — сын Бога, и сын любимый.

Все приведённые в данной книге цитаты взяты из исторических документов, я получил к ним доступ не в каких-то суперзакрытых архивах, а после того как заплатил 15 рублей за вход в Государственный музей и 30 рублей за право фотосъёмки экспозиций. Я сфотографировал их стенды, выставленные на всеобщее обозрение. Один из них так и называется: «Монастыри, как духовные феодалы».

И это далеко не единственный официальный государственный источник, их множество.

К примеру, несоизмеримо более влиятельный, особенно на молодёжь, учебник для 10 класса средней школы, выпущенный издательством «Просвещение» в 2003 году и рекомендованный Министерством образования Российской Федерации. Это очень качественно изданный учебник под редакцией А. Н. Сахарова и В. И. Буганова. В нём на странице 63 написано:

«Вместе с тем Церковь преследовала старую народную языческую культуру, выступила против христианства римского образца, именовала его «латинством» и вероотступничеством. Это наносило ущерб связям Руси со странами, которые исповедовали католическую религию, способствовало изоляции Руси от западноевропейской культуры. В церковных хозяйствах стал применяться труд подневольных, зависимых людей. Некоторые церковники и монастыри занимались ростовщичеством и обирали людей. Бывали случаи, когда видные политические деятели Церкви участвовали в политических интригах. Таким образом, нередко слово у Церкви стало расходиться с делом, а это вызывало недовольство людей».

В этом учебнике также сообщается, что князь Владимир, крестивший Русь в 987 году: «… был сыном Святослава от рабыни его матери по имени Малуша. Поэтому он был среди княжеских сыновей на второстепенном положении».

Далее сообщается: «Два с лишним года провёл Владимир в чужих краях, а когда появился близ Новгорода, то вёл за собой сильную варяжскую дружину. Он быстро восстановил свою власть в Новгороде и приступил к подготовке похода на юг. По пути Владимир овладел Полоцком, где убил княжившего там варяга Рогволда и его сыновей, а дочь Рогнеду насильно взял в жёны».

Далее в этом учебнике сообщается, как киевский князь Ярополк, брат Владимира, пришёл к нему на переговоры и: «Едва он вошёл в палату, как телохранители Владимира пронзили его мечами».

Сообщается о крещении и клятвенном обязательстве платить Церкви 10% от взимаемой с народа дани. Надо учесть, что тогда Церковь подчинялась константинопольскому патриарху, своего на Руси вообще не было, следовательно, из Константинополя и распоряжались 10% — данью с русского народа.

Не в подобных ли исторических фактах кроются ответы на вопрос: почему не встал народ на защиту Церкви, когда закрыл Пётр I треть монастырей, а колокола церковные переливал на пушки, и когда Екатерина II произвела секуляризацию (конфискацию) монастырских земель, в результате чего бывшие богатые монахи вынуждены были просить милостыню на пропитание и жить за счёт царской милости. И когда большевики расстреливали священнослужителей и взрывали храмы, часть народа принимала непосредственное участие в разграблении церковного имущества.

Затрагивая тему Церкви, я основывался на конкретных исторических фактах и документах и ставил цель — призвать здравомыслящих церковных иерархов, мудрых старцев, каковые, убеждён, имеются, сделать современную Церковь высокодуховным институтом, способным помочь обществу выйти из экономического и духовного кризиса.

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги