Текст выступления Владимира Мегре в Геленджике 2000 г. (1 день)

Вступление
В.Н. Мегре: Я благодарен организаторам за их пылкое стремление сделать все хорошо и правильно, но попроще лучше, и поконкретнее. И еще. Когда я стоял за кулисами, сказали, что вот там люди стоят, которые не смогли попасть в зал. Я прошу, откройте дверь. (аплодисменты в зале)
А что они на помостках будут, что ли? Мне неприятно будет, если люди будут стоять на улице. Пусть как угодно будет, но чтоб люди… Я прошу прощения за неудобства у тех людей, которым придется стоять. Если все не войдут. Ну что ж. Ну не войдут… Но двери будут открытыми в любом случае. (аплодисменты в зале)
Я прошу: те которые вошли – чтоб не было давки. А то администрация говорит, что я нарушаю тут некоторые правила пожарной безопасности и так далее, поэтому – ничего не зажигайте. (смех в зале)
Хотелось бы пообщаться со всеми как с каждым. Я не знаю, как это уловить, чтобы говорить всем и в то же время каждому в отдельности. Но буду пытаться. Посылайте сюда записки. Я лучше буду отвечать на вопросы. Так будет точнее и быстрее. А то вдруг буду говорить только о том, что самого больше всего волнует. А меня вот волнует не эзотерика, не некие вот такие вот высокие вещи, не духовность, а… Я вот так предполагаю, что самый духовный человек – это человек, который великолепно выглядит, я имею в виду и физически в том числе. У которого играет на щеках румянец, у которого прямая осанка, у которого «светлое» лицо. Который преодолел вот эти, как называется, вредные привычки. Еще этот духовный человек не должен спасать весь мир, не должен спасать страну, а он просто должен сделать счастливой свою семью, заложить родовое поместье, сделать счастливыми своих детей и обеспеченными надолго. Вот в этом, наверное, самая большая духовность. Потому что общество ведь состоит… это ведь не аморфная какая-то масса, а оно ведь состоит из людей, из семьи, из ячеек. Если будет много счастливых семей – значит, это государство будет счастливое. Если много богатых семей – значит это государство богатое. Вот эти простые принципы… вот они мне понятны. А не понятно, когда там говорят, какие-то кармические процессы, движутся планеты, наступает апокалипсис и нужно вообще там совершать какой-то ритуал и так далее. Все это уже было. И не одно столетие, и не одно тысячелетие. И совершались ритуалы, и наступали апокалипсисы… Только, вот, настоящие ценности всегда оставались настоящими ценностями. Всегда была любовь, всегда были дети. Ну, другой вопрос – счастливые, несчастливые.
Так вот, самое главное, нам надо подумать, как же нам сделать вот, прямо сейчас себя счастливыми, и счастливыми своих детей. Это можно сделать. Вот, с женщиной одной говорил, она приехала с коллективом из театра, и вот, она говорит: «Вот мы уже делаем поселение». Я думаю: «Ой, как это ужасно. Вот, спешат люди. Надо законно, надо все основательно. Она говорит: «Ну, мы делаем это поселение пока в воображении. Мы его моделируем. Мы продумываем инфраструктуру. Мы продумываем, какие будут дома, и как будет все посажено». И тогда я понял, что это главное. Вот главное – все продумать. Вот когда думаешь о прекрасном, на душе хорошо. Вот и давайте думать о прекрасном. Больше всего то, что меня волнует – я конечно хотел бы решить ряд деловых вопросов. Больше всего меня волнует – это экопоселения, первые семьи, которые будут там жить. Я говорю, экопоселение – это слово не совсем подходит, просто нужно же говорить какое-то слово. Кстати, поселки нового типа, еще и еще что- то… Я начал вот, немножко о них писать в книге «Сотворение», а в 5-ой и 6-ой книге – больше. Там именно половина книги посвящена именно им, посвящено конкретике, что это такое. И посвящено будущему России.
А вот, будущее России – очень, очень прекрасно. И наступит оно не через сто лет, не когда-то – а наступит оно вот, в ближайшие годы. Начнется необыкновенное движение, которое всколыхнет многих людей в разных странах мира. Я в этом убежден. Я вот сейчас немножечко расскажу об этом будущем. Этого ждут. Это понимают. Многие понимают, не только в России. И, конечно, в первую очередь, я общаюсь с читателями, и говорим о читателях, но читателей сейчас становится все больше и больше, и почти все эмигранты читают в других странах. Но и также на языках: немецком, французском. Сейчас вышла еще на каких-то языках.
И вот я поехал в Инсбрук, в институт биоэнергетики, где собрались ведущие целители Европы. Они пытались изучать это явление Анастасии и пригласили туда меня. И я поехал. Поехал еще и потому, чтобы получить от них информацию, что же такое – ведущие целители Европы. Потому что у меня неоднозначное было вообще отношение к целителям. Так как Анастасия говорит: «Болезнь – это разговор Бога с человеком» , не все нужно исцелять. То есть я видел хороших целителей и тех, которые мне не очень нравились. И вот я приехал туда к этим людям, и вот они мне понравились. И самое главное еще, что они сказали. Что когда Россия пошла тем путем, вот как бы, которым мы шли, который прошли высокоразвитые страны и она стала их догонять, то у нас в общем-то у многих наступила депрессия. Потому что смотрели на Россию как на единственную страну, которая сейчас, вот именно сейчас находится в процессе поиска. Поиска какого-то нового определенного пути. И ведь высокоразвитые западные страны к которым мы так стремимся, о которых мы так говорим – находятся сейчас в неком тупике. Некое депрессивное состояние. И у них свои есть сложности, которые более значимые, чем в России. Например, Америка, Германия – первое место по раковым заболеваниям. Количество самоубийств у них не меньше. Количество несчастливых семей у них не меньше. Повальное какое-то явление, когда бросают своих родителей. Вот эти проблемы у них там существуют. И если бы Россия пошла таким же путем, то… как бы она не стремилась – это все прекрасно, но она придет в том числе и к… этому. А у России должен быть иной путь. Я не имею в виду Россию – только вот ту территорию, те границы, которые вокруг России. Россия – для меня это определенное состояние человеческой души. Вот это вот важно.
И вот этот путь… Я о нем буду писать. Это путь через простое такое действо. Как Анастасия говорит: «Все равно появятся первые девять тысяч человек, первые девять тысяч семей, которые первые сделают вот несколько таких поселков новых. И далее пойдет цепная реакция. Люди увидят. Начнется точно такое движение дачников». Движение дачников – она считает это предтечей. В смысле предвестник. Вот тогда начнется коренной перелом в России. Первое, что она говорит: «Хлынет огромное количество туристов в Россию. Что буквально все духовные маршруты, которые сейчас существуют в мире, будут повернуты сюда. Впервые Россия вернет миру продукты питания. Потому что то, что сейчас существует – это вообще нельзя употреблять в пищу». Я не только имею ввиду мясо, которое было в Англии, но я имею ввиду овощи-фрукты, которые были подвержены генной инженерии. Ведь на самом деле яблок уже нет. То, что мы видим – это не яблоко. На самом деле во многих местах уже просто не существует помидор. Настоящий помидор можно есть без сахара и соли и он вкусный. Я ел такие помидоры. А то, что вот сейчас – это не помидоры. Помидоры, которые продают в супермаркетах, ну помидоры, овощи-фрукты, на них вообще должны быть этикетки. На западе говорят, сейчас есть такой закон. Путин, говорят, сейчас тоже… чтобы указывали на этикетках, что эти продукты были подвержены генной инженерии. Их тоже нельзя употреблять в пищу. А в Германии сейчас очень ценится картошка из России. К сожалению, вот под Москвой есть одно экспериментальное хозяйство, которое пытается их картошку выращивать. Это неправильно.
И вот на этих участках, люди на этих участках, первые вот девять тысяч должны показать, что такое настоящий продукт. Настоящий, экологически чистый. Знаете, вот я писал в книжке «Сотворение», что Анастасия говорит, что не нужно себя утруждать вот обработкой земли, внесением удобрений. Нужно просто понять мысли Бога. Вот как она считает, что все нас окружающее – это мысли Бога и нужно понять и сделать так, как Он сам сотворил. Тогда все будет само расти. И вот она доказывает это, говорит на тайгу, что вот в тайге все растет, в лесу без всяких удобрений, и вот, посмотри…
И все равно, все это необычно. Я стал советоваться с учеными, просил, чтобы нашли в интернет, чтобы нашли что-то вот такое подобное. Не потому что я, там, верю или не верю, не важно. Но когда необычное, мы всегда думаем, что это мистика, что это выдумка, и так далее. И есть читатели, которые просто… говорит Анастасия – они душой ее понимают, верят. Но есть люди, которые тоже люди, и хотелось бы, чтобы они тоже что-то поняли и поверили. И хотелось быть более убедительными, я искал доказательства и никак не мог найти. Я искал их в Инсбруке. Говорят, нужно более осмысленно… ну корректно говорят психологи, целители. Там все целители, можно сказать, ученые. Ну, говорят, нужно более осмысленно к этому подойти… никак не получалось, и у меня где-то месяца три вообще вот, ну не писалось дальше ничего и все. Ну не могу. Вот подойдешь к книге, и не пишется. Все время только об этом и думал. И вот с фондом однажды поехали за город во Владимирской области, и сидел у пруда, и подходит женщина и говорит: «Владимир Николаевич, тут недалеко есть бывшая барская усадьба. Там ничего не сохранилось, никакой постройки. Все растащили в окрестные деревни. Но там остались насаждения. Те, которые посадил этот русский барин». То есть вот такая усадьба. Я сразу на машину, там полевая дорога. Говорю: «Все, нужно ехать». И когда ехал по полевой дороге, вот поле, поле, луга, и вдруг — такой вот, как бы лес, лесок небольшой. Подъехал ближе — и открылся вход. И по краям росли дубы, сибирские кедры. И открылся вход, а внутри – аллеи, поросшие травой, но аллеи тенистые… и сад. Великолепный великолепный сад. Ветки прогибаются, усыпанные яблоками. Великолепными яблоками. За этим садом никто не ухаживает. Никто его не опрыскивает, никто не белит, не обкатывает, не поливает – а он растет и плодоносит. И растет сад из вот этих деревьев. Этот русский барин видно что-то знал. И, понимаете, в 1976году, в этой Владимирской области, в этих районах ударил мороз и вымерзли все сады. Люди посадили новые деревья. Но этот сад остался. Конечно, сад не может расти двести лет, и это не те деревья, которые посадил своей рукой вот этот человек, который заложил вот это поместье, но… Они погибали, старые деревья, а вот от упавших яблок, от семечек вставали новые. Сами вставали. Сами росли. И так на протяжении двухсот лет.
Когда я все это увидел… Все искал, и за рубежом, и в науке подтверждения, и когда я увидел все это наяву – меня просто это так сильно поразило, и сразу все стало само собой писаться. Я стал писать дальше потому что уже не было больше никаких сомнений.
А сомнения появились в другом. Вот знаете, мы говорим много-много правильных вещей, а вот воплощение в жизнь… Проходит очень много времени, и все никак что-то в сознании не щелкнет, не переключится. Как бы какой-то переключатель. И вот как-то я еду…Я не один раз приезжал в эту деревню, с оператором приезжали, снимали там. Засняли эти кедры. Стоят кедры, сад в линеечку. Они не могут одни стоять, они падают, когда вырастают большими, и вот, там тоже кедры падают. И один упал, кроной сцепился с еще стоящим кедром и держится, плодоносит.
Я там у местных жителей, двое парней, спрашиваю: «А что вот, так здорово все сделано. Сами восхищаетесь. А что вот, вы не сделаете у себя?» Есть у них там земля, и немало земли. Они говорят: «Ну как это? Это невозможно. У нас нет денег. А это барин. У него были деньги. Вот поэтому он взял, привез из Сибири саженцы. Все так обустроил здесь». Я говорю: «А сколько нужно денег, чтобы взять это семечко, посадить или бросить в землю?» Он говорит: «Ну, семечко. Это сколько ж ждать пока вырастет из него что-то». Один так сказал. Второй говорит: «Ну, семечко? А действительно!»
То есть мы все вот, получается что живем как бы согласившись с тем, что мы временно на этой земле. Что мы вот только-только, проживем вот, эту жизнь. Надо быстрее все схватить, а потом уже, как бы, ничего не будет для нас.
И если по большому счету, мы говорим о воспитании детей, то и о родителях своих не думаем. Вот так. А психология срабатывает – купить квартиру. А даже в новом доме квартира, гарантийный срок 80лет. Значит, мы не для детей покупаем квартиру. Для себя. Деньги тоже детям не оставишь. Ничего с деньгами не сделать. Почему же тогда своим детям мы не оставляем вот такого родового поместья? Почему? И все пытаемся найти какие-то теории, какие-то там системы воспитания. Можно найти систему. И очень умную и очень грамотную. Но из чьих уст она будет преподноситься ребенку? Из уст матери, отца, которые не смогли себя счастливыми сделать. Тогда это все будет восприниматься как ложь.
Вот, я так сильно загорелся тем, что должны быть вот такие поместья, должна быть у каждого земля, должен быть у каждого свой кусочек Родины. Должна быть возможность быть по-настоящему счастливым. Хочу во чтобы то ни стало, вот это вот осуществить.
Ни в коем случае нельзя спешить. Вы знаете, вот эта идея… Она в мире будоражила умы людские на протяжении сотен лет. И было очень очень много попыток сделать нечто подобное. В разных странах. Самая такая грандиозная попытка, которая была предпринята – это было в Индии, город Ауровиль. Но это самая неудачная попытка. Где там хотели сделать как бы такой духовный центр, мировой духовный центр. Вот у Шри Ауробиндо возникла такая идея. И она была поддержана Индирой Ганди и ЮНЕСКО, ну и вообще рядом структур. Были выделены большие средства, была выделена земля, стали все там строить и… ничего не получилось. Они переругались между собой. Те, которые там стали поселяться, они переругались из-за власти.
И еще. Я вот, рассматриваю многие вещи как просто предприниматель. И, там вот такая ситуация: землю приезжает человек покупает, платит деньги, а земля все равно является принадлежностью храма. И вероятно, это сказалось, вероятно, что-то другое. Ну вот здесь были неудачные попытки, и поэтому здесь не нужно спешить. И когда кто-то просто сломя голову: «Ах, есть такие люди! Ах, всё! Я сейчас пойду. Вот там все строить буду. Устраивать так, как говорится в книгах». А я говорю: «А соседи? Какие у тебя будут? Можно взять какое-то поместье, купить, обустроить, и ребенок твой там будет жить. Но он должен с кем-то будет общаться. А у соседки мальчишка курит и ругается матом»… Вот пожалуйста! То есть это должны быть некие объединения, некие движения, и в том числе это должна быть государственная программа. Мы живем не изолированно, а мы живем в обществе, в государстве. И мы должны все делать точно в соответствии с законами этого государства. А если законы, допустим, не очень нам подходят, то мы должны законным правильным путем влиять на то, чтобы эти законы были скорректированы. Вот фонд пытается сейчас организовать партию. Можно много говорить, об уставе говорить. Но должен быть самым главным единственный пункт – что каждой российской семье, пожелавшей иметь землю и обустроить поместье для себя и своих детей, бесплатно выдавать не менее гектара земли. Я думаю, что постепенно мы этого добьемся.
Я дальше лучше буду отвечать конкретно на вопросы. (аплодисменты в зале)

(Смена кассеты и на пленке не записан вопрос)
В.Н. Мегре: Купить можно по тем же каналам, по которым распространяет издательство. А в книге говорится о будущем России. Немножко о воспитании детей. Ну и немножко…есть попытки ответить на вопрос: «Кто же мы?». Да, это пятая книга. Вообще так получилось, что я как бы написал и пятую и почти шестую книгу. Ну, так по объему. Какое-то вдохновение было. Написал, а потом…сейчас вот пытаюсь…
У шестой нет названия. Может, шестую назвать: «Мы хорошие», наконец-то? (смех в зале)

Вопрос: Какое сходство Анастасии в жизни и на изображении?
В.Н. Мегре: Здесь – отлично, одинаково. А в жизни она намного лучше.
(аплодисменты в зале)

Вопрос: Где сейчас Анастасия? Она с нами?
В.Н. Мегре: И со мной. (смех в зале)

Вопрос: Как не разрушая семьи, донести до мужчины истину взаимоотношений между мужчиной и женщиной, чтобы не возмутить мужчину?
В.Н. Мегре: Ну, вот, нести мужчине истину не нужно. Нужно просто стать самой… самой соответствовать истине. И он сразу все почувствует. Понимаете, может, женщина все красиво говорить, и быть очень красивой, а ее дела будут не очень…А может, женщина как-то вот так взять, сделать, что….Вот она, истина. Не нужно дальше ничего искать. Не надо приносить. Себя нужно отдать.

Вопрос: Когда выйдет фильм про Анастасию?
В.Н. Мегре: Вот снято сейчас материала на три серии. Одна серия полностью смонтирована. К сожалению, она не первая. Так сложились обстоятельства. Я не хочу устанавливать сроки, но работа над этим идет, и довольно интенсивно. Не все так просто. Не все обычно. Поэтому есть некоторые и сложности.
Главная героиня – конечно Анастасия. Но вы имеете в виду, будет ли она там сниматься? Вот, можете ответить мне на вопрос, что главнее – Анастасия, сама по себе, ее тело, или вот, здесь сидящие в зале люди? Люди главнее. Так вот, это и есть Анастасия. (аплодисменты)

Вопрос: В ваших последующих книгах возможна ли публикация фотографий Анастасии, ее сына, и окружающего ее мира? От этого они только бы выиграли.
В.Н. Мегре: Пусть они пока проигрывают без фотографий. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Анастасия ранее занималась дачниками, приближая людей к земле. Чем занимались ее дедушки? Они живут в лесу? У них есть семья? Кто они?
В.Н. Мегре: На вопрос «Кто они?» наверно будет легче мне ответить когда удастся разобраться нам вместе с вами «Кто же мы?». Потому что если она человек, то кто же мы? Если мы – человеки-люди, то кто же она?

Вопрос: Можно ли выращивать сибирские кедры на кубанской земле из семян. И какая должна быть почва?
В.Н. Мегре: Можно. Но растение…оно адаптируется. Они, может быть, какое-то время и поболеют. Ну, потом адаптируются и вырастут. Почва…ну, более подробно об этом будет написано в альманахе, который выйдет параллельно с пятой книгой.

Вопрос: Очень большое желание встретиться с вами. Нас 6 человек. (г. Новосибирск)
В.Н. Мегре: Ну конечно, с Новосибирском встретимся. Вообще я знаю, что приехали люди… есть у них какие-то деловые предложения и серьезные вопросы… Я очень хотел бы со всеми встретиться. Вообще, с каждым человеком поговорить – это очень важно, потому что от вас многое можно почерпнуть, и я уже давным-давно считаю, что вот эти книжки – это не… Первая книжка – это, конечно, только Анастасия. Все последующие книги – это, как бы плоды совместного труда. Потому что я уже говорил, что я получаю огромное количество стихов, песен. Их слушаешь за обедом, едешь в машине – вставляешь кассету, слушаешь. Невозможно все прослушать. И ясно, что если ты ругаешься матом, то и речь будет несвязная. Потому что лексикон слабый. А когда слушаешь только поэзию, то вот и получается… А поэзия-то — ваша, присланные строки. Вот поэтому так и получаются следующие книги. А не только поэтические строки, но и ваши размышления, ваши идеи. Сейчас уже очень, очень трудно понять… она просто, наверное, сделала вот так вот… всколыхнула, дала импульс. Остальное все и разгорелось. И мне трудно понять уже, вот это сказала Анастасия, вот так вот говорила… Ну, вот так вот говорила… ну какая-то, там, еще кто-то. Я не запомню, там, кто? Но это внутри, все живет, накапливается, накапливается…

Вопрос: Владимир Николаевич! Вы говорите о выращивании экологически чистых натуральных продуктов и о поставке их на мировой рынок. Это хорошо. Но у нас есть уникальные сберегающие ресурс экологические технологии, которые могут дать благосостояние жителям России. Как вы к этому относитесь? (г. Санкт-Петербург)
В.Н. Мегре: Хорошо, что затронули этот вопрос. Я конечно к этому положительно отношусь. И сейчас присылают проекты архитекторы, и вот недавно был прислан проект, называется «Лисья нора» — очень интересный проект строительства домов. Я знаю, что в Новосибирске есть тоже очень интересные проекты. И, как говорит Анастасия: «Не нужно ничего отвергать. Если что-то есть темное, то повернуть его на светлое». И нужно смотреть все эти проекты. Нужно применять все лучшее. И, вот, в фонде сейчас…он работает и как информационный центр…систематизирует эту информацию. И если они начнут что-то делать в этом направлении, то конечно спросить их, какая будет информация. Эта же информация будет публиковаться в регулярно выпускаемом альманахе, который начнет с начала следующего года выходить. Не придумали название еще. Если вот есть какое-то предложение, то скажите. Вот это, вот, слово «экопоселение» оно не совсем к тому, что я говорю. Но просто у кого-то есть другое слово, подскажите. Если «ляжет на душу», то предложите. И также альманах…если придумается, то подскажите.

Вопрос: Как строить мыслеобраз?
В.Н. Мегре: Ну, он сам строится. Наверно, нужно просто, вот… Главное иметь состояние, цель, задачу. Вообще, я не знаю, как. Вот, знаете, встаешь утром: «Как все здорово, как все прекрасно!» Посмотришь, у меня в кабинете стоит чудесный стол из кедра. И там женщины вырезаны великолепным резчиком. Необыкновенный стол. И, это не обыкновенный подарок. И вот, смотришь на них, они выражения меняют постоянно. Это скульптуры. Солнце встает, и понимаете, они выражения меняют. Вот, если вчера что-то хорошо делал – у них такое хорошее выражение. А если плохо – немножко пасмурное. Утром встаешь и думаешь: «Что же я такое вчера тут сделал? Ну… да, конечно».
Ну, как я пользуюсь этими вот образами. Раз, плохо себя чувствуешь… Бывает, настроение плохое…Я потом заметил, как только начинаю писать о чем-нибудь сложном, о плохом…Ну, вот, информацию получал. Сейчас вообще много информации, статистики такой, удручающей прямо. Раз, раз – чего-то болит. Пытаешься травку, там взять, еще что-то – все равно болит. А потом заметил – начинаешь о хорошем писать – раз, все проходит. Вот так я наверное сумбурно сказал о мыслеобразах. Наверно, это мечта — мыслеобраз. Только надо уметь ярко, образно, точно представить в деталях. Надо просто не лениться. И все.

Вопрос: Что практически нужно делать каждому, кроме чтения книг и так далее?
В.Н. Мегре: Каждому нужно жить. И жить счастливо. Богато. С любимой и с любимым. Ну, то есть, надо строить родовое поместье на века. Вот она говорит: «Самое ужасное – это кладбище». Ну что такое мыслеобразы? Все ученые говорят: «Мысль материальна». Так вот, похоронили человека, и пока вы думаете о нем, как о мертвом, он никогда не воплотится обратно. То есть, получается, сами родственники не дают воплотиться душе человеческой. Она говорит: «А чем отличается кладбище от отхожего места? Почему несут тело родителя куда-то там далеко за город, подальше подальше. Себе в утешение чего-то поставят там и не приходят. А потом вот… как во Франции – не приходят на кладбище с известными русскими поэтами, никто не убирает. А нужно хоронить человека там, где его родовое поместье. Она своеобразно про это говорит, про реинкарнацию, про тело, что это такое. Про то как мы относимся плохо к телу. Вот если точными словами сказать:
Любимый мой!
Вечность впереди у нас с тобой.
Вступает жизнь всегда в свои права
Лучик солнышка блеснет весной
В новое оденется душа
Но и тело бренное не зря
Смиренно обнимется с землей
Свежие цветы и трава
Взойдут от него весной
вечно будешь слышать ты
пение птиц
и так далее… Это из пятой книги. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Дорогой Владимир Николаевич! Зачем было нужно Анастасии появляться в зале на прошлой конференции, если и на расстоянии она может видеть.
В.Н. Мегре: Вот знаете, у меня какое отношение к Анастасии? Пусть она делает что хочет. (аплодисменты в зале)
Идет куда хочет. Приходит когда хочет. Появляется когда хочет. Вот часто меня просят организовать с ней встречу. Она ж сказала, когда она выйдет. Вот и пускай она выйдет тогда, когда выйдет. И вот, по книгам я даже договора знаете подписывал на съемки. Представляете, какой абсурд, взял, подписал договор. А какое я вообще имел право. Человек совершенно самостоятельный, нормальный человек, вдруг за него, кто-то подписывает договор.
И мне, вот, допустим, фермер из Германии…вышла в Германии книжка на немецком языке…сел в машину, проехал в Сибирь не зная языка…звонил несколько раз мне. Переводчица говорит: «Вот он едет в Сибирь к Анастасии». Я же его не знал. Ну, я и так ему объяснял, и так ему говорил, что не надо это делать. Он все равно едет. Я тогда говорю переводчице: «Ну, тогда ему скажите, что я выезжаю к его жене, пожить». (смех в зале и аплодисменты)
А он отвечает: «А он не как к жене едет». А я говорю: «И я не как к жене его». (смех в зале)
Он все-таки поехал. Доехал до Москвы. Я просил людей, чтобы ему объяснили, чтобы он дальше не ехал, потому что такие дороги… Но он поехал. Потом приехал. И, когда я летел в Инсбрук, он встречал в аэропорту меня вместе с другими, с редактором, и он оказался великолепный человек! Ну такой! Да у него четверо детей! Великолепная семья. Там шесть или восемь коров. Он с ними разговаривает. А коровы привередливые, и некоторые – раз, и не хотят, чтобы он механически доил. Он идет к ним, как своих дочерей уговаривает помочь подоить. Ну и всей семьей выдаивают. А к нему едут из близлежащих городов. А я ему говорю: «Ты масло мне дай с собой, раз коровы интересные такие». А он говорит: «Нет масла. Молоко сразу покупают всё». И вообще такой интересный человек! Сидит, слушает, вроде бы языка не знает, а понимает все. Мы были без переводчика, там русские эмигранты… и вообще, сидим в гостинице, там, за полночь уже, там, ехать надо. Все выпивают, а он не пьет. А я говорю: «А чего он не пьет-то?» А он говорит: «Вот сейчас же захочется вам ехать, а он и повезет». И действительно, захотелось ехать, чего оставаться в гостинице и разговаривать. Сели на машину и поехали.
Вот он проделал этот путь по России с огромными трудностями. Я предполагаю. Ну, даже судя из того, что он рассказывал, у него и машина ломалась, и с ГАИ он разговаривал, непонятно как. (смех в зале)
И попал к каким-то людям, которые, ну, не условно освобожденные, ну, лес валят. И очень долго с ними разговаривал. И они ему помогали. Я говорю: «А как же ты разговаривал с ними, о чем?» Он говорит: «Я им об Анастасии рассказывал» Я говорю: «А как они могли тебя понять?» Он говорит: «А там один язык еще со школы немножко не забыл». (смех в зале)
Я говорю: «А сколько ты с ними разговаривал?» Он говорит: «Два дня» (смех в зале)
И приветы им там передавал.
Надо опять ехать, потому что я обещал к ним приехать. А вообще, меня удивляет Германия, вроде люди такие строгие, точные — а они такие же пылкие как и наши.

Вопрос: Создана ли партия «Сотворение»? Дают ли где-то людям участки для создания Родины?
В.Н. Мегре: Ух ты, вопрос отличный! Дают ли участки для создания Родины! А вот это сильный вопрос! А кто нам не дает, елки-палки, вообще, создать нашу Родину? Пусть попробуют не дать!
Знаете, я сам просто пишу книжки. Мне как предпринимателю, хочется, чтобы все было правильно. На законном основании. Чтобы все было защищено юридически. Вот фонд, представители владимирского фонда, в который стекается вся информация, и которой я пользуюсь время от времени, и с которой контактирую и они занимаются регистрацией сейчас устава. У них недостаточно заявлений. Надо, чтоб заявления были от 50-ти регионов, тогда будет Всероссийская партия землепользователей «Сотворение». А у них сколько-то там недостает, поэтому… кто эту идею поддерживает… Юридически чтобы оформить, нужно вот такое заявление. Также они обратились в администрацию по поводу земли, и вот, земля… Запросили полторы тысячи гектар, а администрация ответила, что одним большим наделом такого нет, и сейчас рассматривается вопрос о нескольких наделах на месте. Может, это будет по 50 гектар. Вот в таком состоянии все это находится.
Понимаете, если есть люди, которые могут в этом поучаствовать, помочь… Вот, кстати, Валентина Терентьевна мне передала устав, кто-то сделал здесь. Я прочитал, мне он понравился. Но мне нравится и то, что девочки сделали в фонде, может, это объединить и сделать единый какой-то устав. Обсудить. То есть, надо, чтобы появились люди среди вас, какие-то политики, которые бы оформили статус этого движения. Это наверное, будет первое движение, которое поистине начнется не сверху, а снизу. И, наверное, это будет первое… красивое движение. Мне хотелось бы так. У меня просто нет организаторской способности этим заняться, но, может быть среди вас найдутся люди, которые смогут этим заняться. Я не буду в стороне, я тоже буду спорить, если что-то будет не так. Вот, наверно, плохо ответил.
Вот есть фонд, у них есть информация. Туда можно обращаться, можно нечто делать.

Вопрос: В каких странах изданы ваши восхитительные книги? На сколько языков переведены?
В.Н. Мегре: Наташа, она юрист фонда, она ведет вот эту статистику. Я, честно говоря, и не очень то этим интересуюсь, потому что вот, как увлекусь какой-нибудь проблемой, так вот и занимаюсь и занимаюсь ей…
Немецкий, французский, польский, голландский, чешский, эстонский, латышский, сейчас ведутся переговоры для перевода на испанский, итальянский, и иврит. И болгарский у нас неофициально. Ну, они просто сами сделали так, как бы не зарегистрировавшись в фонде. Ну и в Англии тоже так же сделали.
Ну, будет переведены на все языки.

Вопрос: Как вы боретесь с собственной самостью? (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну, я с ней не борюсь. Понимаете, вот эта первая книжка, она… Ну, вот, дедушка же говорит Анастасии, что: « Если бы Анастасия не сделала изначально вот это вот нечто, то гордыня, самость уничтожила тебя. Теперь тебя им не достать. Преграду внучка перед всем поставила». То есть вот этот вот образ, который сложился первоначально, не всем приятный, нехороший…. он наверно, так и будет всегда при мне. И вот именно он и не даст… Он именно и поборет эту самость. Может быть, в какой-то степени я и изменился… вот вопрос, в лучшую или худшую сторону… Самому не всегда понять. Вредные привычки присутствуют. Ну, то есть, не борюсь я с ним.

Вопрос: Бросили ли вы курить? (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну вот видите, сколько уже стою перед вами и не курю. (смех в зале)
Могу и выпить, могу и покурить. И я понимаю, что это нехорошо, и в тоже время, наверно, иногда это бывает и нужно. Да, конечно, бывает нужно, потому что если стать полусвятым, преждевременно, то никто тебя уже не поймет. По крайней мере из тех, кто курит и пьет. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Как воспринимает ваш сын курящего отца? И когда вы с ним виделись?
В.Н. Мегре: Ну, я всегда при нем, вот ни разу не курил, это уж точно. И вот в шестой книге я описываю первую встречу с ним, вот, не как первую, а осмысленную встречу, когда он говорит.
Ну, просто, я так хотел, когда пришел туда, чтобы Анастасия поговорила с ним, потому что он редко меня же видит, и вот, осмысленным ни разу не видел, и вот, хотел, чтобы она с ним поговорила и объяснила, что такое отец, что нужно его слушать, что нужно к нему относиться с уважением, ну и так далее… Потому что, ребенок же, есть ребенок.
И я пришел туда, и сидел и думал об этом, чтобы попросить ее, и какие слова она должна сказать ему, потом какие слова я ему тоже должен сказать. И вот сижу и чувствую, что сзади… Вот она когда подходит, всегда чувствуешь, просто как-то, как тепло становится. Чувствую, она подходит, подходит, и я обернулся, и увидел, что… он стоит. Нет рядом Анастасии. И..я..И..он первый заговорил: «Здравствуй папа. Ты извини, что я прервал твои размышления, я просто рядом хотел постоять». Ну а потом стали с ним говорить, и я спросил: «Как ты относишься к тому, что происходит у нас, что делаю я? Тебе рассказывала мама?» Он говорит: «Да, конечно. Ты герой, папа». Я говорю: «Почему?». «Потому что ты ходишь всегда туда, где очень-очень трудно людям. Я тоже, когда вырасту, хочу туда пойти. Только я хочу подготовиться и быть таким же сильным, и чтобы мысль у меня так же быстро мчалась как у мамы». Все это описано будет в книге. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Вы говорили, что кладбище – самое страшное. Почему?
В.Н. Мегре: Ну еще в недавнем прошлом хоронили людей в склепах, рядом. А теперь куда-то далеко… Ну, просто сходите на кладбище и посмотрите там наши недалекие предки, родственники, выброшенными. Никто уж так за ними не ухаживает. Трудно рассказать коротко, я просто не могу найти слов, чтобы ответить. Она говорит: «Вот в этом родовом поместье тебя невозможно ограбить». Можно украсть, забрать квартиру. Можно, скажем, украсть какую-то вещь..Ну и так далее. Но кому нужно грабить поместье, в котором ты просто отравишься. Это не мистика. Если придешь с агрессией. Она говорит, что каждая травинка любит того, кто рядом, кто ее лелеет. Каждое животное… Человек приучил всех животных, если так разобраться. В одной стране верблюдов, в другой лошадь, в третьей, там, еще кого-то… Ведь ничего нет странного, что рядом живущие с Анастасией звери… вот ее слушают. И я видел как волчица воспитывает волчат. Это совершенно такой естественный способ, вот, как относиться к Анастасии. Я тоже буду об этом писать в книге.
Когда человек умирает, и если он будет похоронен в этом саду, в этом лесочке, который рядом с поместьем, происходит некий эффект – у каждого человека есть чувство страха, человек чего-то боится иногда, непонятно чего, этот страх может свести с ума, и, вот, когда кто-то попадает с агрессией в это место, родовое поместье, которое существует несколько поколений, у него сработает это чувство страха, ему мало не покажется. Ну, и потом, как она говорит: «Тело смиренно обнимется с землей и вырастут из него свежие цветы и трава». Деревья будут расти, которые посажены рукой ваших родителей. И трава, которая выросла из тел ваших родителей. Наверное, дом, это не то, что стены, стены квартиры, или стены особняка – а это то окружающее пространство, которое нас окружает. И обязательно это пространство должно быть живым. Она говорит, что таким способом можно жить вечно. Но и действительно, мы же забываем о своих родителях, они еще и умереть-то не успевают, а мы уже о них иногда забываем. А уж когда умерли – и подавно.
А здесь мы общаемся с окружающим, ведь родители, это неотъемлемая часть этого окружающего. То есть – не ощущается, что они умерли.

Вопрос: Скажите пожалуйста, есть ли у Анастасии медальон из кусочка звенящего кедра?
В.Н. Мегре: Она не носит медальона. Спасибо тем людям, которые высылают ей крестики и так далее, но…она не носит медальонов.

Вопрос: Вы могли бы создать книги, в которые вошли бы все высказывания Анастасии без подтверждений?
В.Н. Мегре: Я знаю, что некоторых раздражает подтверждения и так далее. Я думаю, что такие книги будут изданы. Мне предлагали даже сноски делать. Я хочу дописать так как могу сейчас, а потом будем разбираться. Я, может быть, даже некие ошибки… они многих раздражают, там, некоторые ошибки… Я имею ввиду грамматические, слова там не так стоят…Собственно вот эти вот книги, получается, что это не книги, это черновики. И грамотные люди, корректоры профессиональные, просто берут книги, корректируют и высылают. И недавно прислали две книги мне, которые я написал, «Сотворение» и «Пространство любви». Прямо в книгах там вклеены листочки, женщина, Надежда Врубель, сделала великолепную корректуру. Вот теперь это такое будет художественное произведение! Такое удовольствие доставила! Понимаете, она специально стала изучать русский язык, в смысле она знала русский язык, грамматику, накупила словарей и делала очень долгое время вот такую корректуру. Я хочу, чтобы переиздали книгу и в таком виде. Но я оставлю то, с чем я согласен там. А то некоторые говорят, что совсем безграмотная книжка. А пускай теперь будет совсем художественная. Нет, я конечно понимаю, что она гениальная и такая, но пусть теперь и такая будет.

Вопрос: Хотелось бы узнать об отце Феодорите и будут ли выставлены те святыни, которые хранятся в хранилищах монастыря на всеобщее обозрение?
В.Н. Мегре: Вот, знаете, фигура отца Феодорита, этого монаха российского, довольно своеобразного. И вот, знаете, я о нем написал… Я считаю, он какой-то необыкновенный человек. Он, наверное, каким-то образом, мне вот, что-то дал, тогда еще. И Анастасия про это говорит. И я вот, думаю, что-то есть в нем необычное, но вот, почему, неужели это только я вижу. Почему другие не видят, не знают это? И мне хотелось, чтоб об этом человеке не только я сказал, потому что некоторые будут думать об этом человеке, что это вымысел, или еще что-нибудь, что-то преувеличено и так далее. Вот, несколько дней назад принесли книжку мне, «Троицко-Сергива Лавра» написана доктором богословских наук, я не помню фамилию, там написано: устав какой там в Сергиевой Лавре за последние сто лет был, какие люди там были, кто был наместником. Я вот это просматриваю, и думаю зачем мне эту книжку прислали. А сердце ек..ек.. «Зачем мне эту книжку прислали, значит в ней что-то есть, зачем, зачем» Раз, 141страницу открываю – там маленькая черно-белая фотография отца Феодорита… Это просто было сказка. Был вечер, я один сидел в кабинете, и там полстранички сказано о нем, что это отец благочинный Троицко-Сергиевой Лавры, что он единственный в то время, кто выходил и читал проповеди. Так читал, что его слушала молодежь. А я то, первая встреча с ним, просто зашел так, в храм, и восхитился, как он… говорит. И я прошел, там, где они все проходили и никто не остановил, и он стоял, ждал. Вот такая история. Полуфантастическая. А теперь о нем там сакзано, в официальной такой книге, и сказано, что он пытался бороться, бороться с тьмой. Было это в хрущевские времена. Что он всегда был прямой и внешне и внутренне. Вообще – это удивительный человек. Вот он монах, казалось бы, а он разговаривал просто как отец. Вот говорят «духовный отец», «духовный наставник», вот как бы он тебя учит духовности. А ведь диалог как с ним строился – придешь, он говорит: «Как дела?» Вот, говоришь, вот это, вот это. Он говорит: «Ну хочешь отвлечься? Пойдем, пройдем куда-нибудь». Ну и пойдем куда-нибудь. По залам, по кельям, и так далее. Прошло уже столько много лет, а я иногда ярко-ярко вспоминаю какой-то эпизод общения с ним. Или картину, которую он показывал, или кельи, которые он показывал. И, вот, когда он умер… Там в этой книжке говорится, что много монахов очень богатых бывает. А у него вообще не было денег. Он оказывается все деньги отдавал. Он раздал только несколько книжечек за два дня до смерти, своим друзьям-монахам. Книжечки свои раздавал, вещи. Вот, он чувствовал… лег… и умер. Ну вот так.
А он на самом деле и не умер, потому что вот, необычная история со вторым Феодоритом…Я не все понимаю в эзотерике, мне трудно во всем этом разобраться, но помню точно, когда он говорит: «Вот там находится наш скит. Вот там находится подсобное хозяйство. Вот там…». Показывает рукой, где вот, сейчас отец Феодорит. «Я наверное, хотел бы быть там». Для чего он мне это говорил? И потом, когда я туда пришел, там тоже отец Феодорит. Он меня принял точно так, как этот. Он такого же возраста, хотя прошел не один десяток лет. Ну, он все делал точно так, как делал тот. И он даже в трапезную повел. Вот, почему? Он имел возможность провести в трапезную когда высшее духовенство там ело. Я это хорошо помню. Я ел эту картошку. Они вообще великолепно там готовят. Вот пост, допустим, там же нет мясного, а так приготовят там картошку, соления, грибы, вообще нигде такого не поешь.
И когда я пришел в этот скит, в одной из книг я опубликовал фотографию этого скита, церковь этого скита, и, когда пришел в это подсобное хозяйство, он пошел в трапезную и поставил те же блюда и сидит напротив, улыбается. Вот такая история.
Я, вот, не хочу, чтобы было много мистики. Мне кажется, все на самом деле безумно просто. И я хочу, чтобы все это и было просто. Может это совпадение. Может это нечто. Может быть, это… Уж слишком много совпадений.
А серия, которая уже закончена, называется: «Кто управляет случайностями?» Там тоже, вот, совпадения, совпадения… Показана целая цепь совпадений.

Вопрос: Как узнать, где и когда будет презентация книги в Москве и как найти центр во Владимире?
В.Н. Мегре: В Москве презентация книги, наверное, будет перед новым годом в центральном доме литераторов. А точная дата еще не известна, потому что не заключен договор.

Вопрос: Владимир Николаевич! Скажите, есть ли в Москве центр «Анастасии»? Если есть, то дайте телефон.
В.Н. Мегре: Вы знаете, в Москве существовал центр, который возглавлял Александр Васильевич Солнцев. Сейчас Александр Васильевич работает над поместьем, над вот этой вот идеей. Что он делает, я не знаю, потому что я, мой подход к этому вопросу отличается от подхода многих. Я считаю, что нельзя ничего делать «сломя голову», нельзя будоражить людей. Нужно спокойно, основательно, на полном законном основании с поддержкой администрации все делать. Чтобы не было никакой нервотрепки.
Как таковой мне трудно контролировать несколько центров и поэтому я сотрудничаю с одним центром. В Москве, вот, сейчас есть один человек Надежда Врубель, которая там организовывает какой-то центр и будут работать вместе с фондом. Я еще там не был, но я думаю, что они сделают все нормально и тогда об этом будет сообщено. А сейчас я не могу сказать. Вообще в Москве три или четыре центра есть. Но я повторяю, что я с ними, так уж сложилось, не контактирую. Не потому что не хочу, не потому что отгораживаюсь, а просто так много информации, не успеваешь все переваривать. Если где-то что-то есть… люди сами работают, делают.

Вопрос: Будет ли следующая конференция в Геленджике?
В.Н. Мегре: Вот, конференции в Геленджике, ведь, не я организовываю. Вы вот думаете, что я вот что-то такое… бегал, все это организовывал. Я эту программу всего-то увидел день назад. Кстати ее, вот, хотелось бы переделать. И здесь есть организаторы, которые все это организовывают, у них сложился коллектив, у них сложился лидер, у них есть свой круг людей. И наверное, она будет, если меня пригласят, и будет возможность и я постараюсь приехать, так как и сейчас.

Вопрос: Владимир Николаевич! Как относится Анастасия к Сатья-Саи-Бабе? Занимается ли она материализацией вещей, например, продуктов питания для себя и ребенка и возможно ли это?
В.Н. Мегре: Ну а зачем ей реализовывать продукты питания, если они все Богом уже материализованы. И, цель материализации… А как относится к Саи-Бабе? Я не спрашивал.

Вопрос: Если бы вы почувствовали внутреннее удовлетворение вашей души, увидели возрождение России. И допустим, Анастасия попросила разделить с ней часть жизни, то есть, смогли бы вы отказаться от внешнего мира ради любви к Анастасии и от Анастасии ради любви к Богу. Извините за этот вопрос о силе любви. (Санкт-Петербург)
В.Н. Мегре: Ну, Анастасия ведь неотъемлемая часть мира. Я не думаю, что она настолько жестокая, требуя, чтобы кто-то отказался от внешнего мира. Мне этот мир очень нравится, потому что я вижу его недостатки, я прекрасно вижу все его достоинства, которые есть и которые будут в будущем. А потом я сделаю свое поместье. Конечно, мне неудастся много пожить, будут маленькие деревца, но зато мой сын, мои внуки, мои дети, дочь вот это увидит. Дочь дочери это увидит. И я думаю, туда с удовольствием приедет Анастасия и поможет что-то сделать. Но лучше это сделать, я хочу, сам. Я хочу сам все понять и сам сделать. Вот так, как я понял. Пусть это будет не до конца идеально, но это будет мое, мое.
А что касается, ради любви, ну….Понимаете, я же предприниматель, я бы мог пять лет уже лежать на полянке и плевать в потолок, ну, в небо. Но мне больше нравится вот так вот идти, действовать. Что-то делать ради того, чтобы такие полянки были повсюду.

Вопрос: В каком месте России планируется выделение земельных наделов для первых поселений? Ведь многие просто не знают ничего про организацию этих поселений, так как мы об этом узнали из брошюрки «Сотворение». Надо активнее распространять эту информацию и заявлений будет больше.
В.Н. Мегре: Ну да, надо. Но кому? Вопрос. Я просто пишу книги.
Надо распространять информацию. Все нужно. Но это зависит от вас. Я предполагаю, что это должно начаться в каждой области. И, может быть, не только в России. Вот в Германии Сольников своеобразно действует уже в этом направлении. Не начнется в России – начнется в другой стране. Мы все люди. И то, что, там, национальность, они значения не имеют. Хотелось бы, конечно, чтобы это было в первую очередь в России. И я так думаю, что так это и будет.
Надо собираться коллективчиками, маленькими инициативными группами, распространять эту информацию и обращаться в местную администрацию, и чтобы выделяли участки и начинать пробовать.
А вот сначала нужно собираться и обсудить, какая там будет инфраструктура, какая там будет школа, какие там будут дорожки, какие аллеи, какие улицы. Потому что одно дело твой участок, а другое дело общая инфраструктура поселка. Какие проекты. Вот один предприниматель, очень гордый, там где вот поместье, он такой гордый, что строит такой шикарный особняк. А я смотрю, он строит, знаете, вот из железобетонных панелей, керамической плиточкой-мозаикой отделаны. Ну вредное же это. А вот строит человек.

Вопрос: Владимир Николаевич! Скажите, какой строй управления страной должен быть, чтобы не нарушивать гармонии? Должен ли быть президент? Что об этом говорит Анастасия?
В.Н. Мегре: Знаете, такой вопрос…Конечно, это трудный для меня вопрос. Но тем не менее я высказываю только свое мнение. Я думаю, что нормальный у нас президент, нормальное у нас правительство, нормальная у нас ГосДума, не совсем нормальные мы. И, вот, что-то мы не понимаем. Нас, конечно, пичкают информацией какой-то непонятной…
Вот мне бы очень понятно было, если бы кто-нибудь из правительства, ну пусть даже президент, не говорил про эти кредиты, которые нам должны дать, не говорил про то, как у нас все будет… развитие, а просто вышел бы с телеэкрана и сказал: «Мужики! Давайте сбросимся. И начнем вместе что-то делать».
Но а как мы можем сброситься, как мы можем что-то делать, если есть безработные, если есть люди у которых нет достаточного жилья …ну и так далее. Достаточного дохода. Если ты безработный – бери вот землю, подумай, что на ней можно посадить, посади, сделай нормальный урожай. По крайней мере, прожиточный минимум будет.
Я вот этим хочу сказать, что нам не нужно думать, плохое или хорошее у нас, там, правительство, а нужно думать, нормально ли мы, вообще вот делаем. Ведь смотрите, что происходит – в Турции погибло тридцать тысяч от землетрясения… Вообще по статистике, ежегодно от землетрясений гибнет десять тысяч человек. Статистика за последние сто лет. За сто лет около миллиона.
Так вот за все это время от землетрясения… ну вот образовалась трещина, человек упал…на самом деле погиб только один человек. Один из миллиона. А все остальные погибли оттого, что загорелась электропроводка, обрушился многоэтажный дом… Под обломками того, что сами настроили. Как бы некто говорит: «Ну не делайте вы так. Это же ненормально. Это же противоестественно, это не для вас». Сто лет говорит. Сто лет все равно строят.
Раковые заболевания, которые в развитых странах… еще в Ветхом Завете сказано… ну не надо делать прививки на растения, мутанты получаются. Но люди делают прививки…
Вот такой получается результат.
И вот эта партия, дай Бог, если она создастся, если найдутся политики и будут действовать, она не должна ни с кем бороться, она не должна указывать, требовать, там, и даже просить. Она просто должна вступить в диалог. То есть мы должны все вместе «сброситься». Просто каждый из нас, кто понимает, кто осознал, должен действовать. Не разговорами, не духовными нотациями, а просто действовать. Взять и сделать родовое поместье, райский уголок, сделать счастливой свою семью. Рядом такое же сделал сосед, рядом еще сосед. Тридцать тысяч такое же сделало. Ну вот пожалуйста, Россия – цветущий рай.
Начнет поставлять Россия не нефть, главным ее богатством будет… а вот… этот продукт. Уникальный продукт, которого в мире нет. Просто нет. Вот то же масло кедрового ореха, просто кедра-то в мире нет. Настоящего кедра, кроме как в Сибири. Что бы там кто ни говорил. Потому что… ну растет кедр во владимирской области, его там посадили. Растет еще в других странах, но дерево само по себе, оно не может само расти. Оно должно взаимодействовать с другими деревьями. Кедр вообще один падает. Не может один выстоять. Когда достигает возраста, скажем, сто пятьдесят-двести лет. Его поддерживают другие деревья. Не понятно, чем питается, у него слабая корневая система по сравнению с кроной.
То есть, давайте МЫ начнем действовать. Внутри себя вообще «переключим» – нормальное станет правительство. Может, там сидят сейчас в правительстве, думают: «ну чего нам народу-то сказать? В конце-то концов. Ну вот это говорится, вот это говорится… А поймут… а не поймут… какой путь?» Ведь великолепно Путин сказал в интервью, когда давал западным журналистам интервью, великолепно сказал о Боге. Свое отношение. Фактически он по-Анастасии сказал. То есть созвучно.
Я был предпринимателем, не был никогда у власти. Я думаю, что это одно и тоже. Вот, у этих людей очень трудная жизнь. Необыкновенно трудная. Вот представляете, с утра до вечера решать какие-то проблемы, тяжелые проблемы.
Вот я на теплоходе шел… Внешне люди смотрят, думают: «Ну надо же, Мегре, такой предприниматель, такой теплоход, бары, все ему подчиняются там, какая женщина не пойдет если он захочет..». Ну и так далее. Это так вот со стороны смотрится. А на самом-то деле, с утра до вечера думаешь: «Ага, вот тут я явно ошибся, так, всё, тут надо ход ускорить, тут надо отстать…». Ну и так далее. Вот эти вот проблемы.
В правительстве тем более, я думаю, что таких проблем много. И вот я думаю, что нам бы это понять… Все говорят: «Дай, дай, дай». Вот, население… А, в конце концов, надо что-то взять каждому, да произвести такое прекрасное… Я опять возвращаюсь к родовому поместью. (аплодисменты)
Спасибо за аплодисменты. Я сумбурно стал отвечать на вопросы…
Строй должен быть хорошим. Он должен быть нашим. (смех в зале и аплодисменты)

Вопрос: Любовь, добро и мир вам! Приветствуют вас туапсинцы. Скажите, в этом году вы будете в Туапсе? И если будете, то когда?
В.Н. Мегре: Я тоже с любовью к вам, но в этом году вот как-то не удается съездить в Туапсе. Как бы, все распланировано, и я хотел бы с некоторыми людьми здесь встретиться. Но я передаю через вас привет всему Туапсе. Помню тех людей, с которыми встречался в прошлом году.

Вопрос: Уважаемый Владимир! Как Анастасия объясняет вопросы кармы? Отрабатывает ли человек прошлые ошибки в настоящей и прошлой жизни?
В.Н. Мегре: Я не могу отвечать научно на такие вопросы, в том числе и о карме. Но что касается гаданий, кармы… Вот вы, допустим, кто-то из вас придет к целителю или к кому-то, он вам скажет: «Ты вообще вот об этом все время думаешь, думаешь, это нехорошо. И вообще ты делаешь нехорошо. И вообще тебе надо переделаться». Все. Вы уйдете, теперь только об этом и будете думать. Ваша мысль скована, ликвидирована. Она уже не творит. Она думает о том, как я там что-то такое делал. Это же ужасно.
Вот есть система йоги: так нужно делать, вот нужно делать, вот так стоять, вот так дышать. Это ж можно до того дойти в конечном итоге: «чтобы переставить правую ногу надо ее сначала согнуть в коленке, потом вот так вот». Все, это же полностью атрофируется мысль.
Лично я убежден, что чувство, только чувство… Чувство – это сконцентрированная мысль. Сконцентрированная. Знаете, вот… и через чувство можно ускорять мысль. Раз, и…
Идут два человека и увидели прекрасный цветок. Один человек чувствительный и он говорит: «Как он прекрасен! Какой аромат!» и он получает наслаждение.
Второй говорит: «Стебель такой-то длины, так, по нему пульсирует то-то, ага, линии такие, они ему почему-то нравятся и т.д…». И он долго, долго будет рассуждать на эту тему. То есть я хотел сказать, что чувствами можно быстрее.

Вопрос: Очень интересная информация о дольмене прамамочки. Женщинам уже пора туда ходить. Где же он находится?
В.Н. Мегре: Вообще ситуация с дольменами… Понимаете, вот я в книжке написал, я туда пошел. Меня просто вот тронуло, что говорила Анастасия, тронул ее рассказ. И я думал: «Ну как же так получается?» Пришел, посидел, выпил, как вот положено на кладбище там и все. Без всяких «завихрений». Почему-то тут понаделали эти названия сейчас. Это же не искренне всё. Прежде всего нужно идти к любой святыне, будучи искренним. Я не призываю всех прийти да выпить там. Но и не лицемерить. Если куришь, то и не надо там… что я такой-то растакой-то.
Вообще, я как-то не очень понимаю… всякие вот кулоны… там… всякие вот такие вот вещи.
Меня глубоко задела та теория, что говорит Анастасия, логически доказывает, что если вы понимаете, что существует Бог, личность… Не важно, в какой он форме и так далее. Но существует Родитель… Вы понимаете, что вы его дети. Никакой родитель не хочет, чтобы его ребенок был глупее, дурнее. Любой родитель хочет, чтобы ребенок был умнее, правда, ведь. И Бог творил человека как умное существо. Своего любимого сына. Он все отдал.
Вот, знаете, перечитываю сам то, что она рассказала о Боге, где Адам отнесся так к Еве… Не оценил женщину, прекрасную женщину, которая к нему подошла…из книги «Сотворение». Когда Бог отдавал последнее, что у него было, это последняя искорка Любви, и говорит: «Спеши. О, как прекрасна ты, Любовь, искоркой одной! Ты, Любовь моя, спеши, не рассуждая. На Землю опустись и в Них вселись. Всех будущих моих сынов и дочерей». То есть вот он все отдал. Великолепная песня есть из Егорьевска. Мы всё: «Дай, дай, дай». А Он всё отдал, всё. Оно всё есть. Мы же просто не видим. Не понятно, как мы… вообще куда мы зашли? Вот это меня интересует.
Вообще… сбился с вопроса. А…о дольменах. Хочу, чтобы не было никаких поклонений. Я против этого. Я… мы… вы… каждая сильная… можете быть сильной личностью. Каждая женщина может многое сделать из мужчины. Мне кажется, что не нужно ни перед кем поклоняться. Нужно понимать. И, каждая женщина может открыть в себе… каждая мать, такое же отношение к своему ребенку, как и прамамочки Анастасии. Понять то, что понимала прамамочка тоже можно будет. Я не хочу делать очередного идола, чтобы было какое-то поклонение. Вот пройдет время, все это будет ясно. Сейчас пока я не чувствую, что нужно говорить и указывать, где дольмен. Сами смотрите. Как почувствуете, так и поймете.

Вопрос: Владимир Николаевич! Какой регион России вы хотели бы выбрать для своего родового поместья?
В.Н. Мегре: Вот не знаю. Она говорит, что найдется то место, что придешь и скажешь, что… вот так, вот тут будет хорошо. А еще она оповещает о ликвидации преступности. Я говорю: «Вот как бороться с преступностью?» Она говорит: «Есть почва для преступности. И ты ничем не отличаешься от преступника, который, скажем, калечит людей». Я говорю: «Как это так?» Она говорит: «Даже ты более жесток» Я говорю: «Почему? Я же никого не калечу». Она говорит: «А свое тело? Как ты к нему относишься? Если ты употребляешь определенную пищу и еще что-то…». Ну, в общем, как ты относишься к своему телу – это тоже преступление.

Вопрос: Спасибо большое, Владимир Николаевич, за шишки, привезенные на прошлой конференции. У меня взошли кедры, но к сожалению мало. Спасибо. (г.Краснодар)
В.Н. Мегре: Сережа еще привез шишки, и я думаю, что вы получите и для всех хватит.

Вопрос: Как Анастасия считает, существует ли перевоплощение души?
В.Н. Мегре: Она считает, что количество людей на Земле, живых тварей, всегда…Вообще, количество людей во Вселенной одинаково. Оно и не увеличивается, и не уменьшается. То есть, оно может, конечно, уменьшаться, тогда увеличиваются какие-то твари, и наоборот. И утверждает, что человек вечен на самом деле. Если он это сам поймет.
Вот мы внушили, что мы бренны, что мы не вечны, что все где-то там хорошее, а здесь только плохое. Вот оно так и получается тогда. Вот мне кажется, что эта мысль ненормальная, неправильная. И никто нам никакого не создавал здесь ада. Мы сами его создали. А мы должны жить в раю. Давайте жить в раю. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич! Приседаете ли вы девять раз в банках? (смех в зале)
Вы сейчас богаты и счастливы?
В.Н. Мегре: А я в банке наличные деньги не получаю. Поэтому не приседаю. Но когда это приходится… а потом думаю: «Присяду?» Не потому, что там верю или не верю, мне просто банки жалко. (смех в зале)
Один раз получил – кризис начался банковской системы недавний. А второй раз…у меня сберкнижка была на Тверской, там отделение банка было, там была заведена книжка и там счет был открыт и однажды я ехал в Москве, понадобились деньги, я остановил машину там, пошел и получил десять тысяч. С книжки снял. И потом второй раз понадобилось, я подъехал, хлоп, а этого отделения уже вообще не существует. Спрашиваю: «Почему не существует?» «А вот здесь, — говорят — наличкой не выдают и клиентов вообще не обслуживают. Перевели куда-то» Ну я еще один раз посмотрел, хватит, буду приседать. По крайней мере физзарядка будет, а то вообще налички не буду получать.
А то, что Анастасия сказала, что: «Ты будешь самым богатым человеком»… Теоретически я сейчас предполагаю, что это так и будет. Если иметь в виду рубли. Ну не сейчас, значит, чуть позднее. Надо еще подождать чуть-чуть. Осознать, что делать с этим богатством, потому что… конечно же, тиражи увеличиваются. Книжки начинают печатать за рубежом, а там гонорары выше, чем в России естесственно. Но, как бы… все равно, всегда будет мало. И, что такое богатство? А мне сейчас достаточно. То, что есть у меня – уже достаточно. Я считаю себя очень богатым человеком и не потому, что у меня есть некоторая сумма денег, небольшая, а потому что я могу исполнять свои желания просто. А у меня нет таких желаний, чтобы построить дворец. Совершенно ненужно. Там столько убирать, пыль вытирать, людей нанимать. А я люблю, когда я работаю, мне нужно быть одному, чтобы никто не мешал, тогда все вот заполняется чем-то. И, конечно, я счастлив. И вот, машину, допустим… захотел машину, вот, думаю, надо купить какую-то машину, потому что такой кабинет вот у меня, там лес, там за городом. Позвонил дочери, зятю, какую машину лучше купить, через несколько дней у меня под окном стоял джип «Чероки». Великолепная машина. И я тут подумал: «Надо же, как я своих детей воспитал! Все родители как бы, им помогают, а они мне помогли» То есть, вот в этом, наверное, и есть счастье. Мне хоть и нужна такая машина, я счастлив. И думаешь: «Ну надо же, вот они как смогли сделать! Приятно».
Да, конечно же, я счастлив, но… все дело в соседях. (смех в зале)
Оказывается, быть счастливым невозможно, если соседи плохие. Так вот я хочу, чтобы вокруг соседи были счастливые. Вышел, там, крикнул: «Привет!» Там идет счастливый сосед. Там счастливая соседка. Там бежит ребенок нормальный. Тут вот, счастливые. Тут вот, тоже счастливые лица. Так здорово. Вот так надо! (аплодисменты в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич! Расскажите, пожалуйста, немного о доме, который бы вы хотели построить в своем родовом поместье.
В.Н. Мегре: Мне нравится такой проект, знаете, архитекторы прислали… Я мечтал, там, на бугорке, стены землей засыпаны. Я не архитектор, мне долго объяснять. Здесь есть архитекторы, и вот этот проект «Лисья нора», его опубликуют. Все равно более толково ничего не скажу. Так вот представляю, вижу, а сказать не могу, нарисовать тоже не могу… пока не могу.

Вопрос: Владимир Николаевич! Вы действительно были на другой планете, или это фантазия?
В.Н. Мегре: Я не знаю. Знаете, вот, так вот… фокус. Гипнотизер, допустим, на сцену вызывает людей, человека и… раз, гипнотический сон и он где-то там побывал.
Может быть она обладает гипнозом. Может быть это было сделано таким образом. Тело, естественно, там не было. Если посмотреть, там было написано, тело – это и не важно. И для меня совсем не важно, был я там или не был. Важно ощущение и важно, вот эта идея, которую она пытается доказать, что более сильного, более разумного, более совершенного существа, чем человек во Вселенной не существует. И что уровень, высокий уровень техники – это отнюдь не достижение ума, а, может быть, наоборот. Потому что…
Мы создаем машины, но по сравнению с тем, что уже создано живого, живые творения… Вот есть автомобиль, шикарный автомобиль, и есть лошадка. Анастасия такую притчу рассказала. Вот какой механизм из них совершеннее? Конечно, лошадка. Потому что еще не придумали еще механизма в автомобиле, который, вот, лег в автомобиле, а он тебя домой сам привез без водителя. А на лошадке можно. Там у нее внутри Бог заложил компьютер.
Был я на другой планете? Ну конечно был. (аплодисменты в зале)
Раз написал об этом…

Вопрос: В июле мне привезли книгу «Беседы под кедром». Почему об этой книге здесь никто не говорит? Ваша ли это книга? (г. Нижневартовск)
В.Н. Мегре: Нет, это не моя книга. Это, конечно, подделка. Беседы под кедром – Анастасия — это я, потом еще какие-то… Ну вот, выпускаются такие подделки. Как эти люди действуют? Они выпускают книги, которые внешне похожи, шрифт, обложку похожую. Люди покупают, почитали, потом видят, что это что-то не то. Да я знаю об этой книге, выпущенной где-то там, распространяется она по Сибири. Там, в общем-то, взяты главы из двух авторов каких-то, я не помню каких, потом… Ну в общем, полностью подделка. Они указали вымышленные реквизиты типографии, штрихкоды, эти люди… Я не буду на них подавать, я не буду с этим бороться. Мне это не нужно. Потому что эти люди, они совершили уже уголовное преступление, тем самым, что выпустили книгу под ложными штрихкодами и типография подпольно ее напечатала. Это серьезное преступление не передо мной, как автором, и перед теми авторами, а это преступление перед государством. Единственное, что очень плохо, я знаю, кто это выпустил, и я знаю ради чего они это выпустили. Но я не буду никак с ними бороться. И вообще даже не думаю о них. Единственное, что мне жалко, что вот эти вот, люди, они выдают себя, кстати, за очень духовных людей, действуют под маской духовности. Там якобы написано, якобы от моего имени, что я говорю будто-бы делается школа по типу Щетинина в Синегорье, и вот они даже деньги собирают под это. Я никогда ничего такого не говорил, тем более к Алтаю отношусь очень настороженно, никакой там школы не делается. Единственный вопрос, который меня беспокоит, вот эта вот, вся муть поднимается и пытается вот, людей увести. Неужели у нее это может получиться? И вот, я хотел бы, чтобы вы могли сами разбираться, где истина, где ложь, где искренность, где ложь. Потому что, вот эти вот, люди духовные… я занете, знаком с этим непонаслышке – а это целые организации под видом духовности так работают, преступные организации. Их надо… понимать. Научиться видеть, узнавать их сразу в лицо, какие бы они красивые слова не говорили.
Могу, знаете, могу назвать фамилии этих людей. Но я не буду это делать. Они будут наказаны сами по себе, и наказаны сильно. И поэтому если… Понимаете, Анастасия говорит: «Смени окружение». Я не хотел ничего такого делать, не хотел менять, а потом исчез компьютер, а потом… здорово, что он исчез – вся эта муть и выявилась. Будут выходить всякие книжки, будут пытаться трактовать, наверное, мои… будут «разбирать меня по-косточкам», будут Анастасию «разбирать». Но… я хочу, чтобы вы поняли – совершенно неважно, кто я, какой я, вот это совершенно неважно. И я думаю, что… поймите меня правильно, не очень важно, кто такая Анастасия и какая Анастасия. Не важно, кто мы. Ведь совсем другое важно. Важно – идеи, которые там изложены.
Книги – это самостоятельно живущая сущность, существо. Оно вступает во взаимодействие с какими-то струнами человеческой души и делает свое дело. Ну, хорошее или плохое – разве это имеет значение. Вообще, есть я или нет, тоже уже не имеет значение. Всё уже произошло и будет происходить. Хотя, конечно, мне грустно, что есть люди, которые вот, могут идти на такое.
А здесь есть представители с Алтая?
Ну, вот, Ольга Гусь говорит, что это ее книга. Сначала мне это один человек рассказал, теперь она утверждает, что я украл рукопись у нее. Первый экземпляр, потом второй, потом третий. Студентов-москвичей тоже у нее увел, которые печатали первую книжку.
Ну, что мне про это говорить? Ну, если человек больной… Дело не в ней, она даже молодец, в какой-то степени. Это же надо, выйти: «Анастасия – это я». Но только надо… она не сообразила, что Анастасия никогда бы не вышла и не сказала: «Здравствуйте, Анастасия – это я». То есть, что ты хочешь, что ты Анастасия? Что ты хочешь, в конечном итоге? Ну, если ты можешь писать, то пиши. Обидно только то, что этот человек — целитель. Что он принимает людей. Что этот человек кодирует людей. А человек психически ненормальный, сам по себе, потому что вот, такое сказать… Важно, чтобы вы научились понимать, где ложь. Если во второй книге полкниги описывается события в Москве, которые произошли со мной лично, и люди вот эти вот, указаны фамилии – это не вымышленные, тех же студентов и других людей. Там жизнь моя в этих книгах.
Если капитан теплохода до сих пор на меня обижается, что я в первой книге написал, что мы с ним с девочками «гуляли»… (смех в зале)
Если вся команда теплохода видела все эти ситуации и знала, то …вы понимаете, только больной человек может сказать, что …
Хотя, знаете, еще говорят так, что — Мегре не существует. (смех в зале)
Ну пусть так говорят. Это тоже значение не имеет. Важно – есть книга. Важно – что есть люди, которые начнут действовать. Вот и всё. Людей, что, тоже не существует?
Меня больше всего волнует, чтобы вы сами научились их сами распознавать и говорили им: «А вы, ребята, нехорошие. А не какие вы не духовные».
Вот, знаете, удивительно было и никто не понимал, почему Анастасия стала делать ставку на предпринимателей? Я вот, смотрю на этих «духовных», которые занимаются такими вот делами, и у меня такое впечатление складывается, что истинные святые – это предприниматели. (смех в зале и аплодисменты)
Если он хочет показать, что он там, такой «крутой» — он садится в мерседес, едет в банк(хоть и денег занял на самом деле) или еще куда и говорит: «Я «крутой»! Видите, вот я такой, какой я такой!»
А это же такие – ручки сложат, святой такой, чуть ли молится на него нужно… А чего ты святой-то весь? Чего ты показываешь, что ты такой святой? Если там ложь. Есть обратная сторона медали… ой, сейчас как расскажу вам про эти организации, жути нагоню… А хотел сказать…как можно легко проверить истинное учение от неистинного, ну, такой простой тест… Вот когда предлагают, что вот, надо так делать, и вот так делать… она говорит: «А ты представь, что все начнут так делать. Ну, скажем, говорят: «Надо читать мантру». Вот ты представь, что весь мир схватил чётки и стал читать мантру. С утра до вечера читай»… Ну там же у кришнаитов положено с утра до вечера это делать. В четыре часа утра встать, мантру читать, потом еще читать, потом еще что-то, потом еще что-то. «И вот представь, что весь мир читает мантру. Или весь мир живет в монастыре. В монастыри все пошли и живут в монастырях». И когда вот, на это смотришь – такой совершенно простой тест. Или вот, там в Индии сидят в горах святые… Ушел, уединился, он – святой, а ему все в чашечке еду подносят. Интересно, а как же тебе еду подносят, если ты уединился? А если все возьмут, сядут в горах, уединятся, ноги скрестят – кто будет чашечки подносить? (смех в зале и аплодисменты)
Вот смех такой. И тогда я этим же тестом проверил поместье. Вы сами себе, каждый может себе ответить, что будет, если каждый сделает свое родовое поместье на одном гектаре земли и превратит его в Рай. Но каждый, во всех странах. Что будет? Вот и всё. Будет Земля цветущим раем. (аплодисменты)

Вопрос: Семена для дачников все дороже и дороже, а воздух всё грязнее и грязнее. Как дела с очистительными коробочками для автомобилей и состоялось ли соревнование компьютеров, и решили ли задачу по очищению воздуха?
В.Н. Мегре: Как хорошо Анастасия сказала: «Череду правителей земных, каких бы храмов не воздвигших, потомки будут вспоминать, что грязь от них пришлось принять. Вода, всему критерием является вода. И с каждым днем грязнее становится она».
Вот нет коробочки, были попытки сделать, изобрести коробочки, были опытные образцы сделаны, но никто… такой масштабный эксперимент проведен не был. Не было и опровергнуто то, что она сказала. Теоретически, никто не может более эффективное предложение внести, чем вот это. Но это теоретически. Что касается внедрения на практике – вчера вот я говорил с очень хорошим человеком, что пора бы, скажем, на уровне Москвы или Санкт-Петербурга провести такой эксперимент. Но они не проводят, а сам я пороги обивать не буду. Тот кто первым этот эксперимент проведет, наверно, и будет лидером, может быть, даже и политического движения, я имею ввиду наших политиков. Ну да, воздух там грязнее, да?
Вода, вообще, это ужасно. Вся вода, конечно, мертвая. Вот в сказке есть мертвая и живая вода. Вот мы и пьем всё время мертвую воду, она убивает всё в организме, бактерии многие убивает. А в сказке почему говорится «мертвая и живая вода» — нужно сначала гадость убить, но тут же выпить живой воды. Мертвая кругом есть, она в бутылках и с газом, только где живой взять?

Вопрос: Какие нужно делать тренировочные упражнения, чтобы пользоваться лучиком?
В.Н. Мегре: Луч – это мечта, мысль. Это мысль о том человеке, о котором… ты думаешь. Если… Вот там, во второй книге, написано, что нужно сделать, чтобы мечта осуществилась. Вот посмотрите, попробуйте сделать также – всё получится.

Вопрос: Анастасия говорит, что изменение сознания общества необходимо начать с перевоспитания женщины. Чем конкретно это осуществляется, и как это осуществить?
В.Н. Мегре: Нет, я не за то, чтобы женщин перевоспитывать. То есть, я не согласен с тем, что вот тут сказано, что с воспитания… Может, с самовоспитания? Может быть, женщины должны осмыслить… Анастасия говорит, что очень много зависит от женщин. Элементарные такие вот вещи… вот смоделируйте себе такую ситуацию: все мы не хотим, чтобы была война, так ведь? Не хотим, чтобы были войны, чтобы были конфликты, чтобы были бандиты… не хотим мы этого. Но пусть сами себя женщины и спросят, почему это они в постель ложатся с бандитами, с воинами, с теми, кто воюет, на той и на другой стороне? Теперь представьте на минутку, что вдруг женщины все договорились, решили не спать с ними. Знаете, ни одного солдата не найдете. И ни одного бандита. (аплодисменты в зале).

Вопрос: Владимир Николаевич! Фамилия Мегре – это псевдоним или фамилия?
В.Н. Мегре: Это фамилия.

Вопрос: Что стало со звенящим кедром, который дедушки Анастасии хотели распилить и раздать всем?
В.Н. Мегре: Растет.

Вопрос: Владимир Николаевич! Можете уточнить значение деятельности Кирилла и Мефодия в жизни Руси?
В.Н. Мегре: То, что я написал, то и написал. Прав или не прав был? Была у нас культура, которая была уничтожена. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Как вы понимаете выражение: «Громада темных сил»? Возможно ил использовать вместо слова «сила» слово «шлак»?
В.Н. Мегре: Может быть можно.
Вопрос: Почему в программе написано, что в работе конференции участвует Анастасия, а ее нет? (г. Тула)
В.Н. Мегре: А я программу эту не представлял.

Вопрос: Владимир Николаевич! Я как-то раньше спрашивала и цифре 9, которая часто упоминается в ваших книгах. Сейчас вы опять назвали цифру 9 тысяч поселений. Почему опять 9, а не 7 или 10? Какое это имеет значение? И дедушка говорил, что вы напишете 9 искренних книг.
В.Н. Мегре: Я не знаю, какое это имеет значение. Просто… получается такая цифра, такая информация есть. Если кто-то сможет помочь определить – буду благодарен.

Вопрос: Можно ли строить дом из кедра, и если да, то где его взять?
В.Н. Мегре: Можно строить дом из кедра. Это сделал Соломон. Но из кедра того, который уже созрел, т.е. который можно будет брать и использовать. Где взять – только в Сибири.

Вопрос: Лаврова в своей книге «Ключи к тайнам жизни» расшифровала некоторые явления, связанные с Анастасией. Читали ли вы это? Если вы знаете об этом, то прокомментируйте, пожалуйста.
В.Н. Мегре: Ну не только Лаврова. Некоторые писатели… вот сейчас уже и за рубежом высказывают свое мнение в отношении, что такое Анастасия. Откуда она, что из себя представляет, ну мнения такие, например: инопланетянка, какие-то силы, богиня, ну и так далее. У меня долгое время не складывалось собствнное впечатление, у меня эти высказывания оказывали очень сильное давление, но сейчас я склоняюсь, что она человек, просто человек, просто женщина. (аплодисменты в зале)
Но тогда я пытаюсь ответить на вопрос: «Кто ж тогда мы? И я в том числе?»

Вопрос: Уважаемый Владимир! В человеческом обществе очень актуальна проблема одиночества, с кем строить родовое поместье, много одиноких женщин, мужчин, стариков. Проблема общения не решается. Как создать семью, если общество разобщено. Потенциальных семей мало, кругом одиночество. Может ли иметь мать с детьми или отец. Ваш ответ на эту проблему.
В.Н. Мегре: Вот, ни одной одинокой женщины не будет. Может только быть одинокие мужчины. Вот вы представьте женщину, не важно, с ребенком, не важно, пожилая не пожилая, просто женщину… Которая просто начала строить вот это поместье. И денег у нее нет. Вот у нее гектар земли, вот она эти колышки там, вот она где-то там тащит что-то… ну ставит… Знаете, это… женщина, внутри которой живет огромная сила, осознанность. Она не может быть одна, к такой женщине тянутся мужчины. Ведь не… ну, мне доводилось видеть и красавиц… а что такое вообще красивость? Знаете, вот женщина, там, накрашенная, допустим, хорошо очень одета модно…как правило, на таких и не очень-то женятся, если так вот по большому счету сказать. А скоро будет в моде живой румянец, да и вообще, женщина, которая здоровая, со здоровым цветом – вот это красиво. У которой темпераментные движения, как бы погружаешься в некоторую ауру с ней. И если женщина строит… даже если ей лет шестьдесят, даже если лет семьдесят пять – она пошла и строит. Получилось так, что ее предки не заложили ей родовое поместье, вот она закладывает для своих детей, пусть они где-то по свету разметаны, они вернутся сюда. Она бросает в землю это семечко и садит вот эти деревья… Пусть она будет жить в маленьком-маленьком домике, доживать там свое, но вырастают деревья из которых ее внуки построят деревянный дом. Представляете, дом из деревьев, которые посажены рукой матери или бабушки! Потрясающе! Вот мы говорим об энергетике, о шамбале – так вот это и есть шамбала. И то, что Анастасия говорит о том, что нужно родить… задумать, зачать, родить… и девять месяцев женщина должна выносить ребенка в этом вот месте, в этом родовом поместье – тогда для этого ребенка она оставляет шамбалу, тогда она оставляет для него место, где ребенок может вернуться, отдохнуть душой, быть здоровым, вылечиться. Нет на земле более сильного места для человека, чем вот это место, которое сотворит для него его мать. Мне повезло в жизни, я глубоко это прочувствовал – сохранился сад, который посадил при мне мой дедушка в деревне, где я провел самые прекрасные годы своей жизни. Неизгладимое впечатление, когда входишь в этот сад, я два раза туда ездил, непередаваемое, потрясающее… И ничем это не заменить!
Поэтому… не будет одиноких женщин. Будут женщины, которые не могут вить гнездо. Вот они будут одиноки. Все остальные будут счастливыми. (аплодисменты в зале).

Вопрос: Расскажите о школе Щетинина. Где можно узнать информацию о ней, приобрести литературу, поучиться? И как можно помочь школе Щетинина?
В.Н. Мегре: Свое мнение о школе Щетинина я написал в книге, и его не меняю. Это великолепная школа, это великолепный человек… А в будущем, в каждом поместье, будет создана такая же школа с участием родителей, где в процессе воспитания будут принимать непосредственное участие сами родители. И не важно, что там преподавать или не преподавать – дело всё в другом — дело в собственном поведении и в собственном образе жизни. И я думаю, что наши архитекторы учтут, что в этом поселении должна быть школа, где люди бы собирались, где днем бы учились дети, играли малыши дошкольного возраста, а вечером собирались взрослые и танцевали или просто беседовали. Ну… нечто такое. Всё это, знаете, очень легко осуществить, ну очень легко. Всё это совсем несложно.
Вот сколько есть заявлений от желающих у вас? Около трехсот заявлений? Вот это уже городок. Представляете, триста поместий, триста гектар!
Из Чехословакии приехали люди, вот, строитель муж с женой, он прораб, а другой архитектор – тоже пытаются принять участие в строительстве.
Короче говоря, мы построим прекрасную Россию и сами будем в ней жить. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич! Если попробовать послать импульс добра и любви с конференции нашему президенту Путину и делать это почаще всем – ему будет легче и нам лучше.
В.Н. Мегре: Ну, кто может, шарахнете импульсом. (смех в зале)
А я постараюсь ему просто письмо написать. (аплодисменты)

Вопрос: Владимир Николаевич! Вы не знаете о дальнейшей судьбе Анютки? Вы писали о ней в книге «Пространство любви». Меня просил обратиться к вам с этим вопросом пятилетний племянник.
В.Н. Мегре: Знаю. Великолепно растет, великолепно развивается девочка, самостоятельная девочка. Знаете, Михаил Петрович Щетинин однажды мне сделал замечание: когда я обратил внимание из всей школы на двух только девочек, я не буду говорить, на каких. Они по моему мнению, заслуживали того, просто меня восхищало, что они могут, что они делают. Щетинин говорит, что им очень трудно будет, что их выделили… борьба вот, с этим вниманием, с этой самостью.
Анюта еще не настолько окрепший человек, чтобы с этим бороться. Я не хочу ей доставлять неприятностей и поэтому не хочу подробно рассказывать, где она находится в данный момент и что делает. (аплодисменты)

Вопрос: Владимир Николаевич! А городу Новороссийску вы тоже даете отказ на встречу? Если нет, то найдите пять минут поговорить с нами. (с любовью, Новороссийцы).
В.Н. Мегре: Вы знаете, я с удовольствием бы с каждым переговорил, но вот такой возможности нет. Пожалуйста, кому нужно поговорить, в фонде запишитесь и они распределят по времени и, скажем, завтра выйдут и объявят где и на сколько минут можно будет встретиться. Если это удастся – я встречусь с большим количеством людей. Если нет, то остальным просто будет дан ответ просто через фонд или еще как-то.
Но в Новороссийск не смогу поехать.

Вопрос: Владимир Николаевич! Как вы относитесь к людям, которые могут помочь другим ощутить радость жизни, также, как Анастасия в свое время помогла девочке Анюте? Считаете ли вы такую помощь необходимой? (центр «Возрождение» Башкирия, г. Белорецк)
В.Н. Мегре: Несомненно, это необходимо. Конечно. Но я считаю, что самая большая помощь всему человечеству – это когда становишься сам счастливым.

Вопрос: Есть ли у вас желание привести партию пользователей к власти.
В.Н. Мегре: Это уже неизбежно. Я только никого не буду никуда приводить. Но то, что это будет самая мощная, самая сильная партия – это уже неизбежно. Кто это не видит? Поднимите руки. Кто в это не верит, и кто это не видит, что она будет самая сильная… Ну, вот…
Но это, понимаете, не значит, что привести к власти, захватить власть… Вот, она сама, вот эта вот партия… она своим действием, она просто поможет политикам. И знаете, что произойдет? У нас вряд ли будут больше выборы. Может и выборов больше не быть. Мало кто захочет быть политиком. Это ведь, представляете, надо постоянно уезжать из поместья. Это представляете, как Путин будет переживать – там у него чего-то растет на огороде (смех в зале) это же… где он может взять лучше, чем там, его рукой посажено, а ему тут надо проблем решать массу. Проблем будет меньше, намного. И я думаю, наступит такое время, когда народ будет просить своих политиков самим воспитывать своих детей, чтобы они там чем-то управляли. Потому что не очень-то захочется пойти и там сидеть в каких-то вот комнатах и так далее.

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! Кусочки кедра, крестики и другие изделия из кедра – сделаны из звенящего кедра?
В.Н. Мегре: Нет.
Если нет, то имеют ли они такую же силу, как пишете вы в книге?
В.Н. Мегре: Имеют, если вы в нее вложите. Суть-то в чем, почему нужно вот так вот делать? Как вот Прохоров (ученый биолог) говорит: «Да, они просто как аккумулятор работают и вбирают положительные энергии, если вы способны ее туда зарядить.

Вопрос: Недавно прочла книгу об экологически чистом поселении на озере Иберкуль. Там живут замечательные и светлые люди. Много ли поселений такого образца на территории России и помогает ли Анастасия таким поселениям?
В.Н. Мегре: Я, как бы, не знаю ни одного поселения, пока, в мире, которое бы соответствовало даже наполовину о том, о чем говорит Анастасия. Задуматься о том, чтобы такое сделать, я уже говорил про город Ауровиль в Индии, и есть поселения в разных странах, но… это не те поселения. Это… не то. Трудно выразить даже словами, что это такое. Ну, это новое в агротехнике. Это действительно сотворение вместе с Богом. И без разговоров о… духовности.
А действовать в соответствии с духом.

Вопрос: Говорят, что сначала были Адам и Ева, а потом резко первобытные люди. Расскажите о переходе от одного к другому.
В.Н. Мегре: Нет, просто мы все время буксуем на историческом факте, когда человек пошел по технократическому пути. Вся наша история говорит о ситуации, когда Адам уже съел яблоко, Ева уже что-то наделала. Вот, этот промежуток… а он, кстати, очень короткий, этот промежуток. Он совсем-совсем коротенький. А был еще промежуток, прекрасный, великолепный. Когда они жили, как в райском саду. Но это образно говорится. Так человечество жило. Как бы проще сказать… ну, потом была Атлантида, когда человек достиг тех возможностей с помощью мысли, коллективной мысли мог трудиться, воевать… А помыслов было недостаточно, вот, погибли. Было на Земле очень много катастроф, апокалипсисов. И люди подходили к определенной черте, и погибали. Вот впервые сейчас делается попытка, если это произойдет, только в этом случае, начнется то первоначальное, что было при Адама и Еве. Впервые делается попытка не дойти до катастрофы, а вовремя повернуть назад. Вот как Анастасия говорит… вот, знаете, самое страшное… вот, очень много то, что она сделала… вот, я сейчас начинаю понимать – она выплеснула в пространство образ, мысль.
Вы знаете, вот, сейчас приходят письма от некоторых духовных с матом. Они говорят: «Она дура, она ничего не понимает». и так далее. Что же их взбесило, как вы думаете?
А взбесило их, больше всего, слова Анастасии, где она говорит: «Не предсказал ты, Нострадамус, даты страшных катаклизм Земли — ты их создал, своею мыслью, и мысль людскую для воплощения страшного включил. Вот и сейчас, она витает над Землею, безысходностью людей пугая. Но ей теперь не воплотиться. Пусть твоя мысль с моей сразится. Анастасия я! И я тебя сильнее!» (аплодисменты в зале)
Спасибо.
А суть, когда психологи разобрали все это, действительно, можно запустить мысле-образ кончины света – и все готовятся к кончине света, и проповедуют… И люди живут соответственно. Что же там садить – конец света, вот он. Чего ж там выращивать триста лет кедр – вот он, конец света… И вот этот… Ну, конечно, она может сильно говорить, ярко, образно… И то, что она выплеснула эту мысль… эту мысль стали поддерживать люди. И много людей. И почему за ней идут? Непонятно.
Бард из Егорьевска пишет песню: «Признайся, Нострадамус! Был в настроеньи плохом..». (смех в зале)
Так, тоже стихами… То есть, вот, мне нравится светлый образ прекрасного будущего. И надо победить темный образ нашего будущего. Да, он уже побежден. (аплодисменты в зале)
Спасибо.

Вопрос: Владимир Николаевич! Просьба организовать встречу со всеми руководителями анастасиевских центров с вашим участием. (г. Одесса)
В.Н. Мегре: Подходите, назначьте время. Я буду здесь еще два дня специально для того, чтобы только встречаться. Вообще давайте пойдем куда-нибудь, погуляем, на полянку что-ли какую-нибудь. Возьмем с собой пива, может даже, поговорим. (смех в зале)
Почему бы нет?

Вопрос: Если все мероприятия конференции переносятся в данный зал, в том числе концерт Бардов, то многие желающие опять будут стоять за закрытыми дверьми. Просьба решить этот вопрос.
В.Н. Мегре: Ну, да, хорошо, попытаемся решить. А знаете, что предлагаю – если будут Барды петь в разных местах, вот этот зал будет разделен на много разных мест и они будут петь перед небольшой кучкой людей. Хотелось бы то, что поет Бард, услышало много людей. А это можно сделать только в одном месте. Кто мне предложил, вот организаторы, переделать программу, и каждый день сделать концерт все дни, был на этой сцене. (аплодисменты)
Потому что это лучшая сцена в Геленджике, здесь есть свет. И вот тут приехали коллективы великолепные, из Егорьевска, из Чебоксар(они спектакль по Сотворению сделали), Курск, и так далее. И еще, какой коллектив лучше, определить бы, и присвоить какое-то ему…
А, вот именно, зачем? Все хорошие. (аплодисменты)

Вопрос: Как вы относитесь к Бронникову и его методу?
В.Н. Мегре: Что это такое? Я просто не знаком, поэтому никак не могу судить об этом.

Вопрос: Поняли ли вы до конца о науке образности. Если можно, то подробней.
В.Н. Мегре: Я только примерно это прочувствовал. Но то, что она говорит – это потрясающе. Что вот один человек может завоевать государство. Что один человек может, не имея никакой должности, управлять государством. Завоевать может несколько государств. Ну теперь пусть осуществит.
Нет, я не понял это до конца, но…образ победить может только другой образ, более сильный, более яркий, более искренний, более достоверный. Я думаю, что ближайшие четыре-пять тысяч лет он не появится, более яркий.

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! В одной из книг вы упомянули о Виссарионе. Так как он не является для многих авторитетом, что вы об этом скажете.
В.Н. Мегре: Наверно, всё, что ни делается на этой земле – нужно. И вот Виссарион, это человек, который назвал себя Иисусом Христом, ушел и пытается делать уже пять лет поселение…
Я отвечал на подобные вообще попытки, когда люди вообще уходят в лес, в тайгу, то, что сказала Анастасия: «Прежде, чем куда-то идти, уберите там, где насорили. Что нового вообще произойдет на земле, если люди пойдут в экологически чистое место, поселятся, и там загадят только. Что в этом нового?» Нужно убрать вот здесь, рядом с городами. Начать это, и всё превратится в цветущий сад здесь. Тогда здесь будет толк. А если все уйдут, тогда здесь будет грязь, помойка и просто зараза всякая начнет распространяться. Я вот не согласен с таким подходом. Но есть разные люди… и, может быть, Виссарион делает очень нужное дело. Знаете, ведь есть же люди, которые считают, что они, скажем, Мария Магдалина или там, святая Дева Мария. Я вот помню, когда к отцу Феодориту приходил, такие люди в монастырь приходили, к проходной стремились. Или еще кем-то себя считают. Или воплощением Петра, Павла. Ну и он собрал таких людей там. И все они вместе. И может быть, им хорошо. А почему бы и нет? Иначе они могут в другое место попасть.

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! Мои знакомые никак не могут приобрести книгу «Дольмены» изданная в Москве в 1999году. Когда она будет переиздана? (г. Москва)
В.Н. Мегре: Вообще, эта книга – моя боль. Потому что ее издали там, в Москве, еще и поставили там, что это издательство «Анастасия». И после этого это издательство расформировали, потому что… отвратительно, вот взять, подойти к дольмену, то что они там написали, и присвоить ему имя. Представляете, там другое имя. Совсем другое имя у этого дольмена. И кто-то взял на себя… Вот вы представляете, уровень самости – памятник, который существует десять тысяч лет, подходит сейчас человек и говорит: «Вот это, вот, так… а вот это вот, так… зовут» Ну и я бы не хотел, чтобы когда-нибудь эта книга была вообще переиздана.

Вопрос: Владимир Николаевич! Вы и Анастасия недоступны. Это действительно обожествляет вас, простого мужика. Как эти общения сделать более живыми, глаза в глаза. Анастасия как-то скрывается от людей, а у нас много вопросов.
В.Н. Мегре: Анастасия от людей не скрывается, я тоже, от людей не скрываюсь. Пообщаться со всеми очень сложно, со всеми желающими. Потому что сейчас читателей уже несколько миллионов, и когда я стою вот здесь и говорю с вами, здесь вот полторы тысячи человек – то все остальные несколько миллионов будут ждать.
В данном случае, я наоборот, очень многое от вас почерпнул. Допустим, я возьму, и буду четыре месяца общаться, только общаться с людьми – то книга вообще никогда не выйдет. И не только книга. Вот это вот, как бы, ненормально, не совсем нормально.
Что хотят люди от Анастасии? Чудес? Чтоб она сотворила какое-то чудо? Или, вот допустим, стоит сейчас на сцене Анастасия, задайте ей вопрос. (аплодисменты в зале)
Может быть нужно сначала внутренне вопрос сначала подготовить? Просто…какой в этом весь смысл?

Вопрос: о ребенке Мегре.
В.Н. Мегре: Ребенок? Ну конечно, у него своеобразно все это. Он говорит, что это геройство, что ты идешь, папа, туда… Ну, она ему ведь в форме сказки всё это рассказывала. Что вот, люди были, что было хорошо, но они заблудились. И теперь, чтобы покушать, они должны много-много-много заниматься тем делом, которое им не нравится. Работа, это называется. (смех в зале) Работать. И чтобы, вот, одеться… Вот он постоянно задает вопрос, а кто же их куда увел, вот… так… Почему они так ушли… куда-то там…
И вот постепенно-постепенно ей удалось объяснить, что вот тут вот так происходит. И у него теперь мечта – когда он вырастет, и придет сюда тихонечко, найти вот самую несчастную девочку, которая здесь, и сделать ее счастливой. Вот… такое. (аплодисменты)
А что касается, удаления от мужика – нет, я не удалюсь. Я останусь, вот, таким мужиком.

Вопрос: Дорогой Владимир Николаевич! Чем занимается Анастасия зимой?
В.Н. Мегре: Вот, знаете, пусть она чем хочет занимается. Вот о медведе лучше расскажу. Она говорит: «Медведь раньше, в те доисторические времена был самым работящим домашним животным. Это была тяговая сила, это была землекопалка, кому надо выкапывать, он стаскивал, он сам питался(медведь-то мяса не ест), еды много кругом, и еще и зимой спал. То есть, супермашина». Вдумайтесь. (смех в зале и аплодисменты)
Не надо его заправлять. Копает, таскает. А насколько они вообще вот, добрые! А как им нравится выполнять задания! Ну вот, вы по цирку можете следить, как в цирке с медведями общаются. А на природе… это же вообще, неимоверно!
А Анастасия зимой много спит. Витает где-то там, мечтает. Там, вообще, я видел у нее укрытие. Я не был у нее, когда снег. Там уютно, как великолепная-великолепная сказочная постель. Просто сказочная. А знаете, журнал такой есть «Ландшафный дизайн» придумывают всякие «ложа». Мао Цзе-дун и Гитлер – они любили очень всякие кровати, очень удобные шикарные кровати. А тут человек придумал кровать, которая мне и не снилась. Там такая картинка вот, входишь по ступенькам, такое ложе – три метра шириной, три мерта длиной и матрас такой великолепный-великолепный. С одной стороны аквариум, высокий такой с одной стороны постели с морской водой, и с другой стороны. А в изголовьи – с пресной. А все закрыто балдахином с подсветкой, и музыка такая, рыбки плавают, ну, и так далее. Вообще там посмотришь, думаешь – вот какая-нибудь женщина придет, полежит на той кровати – и ни за что не уйдет. (смех в зале)
Потому что там здорово так всё.
Так вот там у нее примерно такое же ложе. Только тут все полуискуственное, а там всё так… И так же птички поют, и также мягко, и такой же аромат, не с этих вот штучек-пульверизаторов… Это не то, что берлога какая-то, вот думают там… Нет. Ученые говорят: «Ну как же ты… медведь-то пахнет». Я говорю: «Ну конечно пахнет, если мясом тухлым кормить, как в цирке. И любой человек также запахнет». А медведь такой чистюля. Постоянно чистится там, скребет и расчесывает и так далее. И если есть растительную пищу – то с чего ему пахнуть-то?
Да, вот это так прикрыто… Ну, это типа землянки, землянки из земли, там растительность, корни, все красиво, здорово сделано. А если засыпается снегом – то температура там все равно будет плюсовая. Так что… нормально там.

Вопрос: Почему озеро на полянке Анастасии не замерзает?
В.Н. Мегре: Ну, есть же такие источники, озера, которые не замерзают. Теплые источники. В Москве вот тоже река-Москва почти не замерзает.

Вопрос: Где и как зимует ваш сын?
В.Н. Мегре: Ему не холодно.

Вопрос: Можно ли более подробно о посадке растений?
В.Н. Мегре: А вот знаете, я вот, разговаривал с Анастасией, чтобы она очень точно рассказала, как точно всё высадить, посадить. А она говорит, как это сделать в принципе и не говорит точно. Объясняет это: «Ну хорошо. Тогда вот, если ты укажешь, напишешь как точно всё сделать – все люди возьмут, так и сделают. И всё будет как две капли воды друг на друга похоже. А это – картина. Это — сотворение. Это – индивидуальность. Важно знать в принципе, чувствовать их, и… одно на другое не должно быть похоже. И вот когда смотришь с высоты на это, то вроде бы всё это должно быть разное: разные цветники, разные деревья, разные заборы. И пусть кто-то совершит некую ошибку, «не то» что-то посадит. Потом эта ошибка будет исправляться. Это будет Ваше сотворение.

Вопрос: Что такое «никуда»? В никуда уходит огромное количество энергии. Из ниоткуда появилось.
В.Н. Мегре: Так написалось. В моем представлении «никуда» — это никуда. Знаете, вот, когда я пишу, как бы не задумываясь часто. Сам потом читаю. Да и осознаю. «Никуда»… Действительно. Никуда, в никуда… Надо подумать.
Посмотрите, вопрос такой: «Может ли Анастасия в чем-то ошибиться?» Вот она тогда и говорит: «Доллар будет стоить..». я не помню как она сказала там… за один рубль будут давать десять долларов в 2000 году. Вот я говорю: «Вот, наконец-то! Единственное, в чем она ошиблась!» Говорила, что песни будут – вот они песни. Вы их слышите. Говорила: «Стихи будут» — вот, стихи есть. Всё, что говорила – сбылось. Сбывается с Геленджиком, с дольменами, там, со мной и так далее.
Вот, ошиблась! Я ей говорю: «Вот видишь, Анастасия, нужно быть осторожной. Это же деньги! Недостаточно ты их знаешь». Она говорит: «Я-то достаточно. А вот достаточно ли ты их знаешь?» Я говорю: «Я-то достаточно… Вот доллар, видишь, как был так и стоит». Она говорит: «Так нет, он уже давно столько не стоит. Это только ты думаешь и другие думают, что он так стоит». Я говорю: «А как это такое может быть?» А она говорит: «А с чего он должен стоить больше рубля? Если ты не хочешь покупать уже импортную колбасу. Если ты не хочешь покупать импортные товары» Ну и перечисляет товары и так далее. А с чего он должен так стоить-то? И потом, если в этих странах вообще нет продуктов питания… машины – это всё ерунда. Вся эта техника. Машины и так далее. У них и нефти нет. То всё ерунда. То с чего он? То есть эта цена – она надуманная, надутая условно. И она говорит: «Вот эта единица – она условная». Просто условная. И это-то, очень и очень страшно – у доллара будет такой немыслимый обвал… что лучше бы он сейчас потихонечку падал и падал и падал. Ну, три месяца осталось, ничего. Рухнет. (аплодисменты в зале)
И вообще, нам нужно задуматься над тем, как доллар поддержать. (смех в зале)
Потому что, должна ведь… должна быть некая постепенность. Потому что… представьте себе, какая начнется у людей депрессия, какой начнется там переполох, если все узнают истинную стоимость этого доллара. Сколько вы бы заплатили долларов за приобретение раковых болезней? Сколько? А ведь многие же платят доллары, чтобы приобрести раковую болезнь. Просто сознания не хватает. Эти продукты – их нельзя есть, которые к нам поставляют. Кстати, об этом в интернете пишут, что та продукция, которая к нам идет – ее нельзя есть. А платят. Так если бы у людей в сознании это было – сколько бы стоил доллар? Делают бизнес предприниматели – но покупаете-то вы. Предприниматели привозят то, что покупается. А вот с этими предпринимателями борятся знаете кто? Российские бабушки. Которые мужественно стоят у каждого рынка, на маленьких рыночках и в альтернативу вот этим привезенным помидорам продают свои, которые лучше. А люди это поймут, оценят. Бабушки-то не ценят свои помидорчики. Наши бабушки их дешевле продают, чем в супермаркете. А если б знали истинную цену – подняли бы ее раз в пять. Стоили бы килограмм хотя бы рублей 30, или 300 долларов, у кого доллары есть.
А банка помидор, банка огурцов! Какое искусство великое! Некоторые достигают такого великого искусства и делают такие соления прекрасные! Попробуешь, оторваться невозможно. Могут же, женщины сделать. Вот в магазине такого сделать невозможно. А если бы еще эти женщины знали, что огурец должен или помидор, или другое, что они кладут туда, не позднее 15 минут после срыва с грядки – что бы у них тогда получилось! Анастасия говорит: «Запах – это эфиры. Они улетучиваются. Это как душа у растения». И вот это вот нужно сохранять. Это вот очень важно. И оно питает не только плоть, оно питает больше. И без этого жить человек не может. Пусть все это знают!
Сколько долларов может стоить такая банка? Я с ней согласился. Думаю: «Действительно. Доллар-то дутый». Я ведь месяц прожил, два прожил – ничего импортного не купил. Потому что знаю, что это такое. Ну вот…рухнет доллар.

Вопрос из зала: Где взять рецепт для засаливания огурцов?
В.Н. Мегре: Это всё у женщин спросите. Они знают. Всё расскажут.

Вопрос: Рушатся шахты, гибнут люди. Затонула лодка, гибнут люди. Это всё тот же урок невмешательства в природу или это что еще? Ваше мнение?
В.Н. Мегре: Это только лишь мое мнение, то, что я отвечу. Вот я…трансформация внутри какая-то происходит, я смотрю и мне странно вот это вот наблюдать: В городах плохой воздух. Все знают, что загрязнение окружающей среды на 70-80 процентов – от автомобилей. Вот я ехал сюда на автомобиле, смотрю в окно и думаю: «Почему люди строят дома вдоль дороги и яблони садят? Ведь от этой дороги, от этой трассы, по которой непрерывно движутся автомобили идет смертоносный газ на них. Кто их это заставляет делать? Вы скажете, что дома были построены когда не было трассы. Да ведь новые строят вдоль трассы. Коттеджи – огромные деньги. Не в деньгах, а именно в нашем сознании дело.
И вот еще: странно смотреть – шахты рушатся и рушатся. Как будто бы кто-то сверху говорит: «Люди. Ну не лезьте вы туда». А они лезут. Лезут и лезут. Говорят что: «Ну загрязнили уже воздух, бактерии, заразы разные» А люди устраивают забастовку: «Дайте нам работать на заводе» А что завод выпускает? Бактериологическое оружие.
Знаете, может быть я даже неправильно и плохо даже скажу: «Не защитит нас никакая подводная лодка атомная. Они не нужны. Она больше беды доставит нам». (аплодисменты в зале)
Анастасия когда рассказывала о будущем России, она… ну просто взяла и показала картинку будущей России. И… какая фантастическая вещь! В России родилась девочка, которая нечаянно взорвала несколько самых современных ракет. Вот они ей просто непонравились. Увидела на картинке, и они ей не понравились. Она взяла и взорвала их. И начался переполох. Оказывается, так можно делать. Вот Анастасия рассказывала. Как это вообще можно делать. Ее пытались там изолировать и так далее. С братом, с родителями ее разговаривали. Но я просто фрагменты с книги с одной из глав рассказываю. И добились этого, убрали все картинки, чтобы… ну ее отец работал на компьютере программистом был. У брали все картинки от нее, постоянно психологи рядом были, работали и так далее. Она всё слушала, поддакивала им. Говорит: «Да вы не беспокойтесь. Я больше не буду так делать». С ней постоянно ежедневно проводили беседы там такие, игры. И она говорит: «Я поняла, что это нехорошо. Что могли бы погибнуть люди» Она маленькая девочка была. Но тем не менее, беспрецендентные меры безопасности были приняты. Она беседует, беседует. Вдруг, раз! В соседней комнате часы забили. Старинные часы с кукушкой. И бьют и бьют непрерывно, и бьют и бьют. А там сидят люди и между собой говорят: «А что это такое, а в чем дело? Почему часы бьют?» Она говорит: «Ну это моя подружка уехала, вот далеко в другой город, а просила меня цветы поливать. А я забыла. Она говорит: «Ну если ты забудешь – я тебе напомню»» (смех в зале)
И они увидели, что эта девочка не одна! (смех в зале)
И тогда нужно было уничтожать оружие, которое…ну то есть, страна, в которой находится оружие оказалась в большей опасности, чем страна, в которой его меньше. Такими словами…так коротко, утрированно рассказал.

Вопрос: Владимир Николаевич! Если нормальное правительство у нас, то в чем ненормальные мы, пенсионеры со стажем сорок лет и получающие маленькую пенсию. В чем выход для нас? Как нам быть? Может уйти в поселения, пока еще мы сильны и в чем-то мудры? Что нам делать?
В.Н. Мегре: Вот, маленькая пенсия… А что касается правительства – так это же ваши сыновья. Вы же их и воспитали. Уж каких воспитали, таких и воспитали. Вы сейчас на пенсии, а это… вот младше вас. Вот воспитывать нужно было немножко лучше. Это раз.
Теперь, что касается маленькой пенсии: ну, знаете, пенсию… ну, что я вот сейчас буду говорить… кто-то увеличит пенсию. Никто не увеличит пенсию. Значит, надо пойти в поселения, начать обустраивать, выправлять жизнь. Начинать новую, светлую молодую жизнь. Начинать работать. А что касается денег – рядом-то будут в поселении сосед-предприниматель, а он забыл, что, как нужно садить, как поливать, ну и так далее. Он обратится к вам за советом. А вы совет ему бесплатно не давайте. Ну он попросит, то б вы ему помогли. Вот так будут дружно жить. Богатый сосед-предприниматель и Валентина Ивановна, пенсионерка. Тем более, он как закатать не знает, там в банку там что-то, а вы-то знаете. Поможете. Он вам поможет. Представляете, какой дружный будет альянс.

Вопрос: Сколько лет прошло от последней планетарной катастрофы до наших дней? Похожа ли была предыдущая цивилизация на нашу?
В.Н. Мегре: Нет, ну… сколько лет прошло — я точно не знаю. А вот то, что никакого ада не будет, потому что мы его весь уже прошли – это точно знаю. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Как достичь чистоты помыслов и как стать человеком с сильным духом?
В.Н. Мегре: Я сам над этим вопросом всё время думаю. Пока у меня это не получается. Если кто-то первый рецепт узнает… вот, помогите.

Вопрос: Владимир Николаевич! Коробочки, о которых вы говорили уже изобретена и выпускается в Санкт-Петербурге.
В.Н. Мегре: Вот, скажите координаты в фонд. Вот я бы вообще не хотел форсировать эту проблему, пусть появится… Вот мы говорим: «К нам должен прийти политик, который вот как бы должен технически работу взять на себя или политики» Так вот они должны прийти с конкретным делом. Так-то много приходят. А вот придут и скажут: «А я вот это вот сделал уже. И проводим. Вот и всё».

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! Мы очень любим Анастасию и очень хотим ее увидеть. Можем ли мы надеяться, что она когда-нибудь приедет.
В.Н. Мегре: Ну конечно. Только… Я вот знаете… она сказала что появится через 11 лет. Не потому что она может и погибнуть при этом, а потому что к этому времени будет очень много Анастасий. Очень много женщин, сильных, похожих на нее по духу. И она никак не будет выделяться. И вы их будете всех видеть.
Знаете, какие сильные женщины есть в России! Вот Лена с Кипра, я о ней на конференции рассказывал… вот тут-то говорят «Анастасия – это я» там пишут. Она же ничего не говорит. Она просто действует, русская россиянка. Там… ну их несколько. Они пришли на фирму замок покупать, двери перед ними все раскрылись. Там смотрели вот эти вот турки-мужчины, какие они красивые русские женщины, русские Богини. Ну и вообще, мне вот, доводилось встречать женщин, достаточно сильных. А… их вообще будут появляться сейчас… я, так, на ум сейчас, раз! Две женщины в одну минуту. Ну чего-то просто такая цифра пришла. Вы же говорите, когда цифры приходят…
Ну вот в фонде – разве это не сильные женщины! Знаете, какие сильные, знаете, сколько им преодолеть пришлось! Ой-е-ей! (аплодисменты в зале)

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! Как изменить отношение большинства женщин к сексуальным удовольствиям? (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну вот, что? Нормальный совершенно вопрос. Причем очень серьезный вопрос. Самому бы до конца его осмыслить. Я думаю, что надо хотя бы один раз поиметь настоящее сексуальное удовольствие. То есть, это так называется. Потому что… большинство людей, 99% по крайней мере точно, этого просто никогда не имели. И вот, как говорит Анастасия: «Потому и меняют люди тела, что ищут это утерянное прекрасное и не могут найти, потому что..». не смена тел…то есть смена тел этому не помогает. И говорит, что вот, женщина, которая переспит первый раз с мужчиной не ради рождения ребенка уже становится блудницей. И ей трудно потом будет это преодолеть. И она никакого удовольствия ему не принесет.
А вообще, то, что может давать женщина – оно не поддается никакому описанию. Это просто великое чувство, после которого… Великое чувство. Вот, как я бы пытался это понять. Дело в том, что есть плоть, просто плоть – а есть второе человеческое я. Вот чувство – это же второе человечесвое я. Не ноготь, не волосы, не глаз – чувство. Все возможные чувства – это энергетический комплекс, его нельзя отрицать. И вот этот комплекс – он не участвует в этих играх. Ему это даже противно. Эти игры. Его как бы затыкают, этот высший комплекс человеческий. А когда речь идет о рождении ребенка – он участвует. Участвует у двоих. И знаете… вот, стоит только один раз это испытать… вот этот секс… секс в том понимании, в каком мы его видим – вообще становится смешным. Просто… одного раза достаточно, чтобы полгода женщину уже не хотелось. И женщина не хотела. Как минимум полгода, а то и девять месяцев, или больше. Ну, другими словами, я произнесу это слово, потому что всегда этот вопрос задают – ну оргазм как бы длится полгода, понимаете. (аплодисменты в зале)
А не две минуты. Но для этого вот нужно… я пытался это описать… может быть, неудачно. Потому что… вот я до сих пор помню первое прикосновение руки к груди Анастасии, когда я подумал, вот, о ребенке, что она может родить ребенка. И представил этого ребенка. Больше… ни до, ни после – не удастся уже испытать такого прикосновения. Совершенно это другое чувство. Совершенно другое чувство. И, конечно, вот мы считаем, штамп в паспоте, замужем – так вот… обязанности мужа, обязанности жены, их надо выполнять, и так далее. Ну, полный бред, что это ради паспорта, штампы. А она критерием оценки говорит, что желание или нежелание иметь ребенка. Желание двоих одновременное. Поэтому… вот так, о сексе. То есть, не будет разврата, если хоть раз испытать это прекрасное ощущение.
Кстати, она же говорит, что это женщины не должны допускать такого. Нельзя позволять, первый раз, по крайней мере, если не ради рождения ребенка. А это нужно чувствовать, что именно от вас хотят ребенка. Там другие ласки. Куда мы зашли в разговоре?

Вопрос: Почему Анастасия не разводит костер в лесу? Какое предназначение стихии огня?
В.Н. Мегре: Какой смысл разводить костер? Она просто кушает, питается, как мы дышим. Она не обращает внимание на питание и всё. Всё рядом есть. Вот как дышим… сорвала, раз, не задумываясь – мысль у нее свободна. Думает о своем. Зачем костер.

Вопрос: Какое значение имеет имя человека? Есть ли разница, как называть, полным или неполным именем? Влияет это на судьбу человека или нет?
В.Н. Мегре: Не знаю.

Вопрос: Почему росточек кедра, как взойдет, на второй-третий день пропадает?
В.Н. Мегре: Ну, знаете, вот я уже сказал, что по поводу посадки постараемся опубликовать всё это в альманахе. Так долго рассказывать.

Вопрос: Где и когда можно увидеть картину из Троицко-Сергиевой Лавры, нарисованную одной линией.
В.Н. Мегре: В академии Троицко-Сергиевой Лавры. В духовной академии.

Вопрос: Что будет с фамильным поселением, если дети захотят сделать свое пространство любви?
В.Н. Мегре: А, то есть, вырастут дети и захотят сделать своё пространство любви. Ну и что? Пусть делают. Я думаю что, вы имеете в виду, что вот это пропадет? Знаете, вот этот вопрос перенаселенности… посчитали, в России как раз хватает земли. Вот если абсолютно все сейчас захотят, то земли хватит на всех.

Вопрос: Владимир! Мы хотим Анастасии подарить рубаху-платье, сделанную полностью вручную. Сделано оно с великой любовью, с мыслью о том, что всё, что она говорила – это действительно истина. Еще просим о встрече.
В.Н. Мегре: Хорошо, подойдите, запишитесь о встрече.

Вопрос: Как вы относитесь к такой идее – не хоронить, как обычно, а кремировать и распылять в родовом саду?
В.Н. Мегре: А мне понравилось, что… из ваших тел над бренной землей вырастут свежие трава, цветы.

Вопрос: Создадим поселения – это здорово. А как же с городами? Будем разбирать по камушкам? Что делать?
В.Н. Мегре: А туристов куда селить? Переоборудуем дома в гостиницы – пускай приезжают. Им же экзотично будет посмотреть, как жили эти вот, великие люди до того. (аплодисменты в зале).

Вопрос: Скажите, сажаете ли вы семена? Если нет, то почему?
В.Н. Мегре: Семена. Конечно сажаю. В лесу растет свекла. Посадил. Кстати, многолетняя получается. Оказывается. Лук. Прямо в лесу. Потому что у меня квартира там, а сразу начинается лес. Лук, укроп, цветы, кедры. И вообще, у меня растут на лоджии два кедра. Которые будут в родовом поместье. Сейчас надо срочно семечки садить, чтобы родовое дерево дома вырастить.

Вопрос: Будет ли она (Анастасия) с нами купаться в Геленджике на пляже? (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну, я не знаю. Вообще, я бы хотел, чтобы она со мной покупалась лучше.

Вопрос: Что вы думаете о концепции общественной безопасности России, сформулированные в работах и записанные в книгах «Мертвая вода»?
В.Н. Мегре: Я не читал просто эти книги. Интересно почитать бы.
Вопрос: Наши города русские уже заселяют существа, слабо похожие на людей. Бросить всё и уйти – это неправильно. Это как церкви отдать на разграбление. Как быть?

В.Н. Мегре: Нет, но никто же не имеет в виду, что сейчас. Почему моделировать…знаете, вот если смоделировать одни недостатки – то сразу в голове будет, что ничего не получится. Никто же не побежит сразу. Допустим уйдет небольшая часть, начнет делать. Кто-то будет работать и в городе, и жить в пеместье и ездить на работу в город. А кто-то будет только в поместье. Это всё будет естественный плавный, переходный процесс. От одного к другому. Это другое – прекрасное. Это аксиома. Сейчас ни один психолог, ни один философ этого не сможет опровергнуть. Потому что, вот, я разговаривал с очень крупным философом и он говорит, что она просто сделала новую философию. Эта философия всё равно победит. Чтобы мы ни делали там, как бы умно или неумно говорили – просто люди победят, обладающие этой философией, которые её понимают. Всё.
Но ведь есть люди, которые не разделяют слова Анастасии. И оказывается, к ним тоже нужно очень хорошо относиться. Которые против Анастасии. К ним тоже нужно хорошо относиться. Представьте, вы уже живете в прекрасных поместьях, а они всё вот, улицы подметают, трубы ржавые меняют. К вам подъезжают, чтобы воды дали попить, взять яблоко в саду. Они всё еще живут в городе, чтобы он до конца не развалился. Ну вот и всё. Процесс-то простой, естественный.

Вопрос: Россия, в силу ее мирового значения должна всегда готова быть себя защитить. Как ее мы защитим на огороде.
В.Н. Мегре: Вот опять как бы максимализм получается. Никто же не говорит, что все быстренько побежали на огород, сели и оттуда никуда не выходят. Конечно…это процесс постепенный. Должна остаться и армия и так далее. Анастасия говорит: «В России будет столько денег, что российское правительство будет заниматься скупкой химических производств вокруг России, потом заводов, для того, чтобы их уничтожать. У них достаточно будет средств». Фантастично звучит, а она доказала как, за счет чего, с помощью чего это может происходить.

Вопрос: Владимир Николаевич! Что вам известно о всесветной азбуке?
В.Н. Мегре: Интересно, но я не такого уровня специалист, чтобы вообще давать оценки, вот, этой азбуки.

Вопрос: Относительно поселений. Там наверное, нужно учесть критическое число участников в каждом поселении.
В.Н. Мегре: Да, возможно. Вот говорят, что есть критическое какое-то число… Ну, вот эти вот все мелкие ньюансы, проекты и так далее – может быть год нужно всем вместе всё обдумывать, чертить как это будет, представлять, чтобы… не ошибиться.
Я думаю, главное, для меня лично, чтобы там со всех четырех сторон были хорошие соседи. А сколько там их будет – не важно.

Вопрос: Известно ли вам что-нибудь о Булыгине, его опытах и выводах?
В.Н. Мегре: Нет.

Вопрос: Пожалуйста расскажите побольше о сыне. Сильно интересуются этим на экскурсиях.
В.Н. Мегре: Ну, я вот о встрече с сыном буду писать. Вот немножко я уже рассказал, а… главное не это.

Вопрос: Владимир Николаевич! Можно ли при остром желании разъяснения какого-то вопроса, возникшего у нас писать вам, адрес Анастасии или сына, адрес ваш. (г. Рязань)
В.Н. Мегре: Пожалуйста. Вот, только на фонд. Потому что приходит очень много корреспонденции и они ее обрабатывают. Где написано «лично» – они не всегда распечатывают, а передадут.

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! Ваше отношение к книге Эрнста Мулдашева «От кого мы произошли?». Это не созвучно с вами. В этой книге есть сноска на вашу книгу. (Московская область)
В.Н. Мегре: Я не читал.

Вопрос: Можно ли вам передать тетрадь стихов из Воронежа?
В.Н. Мегре: Конечно.

Вопрос: Уважаемый Владимир Николаевич! А ведь зачем нужен памятник-дольмен нашей технократии? Пусть останутся незагрязненными ныне существующие святыни, что нам открыла Анастасия.
В.Н. Мегре: Я, относительно там, всевозможных проектов и так далее, свое мнение уже высказал. Я считаю, что нужно заняться прежде всего собой. Каждому. Семьей, поместьем. Вот это главное. Всё остальное для меня вот как-то сейчас не воспринимается.

Валентина Терентьевна Ларионова: Владимир Николаевич! Однажды вы сказали, что за рубежом делают такой символ, вокруг которого всё создают, каждый житель этого города! И вот теперь, именно местные жители геленджичане, именно они, сделали символом своего города… вначале говорили «Белая невесточка», а теперь «дольмен». Как символ. Это разве плохо? Уже вкладывают деньги именно они. Я думаю, что мы к этому присоединимся. И притом со словами, сказанными Анастасией о дольмене: «Много памятников в городе Геленджике разных. Это памятники. И в то же время это память для современного человека о тех, кто ради нас ушел в вечную медитацию более 10 тысяч лет тому назад». Кто первый раз приехал в курортный город, но еще не прочитал книжку, он, конечно же, увидит этот памятник…
В.Н. Мегре: Валентина Терентьевна! Я ведь, понимаете… возникают идеи, что, мне плохо, что ли? Будет памятник. Там скажут… Вот корреспондент «Огонька» написал… там этот памятник на набережной стоит, вот, если вы читали эту статью критическую, «Будет стоять Мегре с протянутой рукой» памятник. (смех в зале)
Разве мне это плохо? Но я говорю, что у меня нет воодушевления к такому. Для меня самая высшая достопримечательность остается – это сегодняшний человек. Я с восторгом сейчас начинаю смотреть на сегодняшних людей. Потому что я вижу в них тех людей, которые осуществляют прекрасное. Вот эти люди. Вот в этом их сила. При этом я не отрицаю всевозможные попытки сделать еще что-то. Но я высказываю свое мнение, на которое я имею право. Вот и всё. (аплодисменты в зале).
Я просто высказываю своё мнение. И вот то, что делают в Геленджике… я еще не видел, может быть, это тоже прекрасно, что стали ставить дольмен. Может они его такими добрыми руками… Не буду заострять на этом внимание. Главное, что что-то делается. Добро. Легко, с улыбкой. И без нервов.

Вопрос: Что делать врачам, которые действительно хотят помогать людям и как?
В.Н. Мегре: Врачам, которые хотят помогать людям надо помогать. Но вот знаете какая странность…реклама всё время идет по телевизору и там лекарства рекламируют дорогие. А рядом трава растет, которая намного лучше, но о ней даже не говорят. И врачи прописывают лекарства, тоже дорогие. А о травах, наших травах, которые рядом, тоже не говорят. Поэтому, нужны врачи, нужны целители хорошие и так далее.

Вопрос: Владимир! Как прекрасен тембр вашего голоса. Вопрос: У вас всегда был такой голос или только после встречи с Анастасией? Чувствуете ли вы изменения в голосе и поете ли вы? Может быть, что-нибудь вместе споем? (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну… спасибо за тембр голоса. Такой тембр голоса появился только сегодня. (смех в зале)
Потому что… до этого никто мне такого не говорил. А… конечно споем.

Вопрос: Владимир Николаевич! Каково сейчас будет расписание? Какая программа дальше?
В.Н. Мегре: Ну вот сейчас я пытаюсь быстро ответить на вопросы. А дальше будет концерт, информация о журналистах, приехали велопробег какой-то, вот от них будут, и я думаю, что начнется выступление. Сейчас будет перерыв, не пытайтесь в перерыв со мной поговорить, потому что там нужно будет что-то сделать, а вот к фонду… они вот спустятся туда вместо со столиком, и запишитесь. Потом разберемся, они вам скажут где и когда. Завтра тоже будет концерт. Я вот сегодня постараюсь всё сказать.

Вопрос: Владимир! Гнев, раздражение, злость – это как стихии, бури, гроза, ураган. Но с другой стороны – это разрушает человека, делает его негативным. Как можно сказать, что в природе нет бури, грозы, урагана – так и человек не может совсем быть без гнева, раздражения. Каким способом справиться с собой, если стараешься владеть собой, а не получается?
В.Н. Мегре: Спасибо за такое доверие ко мне. Якобы я могу ответить на такой вопрос. Ну, а как я могу ответить? Пройдут, можут быть, годы, я справлюсь с самостью и скажу: «Сын мой! В человеке сосредоточено должно быть всё. И должно быть единство противоположностей. И злость должна быть, и она нужна. И вот ты всё это утихомирь. В себе успокой. И тогда ты будешь полноценным» и так далее. Можно так, конечно, говорить.
Но вот я написал в книжке, когда Бог говорит, … когда сущности задают вопрос Богу – этой молодой сущности, пылкой, яркой, сильной:
— Чего так пылко желаешь ты?
А он отвечает:
— Совместного творенья и радости для всех от созерцания его.
— Что радость может принести для всех?
— Рожденье
— Чего рожденье? Самодостаточность у каждого давно.
— Рожденье, в котором частички будут заключены всего, кто может воссоединить…
Ну, и так далее… То есть… Вот Он …Это говорит о том, что в человеке есть абсолютно всё, что есть во Вселенной и в Космосе. Абсолютно всё. Единственное что – Он сначала всё в себе усмирил, ну то есть, привел в единство противоположностей. Только тогда можно быть полноценным.
А как это усмирить, как сделать единство противоположностей? Не знаю. Но я думаю, что это возможно. Вы это сделаете! (аплодисменты в зале)

Вопрос: Дорогой Владимир Николаевич! Скажите пожалуйста, насколько актуально для нас всех, кто верит вам и Анастасии, в шесть утра своими светлыми чувствами и мыслями создавать пространство любви?
В.Н. Мегре: Спасибо тем, кто верит в меня и в Анастасию, но всё-таки главное – я хочу сказать, что нужно верить-то не в меня, вот как бы меня нет, а в себя. Это раз.
Что касается в шесть утра – это уже полезно то, что встаешь с восходом солнца и на рассвете. Это очень и очень важно и я точно знаю что, нельзя сдвигать биологический ритм. Очень полезно приучить себя думать о прекрасном. От этого только противостояние… иммунитет увеличивается. Полезно посылать это добро кому-то. И знаете, такое понятие: «намоленная икона». Анастасия знает, наверное, все вот эти вот штучки, эти законы, и я открыто же говорил с ней… вот увидите в этой книге, что: «Ты сотворила образ. Сильный образ. И вероятно, раз на него нападают… а на него действительно нападают, в том числе и на образ, он стал недосягаем пока ни для кого, но… конечно, он требует какой-то помощи». И ей бывает часто очень трудно. И я это видел.

Вопрос: Анастасия, Владимир! Объясните, пожалуйста, если Бог создал человека по образу и подобию и наделил его всем, т.е. человек способен сам решить любую жизненную ситуацию. Но у меня, например, в трудных жизненных ситуациях раньше, мысль обращена была к Богу, как к поддержке, защите. А сейчас ощущение, что осталась одна, ведь не к кому обратиться за помощью, спросить то, что уже было дано изначально. Откуда тогда черпать силы?
В.Н. Мегре: Я вот до конца не понял, но, возможно, что человек говорит о том, что у него была вера в Бога, а сейчас, может быть, вот, из-за книг, если я так понял, если это вопрос ко мне и эта вера разрушилась, то это плохо. И… нельзя отрицать никакую религию.
Вероятно, это нужно было… я вот говорил о Виссарионе, но вот, вероятно, нужны и такие как он. И нужна религия. Я, знаете, вот, видел бабушек… вот забери у них вот это единственное – им не за чем будет жить. Поэтому зачем травмировать людей? Не нужно никакой борьбы, ухода в оппозицию, нужно просто… вот я вот говорю – нужно просто свести всё к очень простому делу, без высоких фраз, без разговора о высоких материях, без разговоров о духовности, без разговоров о какой-то религии. Просто начать строить свою собственную жизнь счастливой. Кстати, религия… вот же считают, что движение Анастасии… вот, надо определение какое-то придумать кругам – они говорят: «Это неорелигия». Я думаю: «Ну, ничего себе! Сидел, сидел, писал, писал книжку. Написал – хлоп! Неорелигия! И тогда, когда вот, я такое узнал, я сначала как бы немножко расстроился. Ну, потому что и журналисты, вот, эти, видели людей. А потом подумал… знаете, я скажу вот это… без обид – вот это вот мнение, что это неорелигия – как бы утвердилось. И в том числе и в официальных кругах. Его надо как-то развенчать. А, может быть, и пусть она… неорелигия. Но дело тут в другом – я сначала растерялся, обиделся и, незнаю что. Потом подумал: «Хорошо! Тогда что же у нас за религии на сегодняшний день существуют, если какой-то предприниматель взял ручку, написал книжку… о какой-то женщине и… стали разваливаться все религии. Что это за религии?! Выходит, что у нас вообще никакой религии не было?!» (аплодисменты в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич! А где же бабушки Анастасии? И почему погибли родители Анастасии, при их то знаниях?
В.Н. Мегре: Вероятно, есть ситуации, когда не помогают… знания. Не всегда помогают знания. Я не знаю, почему. Я в это не вдавался. Меня захлестывает идеи будущего. Но я спрошу.

Вопрос: Владимир! Мне кажется, тебя изолируют от тех, кому ты нужен. Повторяю, это лишь мое мнение. Почему возникает столько преград?
В.Н. Мегре: Я не знаю. Никто меня не изолирует. Я совершенно самостоятельный. Просто я сам в последнее время… мне хочется подумать самому, уединиться. Я как бы… у меня нет желания поехать, путешествовать, но… очень сильно хочется уединиться. Есть фонд. Они знают, имеют возможность звонить в любое время. И время от времени я встречаюcь… и сейчас стою перед вами и готов ответить на любой вопрос, на любой… Но почему-то…да, создается такое впечатление. Я не знаю, почему.

Вопрос: Поясните феномен: стремление людей посетить кедр, а усадьбу-дом-музей Короленко – проходят мимо, ограничившись несколькими предложениями.
В.Н. Мегре: Они не проходят дом-усадьбу Короленко мимо. Они проходят мимо тех людей, которые там работают. То есть… понимаете, ситуация какая: Вот, есть движение Анастасии. Против него выступил местный краеведческий музей. Ну выступай. Она же не будет… И движение с ними не будет спорить. И Анастасия с ними не будет спорить. Просто от них отвернулись люди. Вот… прекрасный писатель, прекрасный можно сделать музей, но эти люди выступили против Анастасии. Получили своё. Но это не было ударом Анастасии. Это было просто… от них отвернулись. Поставьте сейчас сюда других людей в этот музей – и там будет огромный поток людей. Поставьте сейчас других работников в музей местный краеведческий – и там будет центр Анастасии. Они же выступили против… ну, приезжают анастасиевцы, в музее спрашивают про дольмены, а им работники музея говорят: «Ерунда». Тогда от них отворачиваются и уходят.

Ларионова: Они выступили против возрождения Геленджика.
В.Н. Мегре: То есть, люди… с таким восприятием… вот понимаете… как говорят – у них отключилось сознание, они не понимают, что происходит. Ну и пускай сидят. «Пусть зло само с собой сражается, не с моей плотью. Я в людях выстою душой своею» — сказала Анастасия. И всё. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Во многих дольменах в период дождей заводится гниль. Возможно ли оказание им помощи. С наилучшими пожеланиями к вам. (г. Светлогорск)
В.Н. Мегре: Да, конечно, возможно.

Вопрос: Я только что приехала из Белоруссии. Тебе и Насте огромный привет, от любящих вас. Говорят, что ты белорус.
В.Н. Мегре: Да, белорус по национальности. (аплодисменты в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич! Когда вы сможете встретиться с одесской группой. Прошу сообщить день и время.
В.Н. Мегре: Нет, ну, мы же договорились, что девочки сейчас примут всех, кто хочет встретиться и… с кем я смогу встретиться – я встречусь. Если будет мало народу, желающих встретиться – мы долго побеседуем. Если будет много народу – придется время сократить до двадцати минут или еще как-то. А так… ради Бога!

Вопрос: Владимир Николаевич! Мы очень хотим с вами сфотографироваться. Когда можно к вам подойти? Пожалуйста!
В.Н. Мегре: Давайте фотографирование на завтра, потому что тут ветер дует, прически сейчас будет раздувать…

Вопрос: Дорогой Владимир Николаевич, Анастасия, дедушки! Большой вам спасибо, что вы есть.
В.Н. Мегре: Спасибо вам, что вы есть – что вы такие сильные. Что вы, вот, приехали. Знаете, сегодня приехало сюда очень много людей. Тут рассказывали… Кстати, о русских женщинах. Я вот в Джанхоте остановился, идет женщина, подтянутая такая, ну, нормальная, симпатичная женщина. Мужчина такой, знаете выбритый, ну… лощеные. Они подошли ко мне, кое-какой вопрос надо было решить. Я думаю: «Вот молодцы. Номер у них наверно, с горячей водой. А у меня номер… холодная вода, и то с перерывом». А…я говорю: «Вы где остановились?» Они говорят: «В палатке». (смех в зале)
Вы представляете. И вообще, тут оказалось очень много палаточных городков. Ну, вот, барды поприехали вокруг Геленджика поселились, обложили его. Особенно, вот, в том месте. И, вот, очень приятно. Что вот такие сильные люди. И понимаешь, что у многих денег нет, мало денег и они добирались с большим трудом. И мне всегда хочется помочь таким людям и если я и хочу, чтобы у меня были деньги – то только для этого. И я, в общем-то, большую часть гонораров, или определенную часть гонораров пропускаю через фонд. Фонд это использует на определенные нужды. Но… я как бы… восхищен этими людьми и вот… конечно вот… тут берут за входной билет 150 рублей и конечно, это… много берут администраторы … с одной стороны. А с другой стороны – их тоже нужно понять, зал… только этот зал, по-моему стоит 18 тысяч, да? Двадцать? Ну, и так далее и так далее. Эти вот расходы… Наступит время, когда просто мы, наверное, сами можем брать на себя эти расходы. Да? Верите в это? Молодцы! Но это я у фонда спрашиваю. Они такие молодцы! Они такие трудяги!

Вопрос: Анастасия, Владимир! Когда из книг стало понятно, чно не надо просить у Бога – уже всё дано, но человек иногда нуждается в поддержке. И к кому обращаться мыслью, душой? Как будто остаешься без поддержки.
В.Н. Мегре: Если устраивало… просьба – значит нужно продолжать просить. Если устраивало. А… я не знаю как это объяснить, вот, к кому обращаться… Не знаю. Есть, как говорят, какой-то эгрегор, есть… еще нечто. Но… к кому может обратиться… Бог?… Понимаете, если, вот, мы Бога считаем, тоже мое мнение, высшим существом во Вселенной и Он не попытался сделать прекрасных своих дочерей и сыновей, то представьте себе, как должно быть одиноко этой личности. Я имею в виду Бога. Как Ему должно быть грустно, когда, вот… смотреть, как кричат вот эти Его дети: «Дай, дай, дай, дай». И как, вот, мне импонируют сейчас слова Анастасии. Когда на вопрос: «Ты что-нибудь просишь у Бога?» Она ответила: «Что же я могу просить? Он мне и так всё дал. Я помогать Ему должна». И представьте себе, если большинство женщин станет на такую позицию! Что будет?
Хотя вот эти вот, душевные колебания… они очень серьезны. К ним нужно серьезно очень относиться. Я знаю, как много людей мечется.

(Смена видеокассеты, поэтому кусочка текста ответа на пленке нет.)

Если мы поселимся там, на нашем прекрасном кусочке родины. (аплодисменты в зале)
Спасибо.

Вопрос: Где взять день на строительство оздоровительного центра для детей Чернобыля возле Геленджика?
В.Н. Мегре: В банке.

Вопрос: Анастасия говорит, что тот образ более сильный придет. И образ Анастасии будет столь слаб, что как паутину с главного снимать будут. Можно подробнее о том образе?
В.Н. Мегре: Там как-то не так сказано. В книге так сказано: что… «Да! Я сама образ сотворила, но этот образ будет сравним..». Вот тот великий образ, который она сотворила сейчас… он будет похож на уборщицу, которая снимает с Главного паутину. Люди соприкоснутся с мыслями Бога. Она это утверждает.
Вот, Его мысли… Если мы говорим, что Бог сотворил человека, всё окружающее нас – тоже Его застывшие и живые мысли. Всё окружающее. Вот если мы говорим: «Дерево сотворил». Что Он творил? Он же мыслью творил. Вот оно дерево, травинка, цветок, кустик и так далее. Поняв их, соприкасаясь с ними, сделав этот прекрасный рай – мы же соприкоснемся с мыслью Бога. Что-то мы поймем. Знаете, вот, я стал понимать, что такое скорость мысли. Вот потрясающий феномен – ускорится мысль. И… другое ощущение!
Ай! Как я завидую, особенно вот, тем, кто помоложе! Ну просто…у них-то всё вырастет. Нам-то для них как бы надо сейчас всё посадить.

Вопрос: Владимир! Анастасии бывает очень трудно. А будет ей легче, если мы все вместе будем посылать ей наши слабые лучики? (Минск)
В.Н. Мегре: Ну, любому человеку, наверное, приятно знать, что от него думают о подобном. Наверно, от этого ему хорошо.
Вот Александр Македонский умер в 33 года. Потому что много думали о нем нехорошо. В то время. Несмотря на сильную народную медицину того времени. Вот, умер.

Вопрос: Владимир! Хочу угостить вас пирожками, а меня не пускают. (Баба Тамара.) (смех в зале)
В.Н. Мегре: Ну так пропустите бабу Тамару. (смех в зале)
Ларионова: Это та женщина в Геленджике, которая прекрасно убирает улицы, великолепно поет, любит Анастасию, печет прекрасные пирожки от всего сердца. Это первая анастасиевка в Геленджике.
В.Н. Мегре: Она, по-моему ходила в прошлом году на пляже, угощала там пирожками общественность.
Спасибо вам большое. Присаживайтесь тут с нами. Ну, мне очень трудно. Я не знаю, как вас называть… «Люди нового времени», а вы действительно люди нового времени, то ли анастасиевцы, то ли друзья, то ли еще как-то… То же вот, определение не придумано. Вот одним бы словом каким-нибудь назвать.
Вот я ответил на все ваши вопросы.

Посмотрите также эти записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Книги
Последние комментарии
  • Заира on Напиши Анастасии Анастасия над нами Сейчас. Давайте ей дарить нашу любовь! Милая Анастасия, прими мою любовь. Летит она пушинкой, Теплый, нежный, ласковый, Доброй
  • Наталия on Напиши Анастасии Анастасиюшка, благодарю за прекрасную мечту! Люблю тебя! И конечно же, благодарность Владимиру Мегре и всем, кто помогал ему! А на Земле быть Добру!
  • Вячеслав on Коротко о главном в движении ЗКР Спасибо! Наполняет статья смыслом, стремлением менять себя к лучшему, заботиться о природе и быть полезным на этой земле! Последняя фраза особенно п
  • Елена on Напиши Анастасии Спасибо Вам за такой удивителтно интересный и светлый рассказ- быль о саоей жизни и стремлениях. А кедры Вы посадите орешками со светлоыми мыслями и с
  • Елена on Напиши Анастасии Ольга, это прекрасно, что в нашей действительности есть такие люди, как Анастасия, Владимир Мегре, сын их Володя и другие, кого мы не знаем.Но я думаю
  • _Елена on Напиши Анастасии Извините за беспокойство, вам пишет Елена, отправившая сообщение 02.07.2018 в 00 :21. По причине своего дилетантизма, я не могу войти в почтовый ящик
  • Елена on Напиши Анастасии Дорогая Анастасия! С 2000 года я зачитывалась книгами , напимсанными Владимиром Николаевичем. Вошла в группу , создающую поселение Родовых поместий, н
  • Заира on СКОРОСТЬ МЫШЛЕНИЯ Здравствуйте Владимир Николаевич! Тех, кого вы ищите нигде, то там, на верху, они среди нас. И кое кто внутри нас. Не сказала почему, плохие мысли Ана
  • Василий on Напиши Анастасии То , что сейчас происходит со страной (разграбление), так должно (запланировано ) или страна все таки сохраниться?
  • Виктория on Напиши Анастасии Я приношу слова благодарности всем тем, благодаря кому эти книжки вышли в свет. Они настраивают на совершенно другой лад. Хочется жить, любить, радова
Случайные посты
  • СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ НАША ЖИЗНЬ БОЖЕСТВЕННОЙ ПРОГРАММЕ?
    Человек родился на втором этаже в операционной родильного дома. К удивлению врачей, младенец оказался абсолютно здоровым. Секундами промелькнули дни […]
  • ПОПЫТКА РАСКОДИРОВАНИЯ
    Иногда по утрам возникало желание выйти из пьяного забытья. И тогда я шёл в ванную, чтобы сбрить отросшую за несколько дней щетину. Вспоминал […]
  • Вторая экзекуция
    Володя снова схватил меня за руку, и мы побежали. На берегу озера Володя предложил умыться и немного поплавать. Когда я вышел из воды, увидел, как он […]
  • Книга 7, «Энергия жизни» — Владимир Мегре, читать онлайн бесплатно
    Творящая мысль Невеста английского лорда Твоя судьба тобой сотворена Мысль в помойке Жена — богиня А чем занята сейчас ваша мысль? Разговор с […]
  • ЗАГАДОЧНАЯ ПРОЦЕДУРА
    Но была в комплексе, предложенном сыном, и одна загадочная процедура, которую в наших условиях выполнить весьма проблематично. Её я опишу подробно. […]