Текст выступления В. Мегре на встрече с читателями в Нижнем Новгороде 12 апреля 2009 г.

Владимир Николаевич: Я видел, знаю, что эти газеты готовы. И вот здесь держу я впервые её в руках. Раздавали газеты, да? Раздавали? Ответ: «Да, да». Я прочитал о ней в интернете и сделал такой вывод, что впервые за 10 лет, движение нормально себя показало, рассказало о себе. После выхода книг выходили альманахи, но там ещё не было сконцентрировано столько чётко и ясно материала и столько высказываний, как в этой газете. Давно нужно было так делать, потому, что нужно уметь о себе рассказывать. Слухи ходят разные о строителях родовых поместий, о тех людях, которые поддерживают эти идеи, а вот никогда о себе так не рассказывали, как удалось сделать редакции этой газеты из Орла. Мне сказали – здесь присутствуют редакторы? Да? А вот – Светлана, – давайте поаплодируем! Аплодисменты. Я вот думаю, что надо всем клубам и строителям родовых поместий подписаться, приобрести у них такую газету, может быть, ещё тираж сделать, чтобы, когда начинается непонимание в ваш адрес, просто взять и показать эту газету, – здесь собраны профессиональные и толковые материалы. Я желаю вам удачи и я думаю, что так вместе с фондом и разовьётся ваша газета и станет, может быть, и международной, потому что ещё, когда Майя получила её на сайте, и переслала нашим друзьям в Канаду, они говорят – вот здорово, мы будем её переводить. Так что, вот, так хорошо.
Знаете, чтобы долго не говорить, я готов сразу отвечать на вопросы, чтобы наиболее полно, как бы, удовлетворить ваши желания, вопросы. Хотя вот ещё про одно хочу сказать, – про декларацию моего родового поместья. Эта идея, как-то быстро, почти мгновенно была подхвачена и так бурляще пошла, пошла, пошла, я сам о ней часто думаю, об этой идее, об этой декларации, они разные, люди их по разному пишут, и великолепно, что пишут по разному. Я тоже думаю, что декларации должны быть у каждого человека. Ну, вы, наверное, читали – ну кто-то читал, кто-то не читал декларацию моего родового поместья. Ну, поднимите руки, кто читал. Ну вот, не читали. Я стал думать: а человек, который живёт в однокомнатной или двухкомнатной квартире, какую б он декларацию своего родового поместья написал, то есть его жизненное пространство получается однокомнатная или двухкомнатная квартира, и вот он должен написать, что он сделал. Здесь человек пишет: в своей декларации я строю родовое поместье, в память о предках, и для своих будущих потомков – детей, внуков и так далее, начинает высаживать сад, копать пруд, и всё это излагает, я думаю, что если есть возможность, лучше так, потому что оказывается, большинство не знает, что есть такое. А что может написать человек – «я приобрёл однокомнатную квартиру» он даже эту квартиру не может оставить своим потомкам, потому что 80 лет гарантийный срок службы этой квартиры, то есть он ничего не оставляет, кроме, хлопот, да. Ну, вот такое.

Из зала: Вы обещали вчера рассказать про школу!
В.Н.: Про школу вчера обещал рассказать, да? В книге, в одной из книг, которые уже вышли, написано о том, как ходили по сёлам волхвы, но можно по-другому назвать, хотел подобрать другое слово, это не просто волхвы, а это, как бы, определённая направленность волхвов. То есть, если вы внимательно прочитаете, там девочка учится, как с ней волхв разговаривает, потом бабушка. Это и была школа. То есть, смотрите, что происходит – не дети куда-то ходят, а к детям ходят, и… ну, конечно, там действо происходило, скажем, на какой-то полянке. В данном случае, вот в ситуации, когда есть, скажем, родовые поместья, населённый пункт, там скажем, 100 родовых поместий или там 200 детей, конечно, нужно какое-то помещение, там, дождь или ещё что-то, непогода, зима – нужно помещение. Но главное ведь не это, не помещение, а в принципе, учителя приходили, не там вот жили, то есть живёт учитель по математике в какой-то деревне, уже нервничает, уже и к детям допускать нельзя, но он будет их учить ещё 20 лет.
Нужно, чтобы были приглашённые учителя. Оычно так делают, скажем, час математика или 2 часа математика, я имею в виду академические часы, потом с разгона физика, потом скажем там, физкультура, потом снова. А есть такой способ – целый день математика, а завтра целый день русский и всё это должно быть интересно. Вы имеете возможность пригласить учителя, лучшего учителя, на ваш взгляд, из города. Вы можете пригласить доктора наук, академика, конечно, это будет платно. Что у нас разве школы сейчас бесплатные? Часть будет оплачивать государство, если оно оплачивает, а часть будут оплачивать люди. Вот таков принцип должен быть, и обязательно, в понятие школа, должно входить то, что делают родители – нельзя, чтобы ребёнка учил только учитель, только учительница, только школа. Этого нельзя допускать, иначе вы не продляете свой род, кто-то вкладывает информацию в вашего ребёнка. Кто-то вкладывает образы в вашего ребёнка, а не вы. Так кажется, что мы всё время, что мы как бы своим примером, что-то показываем ребёнку, а если внимательно посмотреть, то может быть, мы с ним по-хорошему разговариваем то и меньше, чем с каким-нибудь домашним животным. Общения очень мало, или общение на таком бытовом уровне, там, иди гулять или не иди гулять, сделал уроки или не сделал уроки, – нет информации, нет рассуждения, нет образа. Нжно вам начинать, нам начинать об этом думать, нам нужно начинать учиться. Что такое учитель – человек, который изучает какие-то способы, приёмы, как обучать ребёнка, как с ним лучше разговаривать. Я думаю, это должен знать каждый родитель, каждый! И тогда ребёнок будет вашим ребёнком. Я уже говорил на конференциях, что долгое время пытался найти ответ на вопрос: «Почему сейчас очень часто разводятся люди, распадаются семьи, бросают детей?» И почему три тысячи лет назад здесь на этой территории, ну я имею ввиду Россию, жили люди, у которых семьи не распадались? И жили счастливо. Почему эти женщины умирали, если умирал мужчина? Ведь не заставляли, они это делали добровольно. Почему они сражались вместе на поле брани со своим любимым? Почему так происходило, в чём дело? И доказательство тому, что такое было, в нескольких источниках – Гумилёв, Карамзин говорят о том, что святым долгом мужчина считал хранить верность своей жене. Вдумайтесь – мы все привыкли – женщина, женщина честная, нечестная, какая она замуж вышла. А тут хлоп – мужчина, святым долгом считал хранить верность жене. И вот оказывается что, всё начинается с воспитания, и я уже говорил, что обыкновенная колыбельная песня, обыкновенная, ну две-три тысячи лет назад, смысл её – бабушка поёт внуку колыбельную песню (не дословно буду говорить): «Там далеко на звёздах ходит твоя девочка, очень красивая, очень умная. Она придёт к тебе, когда ты станешь достойным её». Она создавала образ девочки прекрасной, которая придёт с ним играть и так далее, так далее. И он начинал готовиться к встрече с этой девочкой, потом он становился юношей, а образ в нём оставался, и он продолжал подготовку. Так вот, в конечном итоге, человек фактически любил, будучи маленьким, любил свою будущую девочку. А то же самое пели этой девочке, ту же колыбельную песню. И они встречались, а дальше начинался, помните, свадебный обряд. Это конечно, психологически, очень серьёзная подготовка, очень серьёзная школа – ты попробуй сдать экзамен, – сделай планировку этого поместья будущего, где что должно расти, когда на тебя смотрят соседи, друзья, родители, бабушки, дедушки. Они же опытные, умные, и они оценивают, как всё это происходило. Вот всё это, вместе взятое, выстраивалось в цепочку воспитания. Оказывается, чтобы сохранить семью, об этом нужно говорить даже маленькому мальчику и маленькой девочке – вот с чего начинается, вот она школа, великая школа, которая складывалась тысячелетиями. И не упускать это нужно, об этом думать нужно. Да утеряно, да мы не так воспитывались, да мы воспитывались, что она должна быть красавицей там, разодетой, декольте и так далее и так далее, да, мы воспитывались, но вот что-то сейчас происходит в мире с людьми, мы должны понять, что по-другому что-то нужно делать, и мы это поймём, и мы это составим по кусочкам и споём колыбельную песенку своей внучке и сделаем этот свадебный обряд. Школа, программу этой школы, должны писать мы с вами, по крупицам, а не только какие-то учителя, только мы и мы её напишем! (длительные аплодисменты)

Из зала: Владимир Николаевич, если вы начали о детях, расскажите, пожалуйста, немного о сыне своём и о дочке.
В.Н.: Ну, знаете, это долго рассказывать, тем более, что я об этом напишу в книге. Вот в следующей книге я буду писать очень много о дочери. А вкратце могу только сказать: ну да, это всё как обычно, обычный ребёнок, но у неё осталось, как раз вот из-за этого, из-за своеобразного воспитания Анастасией, из-за своеобразного, ну как бы на наш взгляд отношения к детям, остались из тех далёких, далёких времён какие-то привычки. Ну так вот, ну не хочется выдавать, но я вот сейчас скажу – ну допустим, в отношении к зверям – она постоянно пытается учить зверей разговаривать. И, оказывается, есть такое, есть такой способ. Анастасия говорит, что вот, душа её, в ней сохранилась вот та душа, которая была ещё до ледникового периода. И она – ну она же трепетно относится – там, ничего не запрещает, не старается сразу что-то такое там своё привносить, старается понять, что делает девочка. Вот она делает, ну, допустим, говорит – «небо» и требует, чтобы вот животные смотрели в небо, потом – «трава» и требует, чтобы они смотрели на траву. И оказывается, что когда так вот повторять – надо вот на собаках попробовать – так вот повторять, да что пробовать, а собака тоже понимает – «рядом», она знает, что надо идти рядом, или там «фас» – она знает, что нападать, или «фу», она знает… Вот, так, а оказывается, что можно, если расширить лексикон, то животное начинает понимать речь, оно не может само разговаривать, но оно начинает понимать речь. Ну, вот об этом и о другом. Наконец-то допишу скоро книгу. Трудно очень — конец-то. Ну, многое пришлось изучать и если честно говорить, так и сам виноват – распорядок дня не тот, наверное. Но напишу, она самому мне интересна, особенно про любовь было интересно, потому что это такой проблемный вопрос. Мы как-то уже привыкли, что разводятся 70% семей, которые заключили брак, разводятся, ну а те которые живут – они живут часто не очень хорошо – часто ругаются между собой, ссорятся. А есть такое – знаете что? Вот, я вам принёс песню. И если есть возможность, скажите, чтобы поставили. Как раз она в тему про вот эту любовь. И как бы от женщины ушёл мужчина. Обычно что делается с женщиной, от которой ушёл мужчина. Ну, значит, надо как-то наказать соперницу, а может быть и двоих их, – и бывшего мужа и соперницу, ну и вот она делает какие-то действия. Вот в этой песне, которую вы услышите, там она делает наоборот. Она говорит – «помолюсь за тебя, ты любимая, моего любимого женщина им желанная будешь счастлива, будешь счастлива как хотела я, береги его сильного, слабого, смелого береги его безрассудного». Ну и так далее. Второе, почему я хочу поставить эту песню, вот, что-то такое есть в Анастасии. Вот она – она как бы не мистическая фигура, это очень простой человек, ну, красивая, ну немножко своеобразный образ жизни, но то, как она умеет говорить, и что она передаёт человеку, в момент, когда она говорит. Я убеждён на сто процентов, что это не просто слова передаются, что-то передаётся – это другой информационный уровень, на уровне наверное, чувств, потому что всё это потом может раскрываться, раскрываться и раскрываться годами, десятилетиями, несколько сказанных фраз могут раскрываться десятилетиями, потому что не только в фразе самой дело. И когда дедушка сказал: «Ну что там – написал книжки, мог бы и картины написать, мог бы песни написать, мог бы и музыку сочинять. Это всё равно, раз внучка дала это, то дала». Но вот то. что музыку сочинять, конечно же не смог никогда, потому что у меня не было слуха с детства, пытался даже сам, самостоятельно пройти в музыкальную школу, но слуха не было. И тогда я думаю: «Ну хорошо, а чего сейчас брать гитару, эти аккорды, я пойду к человеку, который музыкант».
Пошёл к человеку, который музыкант и говорю – надо вот написать песню, чтобы там музыка была как бы моя и примерно на пальцах всё объяснил. Он говорит: «Ладно». Потом, надо же было кому-то спеть. А тут встретилась в местном театре актриса. Я говорю: «Слушай, вот надо песню такую-то спеть. Вот такой смысл, такой» – рассказал ей. Она говорит: «Ну ладно». И собрались они и всё это сделали. Но фантастика в том, что получилась песня, которая станет хитом в России. Я вот сейчас вам прокручу, потом запущу на радио, ещё где-то. И чтобы проверить этот феномен – как же можно так? Ну, вот, я думаю, что она станет – эта песня. Ну вот, пока ставят, я ещё на один вопрос отвечу, только пусть громко поставят. Со спектаклем пытались что-то сделать. А это что за спектакль был?
— Ответ из зала: «Спектакль «Сотворение».
— В.Н.: «А кто, а кто это ставил? А где поставили?»
— Во многих городах поставили: «В Москве, Белоруссии, Минске, Санкт-Петербурге…».
— А у вас нет записи его?
— Конечно есть.
— Ну, так дайте! Так интересно. Ну вот, видите! Вот песня, да. А кто видел балет «Сотворение?» Вы да? К сожалению, у меня запись его очень плохая осталась. Вот в Геленджике вышли люди. (замечает в зале человека) А! Вы – да?! Ну, здорово! Ну, здравствуйте, ну, наконец-то, узнал. Спасибо большое. Вообще потрясающе, выходят люди в Геленджике и говорят: «Сейчас мы покажем балет «Сотворение». И как давай танцевать. И Бог там танцует у них, и Любовь, и Ева, и Адам.
(Владимиру Николаевичу приносят диск с записью. Он говорит): Положите на стол. Спасибо. А у вас тут записан именно балет, да?
Ему отвечают: Там пять спектаклей: «Сотворение», «Рождение», «Ведрусса»,.. и «Демон Кратий». Эта работа была записана на радиовещании. Так что там всё профессионально».
В.Н.: Так, ну я посмотрю, если это действительно хорошая запись, давайте, пусть нам Бог поможет, куда-нибудь запустим, если такой творческий коллектив, уже сколько вы лет живёте?
Ответ: Мы – восемь лет.
В.Н.: Восемь лет! Восемь лет живёт творческий коллектив. То есть вот, пожалуйста, и спектакли делаются и песни, поставить которую никак не могут. Ну давайте ещё на один вопрос пока отвечу.

Из зала: Про Анастасию расскажите, пожалуйста, поподробней, выйдет ли она, когда?
В.Н.: Ну, если вы пригласите, то она и придёт, я думаю. Но дело в том, что, понимаете, этот вопрос он, не совсем… (из зала: «корректный»). Нет, он корректен, он естественный, люди же действительно хотели бы поговорить не только со мной, но и с тем человеком. Но, тем не менее, вопрос не совсем ко мне, потому что, она совершенно свободный, самостоятельный человек, и я не могу ей сказать: «Ты приди там туда-то и сделай то-то. Ну вот, понимаете, что касается меня, вот я вроде не скрываюсь от людей, на телевидении готов как бы прийти, но вы видите, что получается? Ну, программа, на центральном телевидении «Пусть говорят» – вот, что получается. Точно такое же, только ещё, ну более углублённо, получится и с ней. Людям тем. которые противостоят этому явлению, им всё равно, тем лучше оно, им не надо доказывать, что оно хорошее, они это прекрасно понимают, именно поэтому они и противостоят. А против кого они противостоят? Вот эта группа людей, это всего лишь группа людей, которая оказывает влияние там, в том числе и на правительство, и на власть, на чиновников и на простых людей. Наголицин это зам., не командующего, а начальника штаба России, он сказал, что да, что начинается информационная война, через которую оказывают влияние… Вот вдумайтесь, что происходит сейчас в мире? Вдумайтесь, мы включаем новости и почти во всех новостях говорят: кризис, слово «кризис» произносится – безработица, нет будущего, и это по всему миру. Вы представляете, сколько негатива каждый день вливается? Ну, мы с вами видим, что это так и есть. Мы знаем, как говорят отрицательно о России, очень отрицательно, и тут выходит книжка, которую на Западе воспринимают очень положительно, и как положительный факт из России. И вдруг из России говорят: «А мы выходим из кризиса, нет кризиса. Мы будем строить свои родовые поместья». А это действительно, выход из кризиса. И вдруг, вот эта положительная информация идёт из России. Ясно, что не отрицательный настрой по отношению к России, а положительный. Кому-то это не нравится. Этот кому-то, этот кто-то говорит: «Россия погрязла в сектах. В России тоталитарные секты». А их нигде в мире нет – тоталитарных сект. Представляете, какая распространяется информация? И распространяется она там в Бунденстаге, Канаде, Болгарии, в Чехии, эти же люди её распространяют. Ну, вот, видно, наступит время, когда ими займутся, этими людьми.
Вот так они происходят. Медведев выступает, говорит, что положительно отзывается об идее создания родовых поместий, а через несколько дней выходит статья, в которой говорится, что Медведева обманули, представляете. Вот даже пытаются на будущего президента оказывать влияние, точно так же… на Путина. Есть конкретно документы, где пытаются оказывать на них влияние и поэтому, вот, есть такие люди.
По поводу выхода Анастасии, я хочу ещё сказать следующее: «Ну, если вот выйти, вот как бы телом, можно выйти на сцену, показать своё тело и сказать – Вот я». А можно сделать нечто, когда сделать так, что её сила появится в душе и в теле миллионов женщин. Вот я говорил вчера, разве вот та женщина, допустим, одинокая, не имеющая достаточно денег, вдруг находит в себе силы, берёт гектар земли и начинает строить на нём родовое поместье. Для своих внуков, пусть каких-то родственников, ну потом оно может остаться. Вот эта сила, вот это действие. Или молодой человек, у которого не очень обеспеченные родители, берёт в руки топор, строит, идёт учится рубить срубы, потом строит нескольким людям эти срубы, на вырученные деньги покупает гектар земли и сейчас у этого молодого человека машина УАЗик, пруд, сад и дом достраивает. А он – молодой человек, ему лет так 23-24. Вот эта сила, вот в этом и заключается Анастасия. Анастасия – это образ будущей России. Анастасия – это женщина, которая живёт в сибирской тайге. Но и Анастасия – это и образ одновременно, как и я. Вот я стою перед вами, – я – Мегре, но я и образ в книгах, и каждый по-разному меня понимает – ещё не известно, где я более реален – там или здесь, в том виде, в котором стою перед вами. Думаю, что там. Вот такое, ну, не знаю я. Я хочу, чтобы она вышла, но я хочу, чтоб она, когда вышла, могла идти свободно по улице и на неё никто бы не обратил внимание, потому что рядом с ней, навстречу шли такие же красивые женщины, с умным блеском в глазах.
(Далее следует песня):

Помолюсь за тебя, ты любимая,
Моего любимого женщина
Им желанная, будешь счастлива,
Будешь счастлива, как хотела я
Береги его сильного, смелого, слабого
Береги его безрассудного,
Моего любимого береги.
А мои промелькнули денёчки,
Словно танцем хмельным обожгли,
И пошли от былого годочки,
Ножки сына уже пошли.
Самый лучший твой папа,
Самый лучший
Это я не успела раскрыться
В жизни так сыночек, случается,
Другой женщине вдруг удивиться.

Обласкает вас ветерок весны
И расскажет мне листьев шелестом,
Как тепло ему и как радостно
И от рук твоих, и от губ твоих
Не посмею я отвлекать его,
От тепла твоих глаз и нежности.
А не хватит их – лучик солнышка,
Я направлю вам – отведу беду.
Пролетят года в ночь ненастную
Жизнь покажется вам пустой,
Я – к земле, звездой догорающей
Разгоню в душе мрак ночной
И успеть смогу,
Чтоб с тобой любовь
Не была любовь увядающей.
Помолюсь за тебя,
Помолюсь за тебя, любимая,
Моего любимого женщина

В.Н.: Ну как, хорошая песня? (бурные и долгие аплодисменты)
Ну, вот песня есть, балет есть, спектакль есть и всё это сделано людьми просто. И не за деньги, не по чьей-то указке, а просто людьми. Вот это важно, вот это нужно, вот это здорово, вот это Анастасия!

Вопрос из зала: Фильм когда выйдет?
В.Н.: Вот, наверное, как вот следующая книга какая-то заколдованная, так и фильм заколдованный. Вот, не могу дописать его сценарий, хотя в голове уже, ну, все сцены есть. И вот сейчас вам покажу: река Обь, идёт теплоход, уже осень, начинается чуть-чуть снежок, на берегах маленькие, маленькие домики. Стоит предприниматель. Звучит песня:

Мне тебя никогда не понять
Даже если тебя знать веками,
Ты как Царская Дочка
Из древних миров
Околдован твоей красотою,
Очарован твоими глазами,
В них сгоревшие звёзды,
Нашли отраженье своё…

Ну, и так далее. Это вот одна сцена. Это Оксяковский написал несколько песен и:

Дорога к дому посреди зимы
Меж белых сосен виденье
И память мне вернула те мгновенья,
В том доме, где когда-то были мы.

«Малая родина». Не помню на память. Ну, вот всё это из фильма. Такие сцены. Хорошие сцены. Я вижу, как бежит по берегу Анастасия, догоняя лодку. Ну вот, надо найти в себе силы, сесть и писать. Что-то мешает, не знаю, что. Может, даже, ну не знаю что, но пока вот мешает, я пишу, но очень медленно, стал очень медленно писать, стал больше думать, что писать, раньше почти не думал, всё писал и писал, а сейчас вот так. (аплодисменты)
Ну, вот чтобы выйти, надо выходить, надо знать, куда выйти. Вот если мы знаем, куда выйти… Я считаю, что единственный выход вообще из мирового кризиса, единственный!, — это строительство родовых поместий. Другого не может быть. Ведь дело в том, что вот сейчас, говорят, упала потребительская способность. А, вот, как вы думаете, почему упала потребительская способность? Потому что у людей меньше стало денег? Нет! Их не настолько стало меньше, чтобы стали покупать, скажем, наполовину меньше автомобилей. Наполовину меньше! Особенно на Западе, ну, и многое, многое, многое другое.
Люди в подсознании почувствовали, что у них не тот образ жизни, что этот образ жизни немножко не туда ведёт. Это вот как примерно, помните, была такая мода, среди предпринимателей на красные пиджаки? Она такая короткая была, – вот так, одел красный пиджак, ну бизнесмен уже всё. А вот потом она прошла, деньги-то у него были, мог бы купить, если надо, себе ещё один, ну он его не покупает и всё — они исчезли, эти красные пиджаки. И сейчас как-то стало не то что, не модно, ну да, не модно, а даже как-то неприлично, ездить на очень большой легковой машине, которая сильно вот так вот чадит. Вот, у меня автомобиль «Гранд Чироки», мне стыдно её из гаража выводить. Я хотел её продать и пошёл в салон и говорю: «Что вы можете взять мою машину, я хочу её продать». Они говорят: «А сколько там объём двигателя». Я говорю: «5,2». Мне говорят: «Владимир Николаевич, да вы что? Сейчас больше трёх никто не берёт!» То есть, понимаете, уже и неприлично – неэкономично и неприлично. Потом – раньше, мода была на… всё зависит от образа жизни и от образа мышления человека. Раньше была мода на офицеров у женщин. Ну, если офицер, значит, престижно с ним жить, ходить и так далее. Сейчас не очень модно. Была очень крутая мода на крутых предпринимателей у женщин. Сейчас и это проходит. А вот начинается мода на мужчин, которые могут строить родовое поместье, родовое гнездо. Женщина она как орлица, – ей надо, чтобы был рядом орёл, который умеет построить гнездо. Когда это стали понимать, начинается обвал. А теперь, что будет дальше происходить? А дальше будет происходить, ну где-то дадут денег в залог, одному, второму, третьему предприятию, на плаву как-то там ещё продержится, что-то начнёт выпускать, а образ-то новый уже работает. И что в итоге получится? Да в итоге всё равно развалится. Бесполезно выпускать трактора, потому что, мне сейчас, я к старому опять призываю, ну вот трактор в хозяйстве небольшом менее рационален, чем лошадь, менее рационален, чем обычная лошадка. На лошадке можно пахать, ездить верхом, запрягать коляску, к тому же, она удобрение производит, которое вон сейчас какие деньги стоит. И самое-то главное, даже не это. Вот трактор ломается, надо на него запчасти, проблемы, он мысль отвлекает много. А Бог всё так сделал, что, лошадка, конечно, тоже стареет, но она тогда за себя приносит новую лошадку. Пусть попробуют создать супер такую технику, чтобы когда она постарела – трактор постарел, он родил нового трактора хозяину. А это вот, – мы стали развиваться технократическим путём и пришли к той точке, которую сейчас называют экономический кризис. И так многие озабочены этим экономическим кризисом, что забыли ещё о более серьёзном. Что нужно сейчас рассматривать в ООН – глобальное потепление. Так ребята, какое там развитие производства, если вот этот – основной вопрос нужно решать? Сейчас будут затапливаться целые страны. Как всё это предотвратить? Ну, вот они здорово в газете написали – в родовой, единственное только, что вот тут у них нет про потепление, что это ещё предотвращает, то есть, вот ну да, будет продолжение. Они всё это описали. Да написали, что с помощью этого можно предотвратить и экологическую катастрофу. Почему можно? А потому, что вот тот парниковый эффект, он образуется, ну как говорят учёные, по следующим причинам: первая – это выбросы промышленных предприятий, выхлопы автомобилей, и вырубка лесов. Колоссальная вырубка лесов. И вот смотрите, что ещё интересно – всё говорят, говорят, говорят, а никак ни одного предложения нормального, чёткого, ясного, понятного в народ не выброшено. Двадцатка собиралась недавно. Кто-нибудь может сказать, что они предложили вообще? Ну, ничего, да ничего, вот единственное, что срабатывает – дать денег побольше. Кому-то, куда-то (со смехом говорит Мегре). Ну всё. Ну, нет предложений. Вот это, единственное предложение, правильно газета пишет – «100 соток против мирового кризиса». Вот, тут этот парень — Самусев. Дмитрий Самусев – написал четырнадцать пунктов. У него очень хороший слог, он очень толково пишет (хранитель сайта Анастасия.ру – Anestesiolog – моё примечание – это мой сосед по поместью). Я бы так не написал! Он написал очень чётко. И он как бы и образ создал. Ну если вот, вы не читали? Я такой-то, такой-то, живу в строительном, благоустроенном строительном вагончике в поле. А дальше как пошёл рассказывать об этой идее. Ну президенту. Он оперировал очень серьёзно, его тоже нужно переводить и запускать!
А вот декларация чести, – это хорошо вы назвали декларацию! Да, вот это действительно,– декларация чести. Я немножко вернусь к декларациям. Я на эту тему вот размышлял. Вы знаете, когда вот пытаешься писать эту декларацию, – это жизнь осмысливаешь. Представляете, если бы вы сейчас могли прочитать декларацию своего, скажем правнука, ой, прадеда, не правнука, а прадеда. Что он хотел вообще и сделал. И вот представляете, – ваш праправнук вдруг берёт и читает: «Я такой-то такой-то…»; а дайте я вам декларацию прочитаю, потому что…, кто не читал декларацию эту? Не читал, да? Чтобы было ясно, что это такое, я её сейчас прочитаю. Ну, я тут немного подкорректировал концовку – новую сделал. «Я – гражданин РФ, ну а там все фамилию свою пишут, ознакомился с идеологией образа жизни в новой творческой форме из серии книг «Звенящие кедры России». Идея создания родового поместья вдохновила меня на действия. Я приобрёл на пустыре в 30 км от города участок земли размером с гектар, с целью обустройства на нём более совершенной среды обитания для своей семьи, для своих потомков, и в память о своих предках». Ну не буду всё читать, вы прочитаете, – прочитаете в интернете, но вдумайтесь, – человек совершает действия для своей семьи сегодняшней, для своих потомков и в память о своих предках. А что делают многие люди – они высаживают в память о предках деревья – саженцы, не просто там, ну, аллею из деревьев, а вот в память о том-то, в память о том-то. Я вот, ну, с трудом представляю, если мы говорим, что есть жизнь там, есть дух, есть душа, а вот как часто мы вспоминаем душу своей прапрапрабабушки? Да вообще не вспоминаем! Как часто мы о бабушке говорим? Да вообще не говорим. И вот это просто заявление, даже просто слова – в память о своих предках, я не знаю, там наверное, не восторг, а что-то такое колоссальное, планетарное должно произойти, когда такое происходит, а если ещё человек начинает высаживать деревья в память о них, то это дорогого стоит, ну и тем более, что это ещё и… (фраза незакончена).
Ну и в конце обращение, сейчас я его в конце прочитаю: «Считаю, что будет положительным фактором, если множество семей имеющих и желающих трудиться на земле, обустраивая свой быт в родовых поместьях, расположенных вокруг больших и малых городов, будут способны обеспечить в полном объёме городское население экологически чистыми продуктами растениеводства, улучшить экологическую ситуацию в регионах. Пример стран, которые сделали ставку на фермерское хозяйство, показывает неэффективность и даже пагубность такого выбора. Фермеры, делающие ставку на получение прибыли от выращивания сельхозпродукции, вступают в конкурентную борьбу друг с другом. Чтобы выиграть, им необходимо применять ядохимикаты и гербициды, выращивать вредоносные генномодифицированные продукты, тем самым ставя под угрозу жизнь людей целых государств. В родовом поместье семья живёт и выращивает продукты для собственных нужд, своих родственников, живущих в городах, таким образом, у семьи, живущей в родовом поместье, принципиально иное отношение к земле. Продовольственные излишки, образующиеся в поместье, будут выгодно отличаться от всей другой продукции и поступать на прилавки городских магазинов». И сколько мы ни говорили, что нельзя бросать в землю ядохимикаты, всё равно бросают, всё равно. Потому что принцип — получить прибыль. Здесь иное. «Как показала практика, не благодаря финансовым вливаниям, а благодаря идеологии, рядом с моим поместьем взяли гектар земли и уже строят своё поместье более ста семей, у которых уже рождаются и воспитываются дети в более совершенной экологической среде».
Добавлена концовка вот такая: «Обращаюсь к президенту Барака Обама и Конгрессу США с предложением рассмотреть и принять идею создания родовых поместий как наиболее эффективный проект выхода стран из глобального экономического кризиса. Значимая часть народа России воспринимает проект родовое поместье как национальную идею. Пусть она станет международной национальной идеей, и наши страны будут соревноваться в материализации прекрасного будущего». (аплодисменты)
Вот одну выдержку прочитал – ну сильный документ! И вот действительно, что если каждая семья задекларирует, — их вот два документа в силе уже – вот газета и вот это вот, ну вот, помимо книг. Поэтому нам нужно научиться рассказывать о себе, преодолевать вот те слухи, которые ходят. Как вчера, начинают говорить: «Да, что эти люди могут, они только знают как с авторучкой обращаться». Но, это же не так.

Вопрос из зала: «На сайте Анастасия.ру есть рубрика «Куда надо направлять декларации от моего родового поместья?» Как вы считаете, куда их направлять? Ваше мнение.
В.Н.: Ну, вот, каждый человек имеет право сам составить декларацию и сам отправить туда, куда он хочет, туда, где он считает нужным. Если кто-то хочет отправить, скажем, отдать председателю сельского совета, он может отдать председателю сельского совета. Если кто-то хочет отдать её, направить её Президенту, там в Правительство, скажем, в Госдуму, то и это тоже можно сделать. Если официально собирать декларации, то это может юридическое лицо. Есть много инициативных групп, которые также занимаются сбором деклараций. Вот то, что мне дали сейчас, это одна из них. И они имеют право это делать. Если люди хотят, пусть отправляют им. Но я думаю, будет правильно, если это будет делаться через Фонд. Даже если есть инициативные группы, то есть, скажем, в вашем городе кто-то захотел собрать декларации, чтобы куда-то их отправить, ну, я имею в виду в вашем городе. Ну, так вы скажите об этом в Фонде, чтобы вот этим будем заниматься мы. Тогда фонд выставит на сайте, что такая-то инициативная группа в Нижнем Новгороде занимается. Но, конечно, Фонд должен знать этих людей, а то может кто-нибудь так объявить, собрать декларации, выбросить их, а люди будут надеяться, что куда-то кто-то что-то отправил. Если уже кто-то собирает, то тоже должен прийти и сказать в Фонд, что мы собираем, вот столько-то собрали. Ну, то есть Фонд — это юридическое лицо, которое может нести какую-то ответственность. Если кто-то хочет… ну, то есть вы вольны поступать так, как считаете нужным, а, я считаю, что всё это нужно делать, конечно, с согласованием с Фондом, тогда будет порядок.

В продолжение темы о декларациях: 9 мая 2008 г. на встрече в поселение Родное Владимирской области, вы, Владимир Николаевич, говорили о «Декларации от моего родового поместья». Вопрос: Можно ли на такую декларацию использовать знак «Звенящие кедры России»? — Наталья Ризаева.
В.Н.: Ну, вообще, я то, конечно… вот по душе, не возражаю, чтобы этот знак использовали. А вот с юридической стороны, если я сейчас скажу, что можно, то в мгновение будет зарегистрирован товарный знак в Новой Зеландии и Европе. И остановится реализация всех книг на английском языке – будет заблокирована. Там работает определённая группа, которая, вот, борется за этот знак, поэтому, я не могу сказать, что так просто можно использовать. И вообще, знак – это довольно… ну, он не простое состояние.
То есть, вот почему-то за него стали бороться и очень сильно, вот, в частности, на Западе. Сейчас идёт следствие по этому вопросу. Если кто-то зарегистрирует, он как бы и народный, он как бы и всем принадлежит, но есть ещё закон, — на кого он зарегистрирован. И если сказать, что он принадлежит всем, то это значит, он принадлежит и тому, кто выступает против. А если он возьмёт и первый зарегистрирует в каком бы то ни было виде, то закон не будет смотреть, на то что мы будем рассуждать – он всем принадлежит, то просто возьмёт и остановит все книги, где есть упоминание слов «Звенящие кедры». Поэтому, не надо обижаться, просто надо как-то вдумчиво ко всему относиться. И действовать через Фонд.

Владимир Николаевич, а сколько книг на английский уже переведено?
В.Н.: Восемь.

Вопрос из зала: Я, как и немало других просыпающихся ведруссов, похоронил своих родителей на кладбище. Тогда ещё не знал, что этого делать не следует. Сейчас у меня своя земля, я начал создавать своё родовое поместье. Был ли у ведруссов обряд, позволяющий привлечь души похороненных вдалеке родственников. Может, надгробия на кладбище нужно удалить? – вопрос задаёт Владимир, поселение Заветное Владимирской области.
В.Н.: Вот я не могу с абсолютной точностью ответить на этот вопрос. Вот душой чувствую, что ничего не нужно менять на кладбище, а просто в память о своём предке с мыслью о нём, посадить дерево и он будет с рядом вами. Потому что главное – это ваша мысль, главное – это мысль человека. Ничего в мире сильнее её нет. Нет более сильного, ни атомное оружие… Атомное оружие было изобретено человеческой мыслью. Если бы мы сейчас до конца познали, что это такое. Вот всё и направлено на то, чтобы человек, не пользовался своей мыслью, не творил, чтобы постоянно думал. Едет человек на автомобиле и постоянно думает то вправо повернуть или влево и кто его догоняет, кто обгоняет, какой светофор горит, представляете, мысль блокируется таким образом. Вот почему я говорю – человек лежит в деревне, и-и-и-и – смотрит, хочет дремлет, но главное, что он может работать своей мыслью, творить мыслью. И вот родственник, мне кажется так, что нужно просто посадить в честь него дерево. А вот тот, кто задал вопрос, вы душой чувствуете, что лучше, если бы они были у вас?
Ответ: «Конечно».

Вопрос: У меня есть свой род. У моей половинки свой. К какому роду будут относится наши дети? Род передаётся по мужской линии или по женской? – Владимир, поселение Заветное.
В.Н.: Ну так, – и по мужской и по женской. Это как бы, «когда ты к краю подойдёшь всего», – помните, – из «Сотворения», – «Что буду делать я, когда помысленное сотворю? Когда ты к краю подойдёшь всего»… не помню, ну, – «новое откроет твоя мысль»… Это и новый род и продолжение старых.

Ну, это может не вопрос сейчас будет, ну вот такая записка пришла: Владимир Николаевич, земной вам поклон, за ведущего вчерашней программы было стыдно. (аплодисменты – причём долгие очень)
В.Н.: Спасибо, ну… я так думаю, что он ничего страшного, просто очередная тренировка вчера была для более этих…
(Из зала спрашивают про какую передачу идёт речь): Мы телевизор не смотрим, вы расскажите пожалуйста!
В.Н.: Да ничего, нормальная была передача, стал выступать, положили там массу продукции, ну и там стали говорить о том, что… Ну, ведущий так… кто-то ему закладок много-много наделал там, книжки лежат. Стал объяснять, что каждый, кто пойдёт на село, сейчас получает бесплатно квартиру и машину. То есть, я так подумал: «Господи, как же нужно, ну вот… более ужасно о себе сказать невозможно. Знаете, потому что человек идёт в бой в Чечню, но бесплатно квартиру, машину не дают. Ну, шёл бой в Чечне, в Афганистане. Далее, ветераны шли в бой. Но бесплатно квартир, машин не получают. Чернобыльцы, тоже бесплатно квартиру и машину сразу не получают. И только человек, который пойдёт в деревню… смех в зале – получает машину… До такой степени страшное это дело – пойти в деревню, что нужно машину и квартиру давать. Это вот представляете, – ну вот, многое в словах сосредоточено, ну вот, более сильно, чтобы оттолкнуть человека от деревни, перепугать, трудно придумать себе. А вот такое было сказано. Что это уже на уровне государственной программы. Ну, может, там 2-3 человека и получили бесплатно квартиру и машину, приближённых там, к этой программе лиц, но я сомневаюсь, чтобы такое было, потому что сам живу в деревне. Ну и так далее, так далее. Ну в общем вот такая была программа. Мне понравилось. (аплодисменты)

Вопрос из зала: В ваших книгах идёт речь о значимости создания родового поместья. Идея — родовое поместье. Люди нашли созвучие с этой идеей и организовываются в инициативные группы и создают поселения, которые потом стали позиционировать себя как экопоселения. Вопрос: Как, по-вашему, позиционирование поселения гармонизируется с самой идеей создания родового поместья?
В.Н.: Да, я читал вот эту, ну, читал вот эти вот споры, может не все, на сайте, и там, значит… ну, читал на сайте эти споры. Как правильно называть – экопоселения, родовое поместье, движение зелёных и многие не называют родовое поместье, а называют экопоселение, ну и так далее и так далее. И тут же появляется в прессе такая информация – в России началось движение аналогичное движению хиппи в Америке в 60-е годы. Представляете? Вот что от названия зависит. То есть движение хиппи аналогичное движению вот в Америке в 60-е годы. Во-первых, из Америки, оказывается это пришло сюда, почти через 50 лет дошло до нас, что вот надо быть типа хиппи. Потом ещё в одной сразу, в прессе появилось там не «зелёные», а такие типа «дуреломы», потом «экологические поселения» – раз, и опять начинаются пояснения в прессе, что «экологические поселения зародились в Индии – Ауровиль», там, ну и так далее и так далее. Начинают перечислять. Т.е. опять Россию убирают, но а главное даже не это, что Россию убирают, – убирается сама суть. А родовое поместье – род, корень – родина, и всё это убирается. Но вот был вопрос. Ну, то есть однозначно – только родовое поместье, за это нужно бороться, отстаивать, и если кто-то скажет, – «что вы экологическое поселение строите?» – «Нет, я строю родовое поместье!» Вот это очень важно. Ну вот как бы там был такой вопрос, значит, вот это случайно подмена понятий происходит, или это специально кто-то подогревает, уводит. И там, хорошо вот этот человек – Сапсан, так он сказал, что это подогревается. И доказал, кто это делает. Вот этому человеку нужно поаплодировать. (аплодисменты)
И представляете – специально подогревается. И ещё как-то в открытую говорится: «Вот, вы нигде не говорите об Анастасии». Ну, вот я не знаю — люди говорят или нет? Но вот понимаете, чтобы люди пошли в родовые поместья, нужно рассказывать долго, долго, долго — удастся вам или нет, сложно сказать. А стоит прочитать книжку «Анастасия», люди – раз, и почему-то идут. Образ. Образ это великая энергия! Великая энергия, которая творит миры. Эта великая энергия, которая может освобождать государства. Великая энергия, которая может создавать людей. Так вот они хотят уничтожить этот образ. Не дайте это сделать! Так уже было в истории тысячелетней. Нет, можно не боясь, я вот, после того как ознакомился со всем этим, думаю, ладно, а вот я, надо знаете, сделать какой-то хороший значок; я сделаю значок и напишу «Звенящие кедры России» и буду носить его. Ну, или ещё что-то сделать. То есть, надо отстаивать свой образ, надо не бояться, надо гордиться им. Тогда они отступят. Вы – невероятная сила. Нет в мире такой силы. И вот сейчас, сильнее вас, её не существует. Просто вы настолько сильны, что даже не хотите с кем-то бороться, не хотите даже думать об этом. Ну, ничего себе – 7500 семей по России уже строят родовые поместья! А сколько людей строят их в мыслях? Ну, я думаю, что несколько миллионов. Я вот, чтобы не забыть: я буду говорить сбивчиво, потому что разные мысли текут, декларацию там ну, строят, а вот что делать людям, которые ещё не приступили к строительству родовых поместий? То же хотим декларацию. И знаете, какое я название придумал? Да у него нет своего родового поместья. Ну, вот он может тоже за основу взять декларацию и написать: «Декларация моей мечты»! (аплодисменты)
Ну, спасибо, что поддерживаете, во-первых, это очень важно, потому что человек заявляет о своей позиции. Ясно, чётко, понятно. Он сам для себя формулирует информацию, поймёт эту позицию. И произойдёт то, что произойдёт. Потому что, помните в «Сотворении», когда Любовь говорит, оставляет маленькую искорку свою Богу, отправляясь на Землю, и вдруг видит, что искорка любви улетает от Бога к ней. Она говорит ему: «Ну почему? Ты даже искорку одну моей любви с собою не оставил? — Себе оставить – значит, недодать им – дочерям и сыновьям моим!» А когда он творил, ему говорят: «Ты в вакууме, ты сейчас взорвёшься; и все энергии никто не может удержать в себе. Теперь – удел твой – только разорваться, но если есть мгновение у тебя, остановись. Тихонько распусти энергии творящие свои». А он в ответ: «Мои мечты, их не предам. Для них я буду продолжать сжиматься и ускорять энергии свои. Мои мечты. В них, по траве торопыжка бежит муравей, и орлица на взлёте дерзком, обучает летать сыновей». Пусть продолжением такого великого творения будет декларация мечты каждого человека. (длительные и бурные аплодисменты)
Что-то всё время вспоминаются и вспоминаются слова, особенно вот эти: «И орлица на взлёте дерзком, обучает летать сыновей». Вообще хорошая книжка.

Владимир Николаевич: Я видел, знаю, что эти газеты готовы. И вот здесь держу я впервые её в руках. Раздавали газеты, да? Раздавали? Ответ: «Да, да». Я прочитал о ней в интернете и сделал такой вывод, что впервые за 10 лет, движение нормально себя показало, рассказало о себе. После выхода книг выходили альманахи, но там ещё не было сконцентрировано столько чётко и ясно материала и столько высказываний, как в этой газете. Давно нужно было так делать, потому, что нужно уметь о себе рассказывать. Слухи ходят разные о строителях родовых поместий, о тех людях, которые поддерживают эти идеи, а вот никогда о себе так не рассказывали, как удалось сделать редакции этой газеты из Орла. Мне сказали – здесь присутствуют редакторы? Да? А вот – Светлана, – давайте поаплодируем! Аплодисменты. Я вот думаю, что надо всем клубам и строителям родовых поместий подписаться, приобрести у них такую газету, может быть, ещё тираж сделать, чтобы, когда начинается непонимание в ваш адрес, просто взять и показать эту газету, – здесь собраны профессиональные и толковые материалы. Я желаю вам удачи и я думаю, что так вместе с фондом и разовьётся ваша газета и станет, может быть, и международной, потому что ещё, когда Майя получила её на сайте, и переслала нашим друзьям в Канаду, они говорят – вот здорово, мы будем её переводить. Так что, вот, так хорошо.
Знаете, чтобы долго не говорить, я готов сразу отвечать на вопросы, чтобы наиболее полно, как бы, удовлетворить ваши желания, вопросы. Хотя вот ещё про одно хочу сказать, – про декларацию моего родового поместья. Эта идея, как-то быстро, почти мгновенно была подхвачена и так бурляще пошла, пошла, пошла, я сам о ней часто думаю, об этой идее, об этой декларации, они разные, люди их по разному пишут, и великолепно, что пишут по разному. Я тоже думаю, что декларации должны быть у каждого человека. Ну, вы, наверное, читали – ну кто-то читал, кто-то не читал декларацию моего родового поместья. Ну, поднимите руки, кто читал. Ну вот, не читали. Я стал думать: а человек, который живёт в однокомнатной или двухкомнатной квартире, какую б он декларацию своего родового поместья написал, то есть его жизненное пространство получается однокомнатная или двухкомнатная квартира, и вот он должен написать, что он сделал. Здесь человек пишет: в своей декларации я строю родовое поместье, в память о предках, и для своих будущих потомков – детей, внуков и так далее, начинает высаживать сад, копать пруд, и всё это излагает, я думаю, что если есть возможность, лучше так, потому что оказывается, большинство не знает, что есть такое. А что может написать человек – «я приобрёл однокомнатную квартиру» он даже эту квартиру не может оставить своим потомкам, потому что 80 лет гарантийный срок службы этой квартиры, то есть он ничего не оставляет, кроме, хлопот, да. Ну, вот такое.

Из зала: Вы обещали вчера рассказать про школу!
В.Н.: Про школу вчера обещал рассказать, да? В книге, в одной из книг, которые уже вышли, написано о том, как ходили по сёлам волхвы, но можно по-другому назвать, хотел подобрать другое слово, это не просто волхвы, а это, как бы, определённая направленность волхвов. То есть, если вы внимательно прочитаете, там девочка учится, как с ней волхв разговаривает, потом бабушка. Это и была школа. То есть, смотрите, что происходит – не дети куда-то ходят, а к детям ходят, и… ну, конечно, там действо происходило, скажем, на какой-то полянке. В данном случае, вот в ситуации, когда есть, скажем, родовые поместья, населённый пункт, там скажем, 100 родовых поместий или там 200 детей, конечно, нужно какое-то помещение, там, дождь или ещё что-то, непогода, зима – нужно помещение. Но главное ведь не это, не помещение, а в принципе, учителя приходили, не там вот жили, то есть живёт учитель по математике в какой-то деревне, уже нервничает, уже и к детям допускать нельзя, но он будет их учить ещё 20 лет.
Нужно, чтобы были приглашённые учителя. Оычно так делают, скажем, час математика или 2 часа математика, я имею в виду академические часы, потом с разгона физика, потом скажем там, физкультура, потом снова. А есть такой способ – целый день математика, а завтра целый день русский и всё это должно быть интересно. Вы имеете возможность пригласить учителя, лучшего учителя, на ваш взгляд, из города. Вы можете пригласить доктора наук, академика, конечно, это будет платно. Что у нас разве школы сейчас бесплатные? Часть будет оплачивать государство, если оно оплачивает, а часть будут оплачивать люди. Вот таков принцип должен быть, и обязательно, в понятие школа, должно входить то, что делают родители – нельзя, чтобы ребёнка учил только учитель, только учительница, только школа. Этого нельзя допускать, иначе вы не продляете свой род, кто-то вкладывает информацию в вашего ребёнка. Кто-то вкладывает образы в вашего ребёнка, а не вы. Так кажется, что мы всё время, что мы как бы своим примером, что-то показываем ребёнку, а если внимательно посмотреть, то может быть, мы с ним по-хорошему разговариваем то и меньше, чем с каким-нибудь домашним животным. Общения очень мало, или общение на таком бытовом уровне, там, иди гулять или не иди гулять, сделал уроки или не сделал уроки, – нет информации, нет рассуждения, нет образа. Нжно вам начинать, нам начинать об этом думать, нам нужно начинать учиться. Что такое учитель – человек, который изучает какие-то способы, приёмы, как обучать ребёнка, как с ним лучше разговаривать. Я думаю, это должен знать каждый родитель, каждый! И тогда ребёнок будет вашим ребёнком. Я уже говорил на конференциях, что долгое время пытался найти ответ на вопрос: «Почему сейчас очень часто разводятся люди, распадаются семьи, бросают детей?» И почему три тысячи лет назад здесь на этой территории, ну я имею ввиду Россию, жили люди, у которых семьи не распадались? И жили счастливо. Почему эти женщины умирали, если умирал мужчина? Ведь не заставляли, они это делали добровольно. Почему они сражались вместе на поле брани со своим любимым? Почему так происходило, в чём дело? И доказательство тому, что такое было, в нескольких источниках – Гумилёв, Карамзин говорят о том, что святым долгом мужчина считал хранить верность своей жене. Вдумайтесь – мы все привыкли – женщина, женщина честная, нечестная, какая она замуж вышла. А тут хлоп – мужчина, святым долгом считал хранить верность жене. И вот оказывается что, всё начинается с воспитания, и я уже говорил, что обыкновенная колыбельная песня, обыкновенная, ну две-три тысячи лет назад, смысл её – бабушка поёт внуку колыбельную песню (не дословно буду говорить): «Там далеко на звёздах ходит твоя девочка, очень красивая, очень умная. Она придёт к тебе, когда ты станешь достойным её». Она создавала образ девочки прекрасной, которая придёт с ним играть и так далее, так далее. И он начинал готовиться к встрече с этой девочкой, потом он становился юношей, а образ в нём оставался, и он продолжал подготовку. Так вот, в конечном итоге, человек фактически любил, будучи маленьким, любил свою будущую девочку. А то же самое пели этой девочке, ту же колыбельную песню. И они встречались, а дальше начинался, помните, свадебный обряд. Это конечно, психологически, очень серьёзная подготовка, очень серьёзная школа – ты попробуй сдать экзамен, – сделай планировку этого поместья будущего, где что должно расти, когда на тебя смотрят соседи, друзья, родители, бабушки, дедушки. Они же опытные, умные, и они оценивают, как всё это происходило. Вот всё это, вместе взятое, выстраивалось в цепочку воспитания. Оказывается, чтобы сохранить семью, об этом нужно говорить даже маленькому мальчику и маленькой девочке – вот с чего начинается, вот она школа, великая школа, которая складывалась тысячелетиями. И не упускать это нужно, об этом думать нужно. Да утеряно, да мы не так воспитывались, да мы воспитывались, что она должна быть красавицей там, разодетой, декольте и так далее и так далее, да, мы воспитывались, но вот что-то сейчас происходит в мире с людьми, мы должны понять, что по-другому что-то нужно делать, и мы это поймём, и мы это составим по кусочкам и споём колыбельную песенку своей внучке и сделаем этот свадебный обряд. Школа, программу этой школы, должны писать мы с вами, по крупицам, а не только какие-то учителя, только мы и мы её напишем! (длительные аплодисменты)

Из зала: Владимир Николаевич, если вы начали о детях, расскажите, пожалуйста, немного о сыне своём и о дочке.
В.Н.: Ну, знаете, это долго рассказывать, тем более, что я об этом напишу в книге. Вот в следующей книге я буду писать очень много о дочери. А вкратце могу только сказать: ну да, это всё как обычно, обычный ребёнок, но у неё осталось, как раз вот из-за этого, из-за своеобразного воспитания Анастасией, из-за своеобразного, ну как бы на наш взгляд отношения к детям, остались из тех далёких, далёких времён какие-то привычки. Ну так вот, ну не хочется выдавать, но я вот сейчас скажу – ну допустим, в отношении к зверям – она постоянно пытается учить зверей разговаривать. И, оказывается, есть такое, есть такой способ. Анастасия говорит, что вот, душа её, в ней сохранилась вот та душа, которая была ещё до ледникового периода. И она – ну она же трепетно относится – там, ничего не запрещает, не старается сразу что-то такое там своё привносить, старается понять, что делает девочка. Вот она делает, ну, допустим, говорит – «небо» и требует, чтобы вот животные смотрели в небо, потом – «трава» и требует, чтобы они смотрели на траву. И оказывается, что когда так вот повторять – надо вот на собаках попробовать – так вот повторять, да что пробовать, а собака тоже понимает – «рядом», она знает, что надо идти рядом, или там «фас» – она знает, что нападать, или «фу», она знает… Вот, так, а оказывается, что можно, если расширить лексикон, то животное начинает понимать речь, оно не может само разговаривать, но оно начинает понимать речь. Ну, вот об этом и о другом. Наконец-то допишу скоро книгу. Трудно очень — конец-то. Ну, многое пришлось изучать и если честно говорить, так и сам виноват – распорядок дня не тот, наверное. Но напишу, она самому мне интересна, особенно про любовь было интересно, потому что это такой проблемный вопрос. Мы как-то уже привыкли, что разводятся 70% семей, которые заключили брак, разводятся, ну а те которые живут – они живут часто не очень хорошо – часто ругаются между собой, ссорятся. А есть такое – знаете что? Вот, я вам принёс песню. И если есть возможность, скажите, чтобы поставили. Как раз она в тему про вот эту любовь. И как бы от женщины ушёл мужчина. Обычно что делается с женщиной, от которой ушёл мужчина. Ну, значит, надо как-то наказать соперницу, а может быть и двоих их, – и бывшего мужа и соперницу, ну и вот она делает какие-то действия. Вот в этой песне, которую вы услышите, там она делает наоборот. Она говорит – «помолюсь за тебя, ты любимая, моего любимого женщина им желанная будешь счастлива, будешь счастлива как хотела я, береги его сильного, слабого, смелого береги его безрассудного». Ну и так далее. Второе, почему я хочу поставить эту песню, вот, что-то такое есть в Анастасии. Вот она – она как бы не мистическая фигура, это очень простой человек, ну, красивая, ну немножко своеобразный образ жизни, но то, как она умеет говорить, и что она передаёт человеку, в момент, когда она говорит. Я убеждён на сто процентов, что это не просто слова передаются, что-то передаётся – это другой информационный уровень, на уровне наверное, чувств, потому что всё это потом может раскрываться, раскрываться и раскрываться годами, десятилетиями, несколько сказанных фраз могут раскрываться десятилетиями, потому что не только в фразе самой дело. И когда дедушка сказал: «Ну что там – написал книжки, мог бы и картины написать, мог бы песни написать, мог бы и музыку сочинять. Это всё равно, раз внучка дала это, то дала». Но вот то. что музыку сочинять, конечно же не смог никогда, потому что у меня не было слуха с детства, пытался даже сам, самостоятельно пройти в музыкальную школу, но слуха не было. И тогда я думаю: «Ну хорошо, а чего сейчас брать гитару, эти аккорды, я пойду к человеку, который музыкант».
Пошёл к человеку, который музыкант и говорю – надо вот написать песню, чтобы там музыка была как бы моя и примерно на пальцах всё объяснил. Он говорит: «Ладно». Потом, надо же было кому-то спеть. А тут встретилась в местном театре актриса. Я говорю: «Слушай, вот надо песню такую-то спеть. Вот такой смысл, такой» – рассказал ей. Она говорит: «Ну ладно». И собрались они и всё это сделали. Но фантастика в том, что получилась песня, которая станет хитом в России. Я вот сейчас вам прокручу, потом запущу на радио, ещё где-то. И чтобы проверить этот феномен – как же можно так? Ну, вот, я думаю, что она станет – эта песня. Ну вот, пока ставят, я ещё на один вопрос отвечу, только пусть громко поставят. Со спектаклем пытались что-то сделать. А это что за спектакль был?
— Ответ из зала: «Спектакль «Сотворение».
— В.Н.: «А кто, а кто это ставил? А где поставили?»
— Во многих городах поставили: «В Москве, Белоруссии, Минске, Санкт-Петербурге…».
— А у вас нет записи его?
— Конечно есть.
— Ну, так дайте! Так интересно. Ну вот, видите! Вот песня, да. А кто видел балет «Сотворение?» Вы да? К сожалению, у меня запись его очень плохая осталась. Вот в Геленджике вышли люди. (замечает в зале человека) А! Вы – да?! Ну, здорово! Ну, здравствуйте, ну, наконец-то, узнал. Спасибо большое. Вообще потрясающе, выходят люди в Геленджике и говорят: «Сейчас мы покажем балет «Сотворение». И как давай танцевать. И Бог там танцует у них, и Любовь, и Ева, и Адам.
(Владимиру Николаевичу приносят диск с записью. Он говорит): Положите на стол. Спасибо. А у вас тут записан именно балет, да?
Ему отвечают: Там пять спектаклей: «Сотворение», «Рождение», «Ведрусса»,.. и «Демон Кратий». Эта работа была записана на радиовещании. Так что там всё профессионально».
В.Н.: Так, ну я посмотрю, если это действительно хорошая запись, давайте, пусть нам Бог поможет, куда-нибудь запустим, если такой творческий коллектив, уже сколько вы лет живёте?
Ответ: Мы – восемь лет.
В.Н.: Восемь лет! Восемь лет живёт творческий коллектив. То есть вот, пожалуйста, и спектакли делаются и песни, поставить которую никак не могут. Ну давайте ещё на один вопрос пока отвечу.

Из зала: Про Анастасию расскажите, пожалуйста, поподробней, выйдет ли она, когда?
В.Н.: Ну, если вы пригласите, то она и придёт, я думаю. Но дело в том, что, понимаете, этот вопрос он, не совсем… (из зала: «корректный»). Нет, он корректен, он естественный, люди же действительно хотели бы поговорить не только со мной, но и с тем человеком. Но, тем не менее, вопрос не совсем ко мне, потому что, она совершенно свободный, самостоятельный человек, и я не могу ей сказать: «Ты приди там туда-то и сделай то-то. Ну вот, понимаете, что касается меня, вот я вроде не скрываюсь от людей, на телевидении готов как бы прийти, но вы видите, что получается? Ну, программа, на центральном телевидении «Пусть говорят» – вот, что получается. Точно такое же, только ещё, ну более углублённо, получится и с ней. Людям тем. которые противостоят этому явлению, им всё равно, тем лучше оно, им не надо доказывать, что оно хорошее, они это прекрасно понимают, именно поэтому они и противостоят. А против кого они противостоят? Вот эта группа людей, это всего лишь группа людей, которая оказывает влияние там, в том числе и на правительство, и на власть, на чиновников и на простых людей. Наголицин это зам., не командующего, а начальника штаба России, он сказал, что да, что начинается информационная война, через которую оказывают влияние… Вот вдумайтесь, что происходит сейчас в мире? Вдумайтесь, мы включаем новости и почти во всех новостях говорят: кризис, слово «кризис» произносится – безработица, нет будущего, и это по всему миру. Вы представляете, сколько негатива каждый день вливается? Ну, мы с вами видим, что это так и есть. Мы знаем, как говорят отрицательно о России, очень отрицательно, и тут выходит книжка, которую на Западе воспринимают очень положительно, и как положительный факт из России. И вдруг из России говорят: «А мы выходим из кризиса, нет кризиса. Мы будем строить свои родовые поместья». А это действительно, выход из кризиса. И вдруг, вот эта положительная информация идёт из России. Ясно, что не отрицательный настрой по отношению к России, а положительный. Кому-то это не нравится. Этот кому-то, этот кто-то говорит: «Россия погрязла в сектах. В России тоталитарные секты». А их нигде в мире нет – тоталитарных сект. Представляете, какая распространяется информация? И распространяется она там в Бунденстаге, Канаде, Болгарии, в Чехии, эти же люди её распространяют. Ну, вот, видно, наступит время, когда ими займутся, этими людьми.
Вот так они происходят. Медведев выступает, говорит, что положительно отзывается об идее создания родовых поместий, а через несколько дней выходит статья, в которой говорится, что Медведева обманули, представляете. Вот даже пытаются на будущего президента оказывать влияние, точно так же… на Путина. Есть конкретно документы, где пытаются оказывать на них влияние и поэтому, вот, есть такие люди.
По поводу выхода Анастасии, я хочу ещё сказать следующее: «Ну, если вот выйти, вот как бы телом, можно выйти на сцену, показать своё тело и сказать – Вот я». А можно сделать нечто, когда сделать так, что её сила появится в душе и в теле миллионов женщин. Вот я говорил вчера, разве вот та женщина, допустим, одинокая, не имеющая достаточно денег, вдруг находит в себе силы, берёт гектар земли и начинает строить на нём родовое поместье. Для своих внуков, пусть каких-то родственников, ну потом оно может остаться. Вот эта сила, вот это действие. Или молодой человек, у которого не очень обеспеченные родители, берёт в руки топор, строит, идёт учится рубить срубы, потом строит нескольким людям эти срубы, на вырученные деньги покупает гектар земли и сейчас у этого молодого человека машина УАЗик, пруд, сад и дом достраивает. А он – молодой человек, ему лет так 23-24. Вот эта сила, вот в этом и заключается Анастасия. Анастасия – это образ будущей России. Анастасия – это женщина, которая живёт в сибирской тайге. Но и Анастасия – это и образ одновременно, как и я. Вот я стою перед вами, – я – Мегре, но я и образ в книгах, и каждый по-разному меня понимает – ещё не известно, где я более реален – там или здесь, в том виде, в котором стою перед вами. Думаю, что там. Вот такое, ну, не знаю я. Я хочу, чтобы она вышла, но я хочу, чтоб она, когда вышла, могла идти свободно по улице и на неё никто бы не обратил внимание, потому что рядом с ней, навстречу шли такие же красивые женщины, с умным блеском в глазах.
(Далее следует песня):

Помолюсь за тебя, ты любимая,
Моего любимого женщина
Им желанная, будешь счастлива,
Будешь счастлива, как хотела я
Береги его сильного, смелого, слабого
Береги его безрассудного,
Моего любимого береги.
А мои промелькнули денёчки,
Словно танцем хмельным обожгли,
И пошли от былого годочки,
Ножки сына уже пошли.
Самый лучший твой папа,
Самый лучший
Это я не успела раскрыться
В жизни так сыночек, случается,
Другой женщине вдруг удивиться.

Обласкает вас ветерок весны
И расскажет мне листьев шелестом,
Как тепло ему и как радостно
И от рук твоих, и от губ твоих
Не посмею я отвлекать его,
От тепла твоих глаз и нежности.
А не хватит их – лучик солнышка,
Я направлю вам – отведу беду.
Пролетят года в ночь ненастную
Жизнь покажется вам пустой,
Я – к земле, звездой догорающей
Разгоню в душе мрак ночной
И успеть смогу,
Чтоб с тобой любовь
Не была любовь увядающей.
Помолюсь за тебя,
Помолюсь за тебя, любимая,
Моего любимого женщина

В.Н.: Ну как, хорошая песня? (бурные и долгие аплодисменты)
Ну, вот песня есть, балет есть, спектакль есть и всё это сделано людьми просто. И не за деньги, не по чьей-то указке, а просто людьми. Вот это важно, вот это нужно, вот это здорово, вот это Анастасия!

Вопрос из зала: Фильм когда выйдет?
В.Н.: Вот, наверное, как вот следующая книга какая-то заколдованная, так и фильм заколдованный. Вот, не могу дописать его сценарий, хотя в голове уже, ну, все сцены есть. И вот сейчас вам покажу: река Обь, идёт теплоход, уже осень, начинается чуть-чуть снежок, на берегах маленькие, маленькие домики. Стоит предприниматель. Звучит песня:

Мне тебя никогда не понять
Даже если тебя знать веками,
Ты как Царская Дочка
Из древних миров
Околдован твоей красотою,
Очарован твоими глазами,
В них сгоревшие звёзды,
Нашли отраженье своё…

Ну, и так далее. Это вот одна сцена. Это Оксяковский написал несколько песен и:

Дорога к дому посреди зимы
Меж белых сосен виденье
И память мне вернула те мгновенья,
В том доме, где когда-то были мы.

«Малая родина». Не помню на память. Ну, вот всё это из фильма. Такие сцены. Хорошие сцены. Я вижу, как бежит по берегу Анастасия, догоняя лодку. Ну вот, надо найти в себе силы, сесть и писать. Что-то мешает, не знаю, что. Может, даже, ну не знаю что, но пока вот мешает, я пишу, но очень медленно, стал очень медленно писать, стал больше думать, что писать, раньше почти не думал, всё писал и писал, а сейчас вот так. (аплодисменты)
Ну, вот чтобы выйти, надо выходить, надо знать, куда выйти. Вот если мы знаем, куда выйти… Я считаю, что единственный выход вообще из мирового кризиса, единственный!, — это строительство родовых поместий. Другого не может быть. Ведь дело в том, что вот сейчас, говорят, упала потребительская способность. А, вот, как вы думаете, почему упала потребительская способность? Потому что у людей меньше стало денег? Нет! Их не настолько стало меньше, чтобы стали покупать, скажем, наполовину меньше автомобилей. Наполовину меньше! Особенно на Западе, ну, и многое, многое, многое другое.
Люди в подсознании почувствовали, что у них не тот образ жизни, что этот образ жизни немножко не туда ведёт. Это вот как примерно, помните, была такая мода, среди предпринимателей на красные пиджаки? Она такая короткая была, – вот так, одел красный пиджак, ну бизнесмен уже всё. А вот потом она прошла, деньги-то у него были, мог бы купить, если надо, себе ещё один, ну он его не покупает и всё — они исчезли, эти красные пиджаки. И сейчас как-то стало не то что, не модно, ну да, не модно, а даже как-то неприлично, ездить на очень большой легковой машине, которая сильно вот так вот чадит. Вот, у меня автомобиль «Гранд Чироки», мне стыдно её из гаража выводить. Я хотел её продать и пошёл в салон и говорю: «Что вы можете взять мою машину, я хочу её продать». Они говорят: «А сколько там объём двигателя». Я говорю: «5,2». Мне говорят: «Владимир Николаевич, да вы что? Сейчас больше трёх никто не берёт!» То есть, понимаете, уже и неприлично – неэкономично и неприлично. Потом – раньше, мода была на… всё зависит от образа жизни и от образа мышления человека. Раньше была мода на офицеров у женщин. Ну, если офицер, значит, престижно с ним жить, ходить и так далее. Сейчас не очень модно. Была очень крутая мода на крутых предпринимателей у женщин. Сейчас и это проходит. А вот начинается мода на мужчин, которые могут строить родовое поместье, родовое гнездо. Женщина она как орлица, – ей надо, чтобы был рядом орёл, который умеет построить гнездо. Когда это стали понимать, начинается обвал. А теперь, что будет дальше происходить? А дальше будет происходить, ну где-то дадут денег в залог, одному, второму, третьему предприятию, на плаву как-то там ещё продержится, что-то начнёт выпускать, а образ-то новый уже работает. И что в итоге получится? Да в итоге всё равно развалится. Бесполезно выпускать трактора, потому что, мне сейчас, я к старому опять призываю, ну вот трактор в хозяйстве небольшом менее рационален, чем лошадь, менее рационален, чем обычная лошадка. На лошадке можно пахать, ездить верхом, запрягать коляску, к тому же, она удобрение производит, которое вон сейчас какие деньги стоит. И самое-то главное, даже не это. Вот трактор ломается, надо на него запчасти, проблемы, он мысль отвлекает много. А Бог всё так сделал, что, лошадка, конечно, тоже стареет, но она тогда за себя приносит новую лошадку. Пусть попробуют создать супер такую технику, чтобы когда она постарела – трактор постарел, он родил нового трактора хозяину. А это вот, – мы стали развиваться технократическим путём и пришли к той точке, которую сейчас называют экономический кризис. И так многие озабочены этим экономическим кризисом, что забыли ещё о более серьёзном. Что нужно сейчас рассматривать в ООН – глобальное потепление. Так ребята, какое там развитие производства, если вот этот – основной вопрос нужно решать? Сейчас будут затапливаться целые страны. Как всё это предотвратить? Ну, вот они здорово в газете написали – в родовой, единственное только, что вот тут у них нет про потепление, что это ещё предотвращает, то есть, вот ну да, будет продолжение. Они всё это описали. Да написали, что с помощью этого можно предотвратить и экологическую катастрофу. Почему можно? А потому, что вот тот парниковый эффект, он образуется, ну как говорят учёные, по следующим причинам: первая – это выбросы промышленных предприятий, выхлопы автомобилей, и вырубка лесов. Колоссальная вырубка лесов. И вот смотрите, что ещё интересно – всё говорят, говорят, говорят, а никак ни одного предложения нормального, чёткого, ясного, понятного в народ не выброшено. Двадцатка собиралась недавно. Кто-нибудь может сказать, что они предложили вообще? Ну, ничего, да ничего, вот единственное, что срабатывает – дать денег побольше. Кому-то, куда-то (со смехом говорит Мегре). Ну всё. Ну, нет предложений. Вот это, единственное предложение, правильно газета пишет – «100 соток против мирового кризиса». Вот, тут этот парень — Самусев. Дмитрий Самусев – написал четырнадцать пунктов. У него очень хороший слог, он очень толково пишет (хранитель сайта Анастасия.ру – Anestesiolog – моё примечание – это мой сосед по поместью). Я бы так не написал! Он написал очень чётко. И он как бы и образ создал. Ну если вот, вы не читали? Я такой-то, такой-то, живу в строительном, благоустроенном строительном вагончике в поле. А дальше как пошёл рассказывать об этой идее. Ну президенту. Он оперировал очень серьёзно, его тоже нужно переводить и запускать!
А вот декларация чести, – это хорошо вы назвали декларацию! Да, вот это действительно,– декларация чести. Я немножко вернусь к декларациям. Я на эту тему вот размышлял. Вы знаете, когда вот пытаешься писать эту декларацию, – это жизнь осмысливаешь. Представляете, если бы вы сейчас могли прочитать декларацию своего, скажем правнука, ой, прадеда, не правнука, а прадеда. Что он хотел вообще и сделал. И вот представляете, – ваш праправнук вдруг берёт и читает: «Я такой-то такой-то…»; а дайте я вам декларацию прочитаю, потому что…, кто не читал декларацию эту? Не читал, да? Чтобы было ясно, что это такое, я её сейчас прочитаю. Ну, я тут немного подкорректировал концовку – новую сделал. «Я – гражданин РФ, ну а там все фамилию свою пишут, ознакомился с идеологией образа жизни в новой творческой форме из серии книг «Звенящие кедры России». Идея создания родового поместья вдохновила меня на действия. Я приобрёл на пустыре в 30 км от города участок земли размером с гектар, с целью обустройства на нём более совершенной среды обитания для своей семьи, для своих потомков, и в память о своих предках». Ну не буду всё читать, вы прочитаете, – прочитаете в интернете, но вдумайтесь, – человек совершает действия для своей семьи сегодняшней, для своих потомков и в память о своих предках. А что делают многие люди – они высаживают в память о предках деревья – саженцы, не просто там, ну, аллею из деревьев, а вот в память о том-то, в память о том-то. Я вот, ну, с трудом представляю, если мы говорим, что есть жизнь там, есть дух, есть душа, а вот как часто мы вспоминаем душу своей прапрапрабабушки? Да вообще не вспоминаем! Как часто мы о бабушке говорим? Да вообще не говорим. И вот это просто заявление, даже просто слова – в память о своих предках, я не знаю, там наверное, не восторг, а что-то такое колоссальное, планетарное должно произойти, когда такое происходит, а если ещё человек начинает высаживать деревья в память о них, то это дорогого стоит, ну и тем более, что это ещё и… (фраза незакончена).
Ну и в конце обращение, сейчас я его в конце прочитаю: «Считаю, что будет положительным фактором, если множество семей имеющих и желающих трудиться на земле, обустраивая свой быт в родовых поместьях, расположенных вокруг больших и малых городов, будут способны обеспечить в полном объёме городское население экологически чистыми продуктами растениеводства, улучшить экологическую ситуацию в регионах. Пример стран, которые сделали ставку на фермерское хозяйство, показывает неэффективность и даже пагубность такого выбора. Фермеры, делающие ставку на получение прибыли от выращивания сельхозпродукции, вступают в конкурентную борьбу друг с другом. Чтобы выиграть, им необходимо применять ядохимикаты и гербициды, выращивать вредоносные генномодифицированные продукты, тем самым ставя под угрозу жизнь людей целых государств. В родовом поместье семья живёт и выращивает продукты для собственных нужд, своих родственников, живущих в городах, таким образом, у семьи, живущей в родовом поместье, принципиально иное отношение к земле. Продовольственные излишки, образующиеся в поместье, будут выгодно отличаться от всей другой продукции и поступать на прилавки городских магазинов». И сколько мы ни говорили, что нельзя бросать в землю ядохимикаты, всё равно бросают, всё равно. Потому что принцип — получить прибыль. Здесь иное. «Как показала практика, не благодаря финансовым вливаниям, а благодаря идеологии, рядом с моим поместьем взяли гектар земли и уже строят своё поместье более ста семей, у которых уже рождаются и воспитываются дети в более совершенной экологической среде».
Добавлена концовка вот такая: «Обращаюсь к президенту Барака Обама и Конгрессу США с предложением рассмотреть и принять идею создания родовых поместий как наиболее эффективный проект выхода стран из глобального экономического кризиса. Значимая часть народа России воспринимает проект родовое поместье как национальную идею. Пусть она станет международной национальной идеей, и наши страны будут соревноваться в материализации прекрасного будущего». (аплодисменты)
Вот одну выдержку прочитал – ну сильный документ! И вот действительно, что если каждая семья задекларирует, — их вот два документа в силе уже – вот газета и вот это вот, ну вот, помимо книг. Поэтому нам нужно научиться рассказывать о себе, преодолевать вот те слухи, которые ходят. Как вчера, начинают говорить: «Да, что эти люди могут, они только знают как с авторучкой обращаться». Но, это же не так.

Вопрос из зала: «На сайте Анастасия.ру есть рубрика «Куда надо направлять декларации от моего родового поместья?» Как вы считаете, куда их направлять? Ваше мнение.
В.Н.: Ну, вот, каждый человек имеет право сам составить декларацию и сам отправить туда, куда он хочет, туда, где он считает нужным. Если кто-то хочет отправить, скажем, отдать председателю сельского совета, он может отдать председателю сельского совета. Если кто-то хочет отдать её, направить её Президенту, там в Правительство, скажем, в Госдуму, то и это тоже можно сделать. Если официально собирать декларации, то это может юридическое лицо. Есть много инициативных групп, которые также занимаются сбором деклараций. Вот то, что мне дали сейчас, это одна из них. И они имеют право это делать. Если люди хотят, пусть отправляют им. Но я думаю, будет правильно, если это будет делаться через Фонд. Даже если есть инициативные группы, то есть, скажем, в вашем городе кто-то захотел собрать декларации, чтобы куда-то их отправить, ну, я имею в виду в вашем городе. Ну, так вы скажите об этом в Фонде, чтобы вот этим будем заниматься мы. Тогда фонд выставит на сайте, что такая-то инициативная группа в Нижнем Новгороде занимается. Но, конечно, Фонд должен знать этих людей, а то может кто-нибудь так объявить, собрать декларации, выбросить их, а люди будут надеяться, что куда-то кто-то что-то отправил. Если уже кто-то собирает, то тоже должен прийти и сказать в Фонд, что мы собираем, вот столько-то собрали. Ну, то есть Фонд — это юридическое лицо, которое может нести какую-то ответственность. Если кто-то хочет… ну, то есть вы вольны поступать так, как считаете нужным, а, я считаю, что всё это нужно делать, конечно, с согласованием с Фондом, тогда будет порядок.

В продолжение темы о декларациях: 9 мая 2008 г. на встрече в поселение Родное Владимирской области, вы, Владимир Николаевич, говорили о «Декларации от моего родового поместья». Вопрос: Можно ли на такую декларацию использовать знак «Звенящие кедры России»? — Наталья Ризаева.
В.Н.: Ну, вообще, я то, конечно… вот по душе, не возражаю, чтобы этот знак использовали. А вот с юридической стороны, если я сейчас скажу, что можно, то в мгновение будет зарегистрирован товарный знак в Новой Зеландии и Европе. И остановится реализация всех книг на английском языке – будет заблокирована. Там работает определённая группа, которая, вот, борется за этот знак, поэтому, я не могу сказать, что так просто можно использовать. И вообще, знак – это довольно… ну, он не простое состояние.
То есть, вот почему-то за него стали бороться и очень сильно, вот, в частности, на Западе. Сейчас идёт следствие по этому вопросу. Если кто-то зарегистрирует, он как бы и народный, он как бы и всем принадлежит, но есть ещё закон, — на кого он зарегистрирован. И если сказать, что он принадлежит всем, то это значит, он принадлежит и тому, кто выступает против. А если он возьмёт и первый зарегистрирует в каком бы то ни было виде, то закон не будет смотреть, на то что мы будем рассуждать – он всем принадлежит, то просто возьмёт и остановит все книги, где есть упоминание слов «Звенящие кедры». Поэтому, не надо обижаться, просто надо как-то вдумчиво ко всему относиться. И действовать через Фонд.

Владимир Николаевич, а сколько книг на английский уже переведено?
В.Н.: Восемь.

Вопрос из зала: Я, как и немало других просыпающихся ведруссов, похоронил своих родителей на кладбище. Тогда ещё не знал, что этого делать не следует. Сейчас у меня своя земля, я начал создавать своё родовое поместье. Был ли у ведруссов обряд, позволяющий привлечь души похороненных вдалеке родственников. Может, надгробия на кладбище нужно удалить? – вопрос задаёт Владимир, поселение Заветное Владимирской области.
В.Н.: Вот я не могу с абсолютной точностью ответить на этот вопрос. Вот душой чувствую, что ничего не нужно менять на кладбище, а просто в память о своём предке с мыслью о нём, посадить дерево и он будет с рядом вами. Потому что главное – это ваша мысль, главное – это мысль человека. Ничего в мире сильнее её нет. Нет более сильного, ни атомное оружие… Атомное оружие было изобретено человеческой мыслью. Если бы мы сейчас до конца познали, что это такое. Вот всё и направлено на то, чтобы человек, не пользовался своей мыслью, не творил, чтобы постоянно думал. Едет человек на автомобиле и постоянно думает то вправо повернуть или влево и кто его догоняет, кто обгоняет, какой светофор горит, представляете, мысль блокируется таким образом. Вот почему я говорю – человек лежит в деревне, и-и-и-и – смотрит, хочет дремлет, но главное, что он может работать своей мыслью, творить мыслью. И вот родственник, мне кажется так, что нужно просто посадить в честь него дерево. А вот тот, кто задал вопрос, вы душой чувствуете, что лучше, если бы они были у вас?
Ответ: «Конечно».

Вопрос: У меня есть свой род. У моей половинки свой. К какому роду будут относится наши дети? Род передаётся по мужской линии или по женской? – Владимир, поселение Заветное.
В.Н.: Ну так, – и по мужской и по женской. Это как бы, «когда ты к краю подойдёшь всего», – помните, – из «Сотворения», – «Что буду делать я, когда помысленное сотворю? Когда ты к краю подойдёшь всего»… не помню, ну, – «новое откроет твоя мысль»… Это и новый род и продолжение старых.

Ну, это может не вопрос сейчас будет, ну вот такая записка пришла: Владимир Николаевич, земной вам поклон, за ведущего вчерашней программы было стыдно. (аплодисменты – причём долгие очень)
В.Н.: Спасибо, ну… я так думаю, что он ничего страшного, просто очередная тренировка вчера была для более этих…
(Из зала спрашивают про какую передачу идёт речь): Мы телевизор не смотрим, вы расскажите пожалуйста!
В.Н.: Да ничего, нормальная была передача, стал выступать, положили там массу продукции, ну и там стали говорить о том, что… Ну, ведущий так… кто-то ему закладок много-много наделал там, книжки лежат. Стал объяснять, что каждый, кто пойдёт на село, сейчас получает бесплатно квартиру и машину. То есть, я так подумал: «Господи, как же нужно, ну вот… более ужасно о себе сказать невозможно. Знаете, потому что человек идёт в бой в Чечню, но бесплатно квартиру, машину не дают. Ну, шёл бой в Чечне, в Афганистане. Далее, ветераны шли в бой. Но бесплатно квартир, машин не получают. Чернобыльцы, тоже бесплатно квартиру и машину сразу не получают. И только человек, который пойдёт в деревню… смех в зале – получает машину… До такой степени страшное это дело – пойти в деревню, что нужно машину и квартиру давать. Это вот представляете, – ну вот, многое в словах сосредоточено, ну вот, более сильно, чтобы оттолкнуть человека от деревни, перепугать, трудно придумать себе. А вот такое было сказано. Что это уже на уровне государственной программы. Ну, может, там 2-3 человека и получили бесплатно квартиру и машину, приближённых там, к этой программе лиц, но я сомневаюсь, чтобы такое было, потому что сам живу в деревне. Ну и так далее, так далее. Ну в общем вот такая была программа. Мне понравилось. (аплодисменты)

Вопрос из зала: В ваших книгах идёт речь о значимости создания родового поместья. Идея — родовое поместье. Люди нашли созвучие с этой идеей и организовываются в инициативные группы и создают поселения, которые потом стали позиционировать себя как экопоселения. Вопрос: Как, по-вашему, позиционирование поселения гармонизируется с самой идеей создания родового поместья?
В.Н.: Да, я читал вот эту, ну, читал вот эти вот споры, может не все, на сайте, и там, значит… ну, читал на сайте эти споры. Как правильно называть – экопоселения, родовое поместье, движение зелёных и многие не называют родовое поместье, а называют экопоселение, ну и так далее и так далее. И тут же появляется в прессе такая информация – в России началось движение аналогичное движению хиппи в Америке в 60-е годы. Представляете? Вот что от названия зависит. То есть движение хиппи аналогичное движению вот в Америке в 60-е годы. Во-первых, из Америки, оказывается это пришло сюда, почти через 50 лет дошло до нас, что вот надо быть типа хиппи. Потом ещё в одной сразу, в прессе появилось там не «зелёные», а такие типа «дуреломы», потом «экологические поселения» – раз, и опять начинаются пояснения в прессе, что «экологические поселения зародились в Индии – Ауровиль», там, ну и так далее и так далее. Начинают перечислять. Т.е. опять Россию убирают, но а главное даже не это, что Россию убирают, – убирается сама суть. А родовое поместье – род, корень – родина, и всё это убирается. Но вот был вопрос. Ну, то есть однозначно – только родовое поместье, за это нужно бороться, отстаивать, и если кто-то скажет, – «что вы экологическое поселение строите?» – «Нет, я строю родовое поместье!» Вот это очень важно. Ну вот как бы там был такой вопрос, значит, вот это случайно подмена понятий происходит, или это специально кто-то подогревает, уводит. И там, хорошо вот этот человек – Сапсан, так он сказал, что это подогревается. И доказал, кто это делает. Вот этому человеку нужно поаплодировать. (аплодисменты)
И представляете – специально подогревается. И ещё как-то в открытую говорится: «Вот, вы нигде не говорите об Анастасии». Ну, вот я не знаю — люди говорят или нет? Но вот понимаете, чтобы люди пошли в родовые поместья, нужно рассказывать долго, долго, долго — удастся вам или нет, сложно сказать. А стоит прочитать книжку «Анастасия», люди – раз, и почему-то идут. Образ. Образ это великая энергия! Великая энергия, которая творит миры. Эта великая энергия, которая может освобождать государства. Великая энергия, которая может создавать людей. Так вот они хотят уничтожить этот образ. Не дайте это сделать! Так уже было в истории тысячелетней. Нет, можно не боясь, я вот, после того как ознакомился со всем этим, думаю, ладно, а вот я, надо знаете, сделать какой-то хороший значок; я сделаю значок и напишу «Звенящие кедры России» и буду носить его. Ну, или ещё что-то сделать. То есть, надо отстаивать свой образ, надо не бояться, надо гордиться им. Тогда они отступят. Вы – невероятная сила. Нет в мире такой силы. И вот сейчас, сильнее вас, её не существует. Просто вы настолько сильны, что даже не хотите с кем-то бороться, не хотите даже думать об этом. Ну, ничего себе – 7500 семей по России уже строят родовые поместья! А сколько людей строят их в мыслях? Ну, я думаю, что несколько миллионов. Я вот, чтобы не забыть: я буду говорить сбивчиво, потому что разные мысли текут, декларацию там ну, строят, а вот что делать людям, которые ещё не приступили к строительству родовых поместий? То же хотим декларацию. И знаете, какое я название придумал? Да у него нет своего родового поместья. Ну, вот он может тоже за основу взять декларацию и написать: «Декларация моей мечты»! (аплодисменты)
Ну, спасибо, что поддерживаете, во-первых, это очень важно, потому что человек заявляет о своей позиции. Ясно, чётко, понятно. Он сам для себя формулирует информацию, поймёт эту позицию. И произойдёт то, что произойдёт. Потому что, помните в «Сотворении», когда Любовь говорит, оставляет маленькую искорку свою Богу, отправляясь на Землю, и вдруг видит, что искорка любви улетает от Бога к ней. Она говорит ему: «Ну почему? Ты даже искорку одну моей любви с собою не оставил? — Себе оставить – значит, недодать им – дочерям и сыновьям моим!» А когда он творил, ему говорят: «Ты в вакууме, ты сейчас взорвёшься; и все энергии никто не может удержать в себе. Теперь – удел твой – только разорваться, но если есть мгновение у тебя, остановись. Тихонько распусти энергии творящие свои». А он в ответ: «Мои мечты, их не предам. Для них я буду продолжать сжиматься и ускорять энергии свои. Мои мечты. В них, по траве торопыжка бежит муравей, и орлица на взлёте дерзком, обучает летать сыновей». Пусть продолжением такого великого творения будет декларация мечты каждого человека. (длительные и бурные аплодисменты)
Что-то всё время вспоминаются и вспоминаются слова, особенно вот эти: «И орлица на взлёте дерзком, обучает летать сыновей». Вообще хорошая книжка.

Вопрос из зала: (плохо слышно) о Родной партии и о людях-лжеанастасиевцах, торгующих землёй.
В.Н.: Знаете, да, я с вами согласен. Люди есть люди, они же разные. А может быть есть ещё эти самые, ну диверсанты, как их называют, специально засланцы. Это действует. Это работает. Они видны. Их, бывает, и на сайте вычисляют. Даже женщины вычисляют таких людей. Может быть, они будут специально провоцировать, чего-то делать, но, так вот, вопрос о партиях очень серьёзный. Вы знаете, когда стали организовывать партию, я вдруг, вот, в какой-то момент подумал: что происходит? Какую бы партию мы не организовали, всё время получается одно и то же, вот всё время. Значит, может быть не те принципы, не та структура. И с одной стороны, — нужно её делать, с другой стороны, как говорит Черномырдин: ”Чтобы мы ни делали, всё равно получается ЦК КПСС”. Я вот думал, чтобы сделать, чтобы так вот не получилось. Знаете, может быть я спонтанно так решил, может быть и неправильно, я таки решил создать партию, родную партию, в которой буду состоять я один. И вот тут уже никто меня не подкупит, я не буду бороться ни за какие там должности в своей партии, потому что я один и мне не с кем бороться, ну и т.д. и т.д. Поэтому много оказалось преимуществ. А почему бы и вам не организовать партию, в которой вы будете тоже один? Ну вот, как вас зовут? — «Меня зовут Александр». Ну вот, Александр, представляешь, ты член родной партии, в которой состоишь один ты. И дальше ещё кто-то, ещё кто-то, ещё кто-то. Мы решения сами принимаем. И только в том случае мы решение какое-то принимаем, если оно полностью мне созвучно, а в партии должны подчиняться большинству. Как? В любой партии. Я считаю этот принцип в корне неверным. Просто в корне. Вот – судите сами: возьмёт один шахматист, чемпион мира, вызовет на поединок всех людей Земли, чтобы поиграть с ними в шахматы. Ну, что, его победят? Нет, потому что он и так чемпион мира – они его не победят. Но мало того, он возьмёт и пойдёт, ну там пешку вперёд продвинет, а здесь будут полгода совещаться, какой ход сделать. Потом, если всё таки сделают очередной шахматный ход, то потом будут обсуждать – правильно ли они его сделали и как лучше другой сделать. И всё на этом, и партия проиграна уже, заметно. А вот если мы соберёмся на съезд нашей Родной партии, как полноправные члены этой партии… Ну я утрированно это говорю. Главное – понять это всё. Может быть, соберёмся, как-то на съезд, сможем вынести какое-то решение. Второй вариант – я думаю, есть какие-то программы, ну взял Алексей выдвинул такую-то программу, любая программа требует финансирования. Она мне нравится. Я её финансирую. Всем людям не нравится, а мне нравится – я её финансирую, ну как могу. Кто-то выдвинул другую программу, она половине людей понравилась, ну вот они будут её финансировать. Я говорю в общем. Подумайте, придумайте, додумайте вот эту вот систему. Но чтобы она принципиально отличалась от всех систем, вот эта вот Родная партия. А пока мы с тобой вдвоём будем. Аплодисменты.

Вопрос из зала: может быть, предназначение партии именно создать закон о земле?
В.Н.: Ну да, это предназначение, а дальше она пойдёт там, ну, что-нибудь ещё делать. И неизвестно, что получится. Нет, вот, додумывайте. Я согласен, что это мысль, хотя вот одновременно я стою за то, что надо научиться говорить с той властью, которая есть. Вот представьте себе – сейчас будем создавать партию, потом, хотя это нужно делать, потому что это же наша безопасность будущая. И она будет, обязательно будет, эта партия. Ну, вот сейчас мы начнём создавать партию, потом начнём подбирать туда штаты, потом начнём принимать участие в предвыборной этой кампании. Но когда жить-то? Когда поместье строить? Вот, другой путь, нужно научиться разговаривать с властью, так разговаривать, чтобы понимали тебя. Уже люди сидят на своих местах, у них уже есть система связи, телефон, подчинённые, регионы и так далее и так далее. Если мы им объясним и если эти люди поймут, что – вот он народ – та сила, на которую можно опереться, и что это реальные, нормальные, адекватные люди, и если произойдёт вот это единение сегодняшней власти с народом, то это будет чудеснейший фейерверк, положительный. Кто виноват в не восприятии истины, – не воспринимающий её, слушающий или доносящий? Вот что, какую претензию можно предъявить власти – вы что, такую нормальную идею вот уже семь лет, никак не можете пережевать? Да ещё не видите, откровенно идёт дискриминация идеи – российской идеи. Дискриминация России. Вы что? Вот это разве такой нормальный диалог? А если мы примем на себя, мы скажем – ребята, вы же – вы все такие радостные, что-то такое делаем и – впервые за семь лет, выпустили газетку, рассказывающую о себе, это что – нормально разве? Действительно неадекватное поведение. И впервые только начали думать над декларацией. Это что, нормально?
Кстати о декларациях – там ещё хорошее предложение в интернете есть, один человек поместил – нужно оформлять её красиво. Он красиво оформил, ну, там, на таком фоне, с орнаментом. Ой, что-то в мире происходит. Знаете, был у художника. Я говорил об этом, просто вам скажу – художник есть, вот который, он сейчас профессор академии художеств в Москве у него своя мастерская и показывает мне книгу – родовую книгу, которую полностью написала рукой его мама. И почерк такой красивенький-красивенький, аккуратный-аккуратный, без единой помарки, и делает это с таким удовольствием что…, ну я взял в руки эту книгу и говорю – слушай, это же священная книга! Да, действительно, священная книга, и эти книги, наверное, нужно начинать с декларации, всё таки. Вот так интересно происходит, смотрите – декларация появилась, газета появилась, родовые книги, там, стали писать, вот поместье появилось – да возрождается Новая Страна. Никто уже никогда это не остановит, и не будет этого глобального потепления, потому что есть такие люди, которые видят будущее. Понимаете? А мысль – она материальна. Когда говорят о кризисе, когда говорят о глобальных катастрофах, то мысленно именно это и производят. Здесь, в данном случае, те кто строит родовые поместья, те кто мечтает о родовых поместьях, они производят другое. Я всегда буду повторять вот эти вот слова против кризиса, слова Анастасии: «Не предсказал ты, Нострадамус, даты страшных катаклизма Земли, ты их создал своею мыслью, и мысль людскую для воплощенья страшного включил. И вот теперь она витает над землёю, безысходностью людей пугая, но ей теперь не воплотиться! Пусть твоя мысль с моей сразится! Анастасия я! И я тебя сильнее!» Аплодисменты. Единственные в мире, у кого есть мысли о будущем, светлые, чёткие, ясные, это у вас. И ради вас не будет никакой катастрофы! Аплодисменты.

Вопрос из зала: «Расскажите о попечительском совете?»
В.Н.: О попечительском совете, который вот… О каком попечительском?
Из зала: На Анастасия.ру.
В.Н.: А… Это вот который должен образоваться с сайта? Ну, есть такой сайт, кто не знает, Анастасия.ру, на нём письмо. Там есть совет, там есть хранители, там есть пользователи. Это я предложил сделать, вот такой совет попечительский. Согласно уставу, попечительскому совету подчиняется исполнительная дирекция Фонда. Я вот сейчас не знаю в каком всё это состоянии, но недавно мне прислали юридическую основу этого, ну вот этого действия, я её ещё не читал.

Вопрос из зала: «А может ли попечительский совет собирать декларации? Можно ли им будет доверить это дело?»
В.Н.: Ну, я думаю, что декларации может собирать вообще любой человек, все, но только согласовав, и известив об этом Фонд, чтобы не получилось так, что кто-то придёт, скажет – я собираю декларации по Нижнему Новгороду или другому городу. Ну, соберёт декларации и всё – дальше, непонятно что. А если человек пришёл и сказал – наша группа выступает с инициативой, я думаю, что можно. Но это всё должно как-то регистрироваться. Я так думаю. Потому что, дело серьёзное. Вот такое. А может ли попечительский совет? Попечительский совет вырабатывает план работы Фонда на год и он может всё.

Вопрос из зала: «Здравствуйте, что вы думаете о предсказаниях на счёт конца света в 2012 году? Смех в зале.
В.Н.: Ну я вот на него уже ответил. Но единственное, что добавлю про партию. Вы знаете, надо, чтобы эти декларации отправили в Правительство.
Из зала: Конечно, обязательно.
В.Н.: Может отправить, каждый, и в Правительство и ещё куда-то. Надо, потому что, пусть кто-то возьмёт на себя ответственность; а почему, собственно, сегодня нет достаточной поддержки? Вот я сюда ехал, мне прочитали очень серьёзную там полемику, в Думе, которая была по поводу бесплатного выделения земли. Оказывается, ещё в мае прошлого года, уже вопрос в Думе был поставлен и серьёзно говорили на эту тему. Но вы знаете, больше всех за это выступала партия ЛДПР. Больше всех. И она выступала там по этому поводу довольно жёстко. Вот в этом вопросе надо поаплодировать этой партии. (аплодисменты)
К сожалению они не выиграли. Сейчас я зачитаю, как там было. Ну вот, Госдума отклонила, вот, мотив… Брохмистров заявил, что «ЛДПР 16 лет требует дать гражданам землю. Её невозможно получить из-за коррупции. Он подчеркнул, что народ у нас вполне, и не верит декларациям, законам, которые Госдума принимает. Законами мы распахиваем двери коррупции, строить людям не даём. У нас недоступное жильё; это как две машины хлопка, которые… ведь нельзя же за преступника сдавать! Сдавали по четыре урожая. Строятся только многоэтажные дома. Подключение стоит 20% в Москве за каждый квадратный метр». Ну и так далее. Для кого мы работаем? Такие вот дебаты там, довольно сложные. Поэтому нам нужно помочь своему и Правительству и Президенту. А очками как мы можем помочь? Вот видите, там же тоже разные течения есть. Люди выступают за это. То есть, если бы были наши декларации, им бы легче было б сказать – вот смотрите, сколько людей просят, а вы чего тут делаете? Вот такое. Задумчивое молчание в зале.
Вопрос задаёт Владимир Николаевич в зал: «Вот у вас здесь есть, мне говорили, вот, кто там землю оформляет под родовые поместья? А сколько по времени вы этим занимались?»
Ответ: «Мы занимаемся с 2003 года. И закончили… сейчас вот на последней стадии».
В.Н.: Вы представляете? С 2003 года люди вот этим занимаются. Вот это обязательно нужно ещё записать в декларацию: «Мы занимаемся…». У вас здесь, по-моему, 9, 10…
Мужчина из зала отвечает: «Нет у нас 8 поселений в Нижегородской области, которые сейчас разворачиваются. Дело в том что, вы поймите вот такую маленькую истину. Вот чем больше мы кричим и ничего не делаем, тем больше нам палок в колёса вставят, чем меньше мы об этом говорим, но делаем практически, тем лучше».
В.Н.: Да, правильно, больше нужно делать, меньше кричать, но я только хочу сказать, что спасибо тем, кто кричит! Но если человек не знает как делать? Вот вы, допустим, знаете – у вас юрист делает, ну есть, допустим, а человек не знает. Ну, пусть кричит тогда, что ли, как ненормальный. (краткие аплодисменты)
Ну, вот ещё в развитие этого такая идея родилась. Давайте… вот, мы всё говорим, говорим: «Соберёмся вот так вот, как здесь, сейчас и говорим, и нам так хорошо, мы такие хорошие, и душе хорошо». Но ведь это разговор «на кухне», то есть никто нас здесь не увидит. Давайте сделаем пресс-конференцию ИТАР-ТАСС, допустим, или Риа-Новости представителей родовых поместий! И заявим декларацию на всю страну. Фонд оплатит, там, ну у них всё платное, то что проводится, это платное, туда приглашаются журналисты – ни разу даже такого мероприятия не провели. Это вот, конечно, камни в адрес Фонда, ну, и в мой тоже. Я всё же, ну не совсем же глупый человек, чтобы о себе ничего нормально не сказать, об идее. Ну, конечно, позакрывают прессу, потому что что-то там о нас наговорили. Давайте проведём.
И ещё родилась такая идея: сделать, что ли, съезд-конференцию, но по всем правилам представителей родовых поместий, ну на которой всех невозможно собрать, потому что это большое количество людей, и зала такого не найдёшь. А вот, допустим, там, от каждого поселения один-два человека. И проведём что-то такое, выберем, решим вопросы по руководству «Звенящими кедрами» и по партии, там, и так далее и так далее. Давайте её проведём этой осенью, чтобы уже соления были готовы (смех и аплодисменты). О! И туда, знаете, куда мы их денем!? И туда возьмём на пресс-конференцию, а потом обычно фуршет делают для этих журналистов. А мы возьмём туда солений привезём и картошки с укропчиком, – посыпем. Огурчиков! Вот будет здорово! (радостные аплодисменты)

Из зала: А вы знаете, на этой конференции много людей строят свои родовые поместья?
В.Н.: Ну, это же… я не могу заставлять. Может, они тайно это делают. Ну, поднимите просто руки, кто строит уже? Ух ты! Так много уже! Всё, пожалуйста, опустите. Да… вот это и есть та сила, которая… реальная сила. Но, я ещё повторю – и те, которые мечтают, тоже сила, они, кстати, вам помогают и может они там тоже очень много хорошего сделали. Вот, знаете, спешить-то не очень нужно. Вот, у меня возникла недавно необходимость печку переложить – ну, там, в загородном доме, и… Ну, её делал там один человек, потом другой, потом третий, я там не буду говорить как – хорошо, плохо. И вот, пришёл ещё один человек. Ну берёт, сказали, дороговато, такой он – моложе меня и вот он стал класть вот эту печку. И я говорю – за сколько вы сложите? Он говорит – за две недели. Я думаю – вообще! Что ж такое-то! Две недели печку класть. Люди приходят так – 3 дня, там, максимум. Я говорю: «А почему так долго? Помощников нет?» Он говорит: «Да нет, есть помощники, почему нет, но нельзя больше двух рядов класть сразу. Надо чтобы ряд подсох, иначе она плывёт». «Опа! — я так про себя отметил – а человек-то непростой. Чего-то он знает». Потом, значит, кирпич надо замачивать – поехал, сам выбирал кирпич. Выбрал. Оказывается, кирпич надо замачивать, прежде чем класть. Но, а вот другие делали, не замачивали. Просто так водой брызгали. Ну, ладно, кладёт – даст высохнуть, кладёт, кладёт – наконец-то сделал. Я думаю: «Ну, надо человека отблагодарить». Я узнал, что он там всегда обмывает всегда свои печки у других. Взял, пришёл, говорю: «Ну, давай, затапливай». Он говорит: «А её нельзя топить!» (в зале смех). Я говорю: «Как нельзя?» А он говорит, что можно будет топить только недели через две. Ничего себе, думаю, печка. Ну, ладно, значит. Он говорит: «Я могу вот, газетку зажечь, показать, что она будет тянуть там». И… две недели она сохла и превратилась в такой монолит. А ещё он такой аккуратный — вот, кирпичи не везде ровные, надо сделать вот такую, вот, укладочку. Он говорит: «Вот, шов не должен быть на печке между кирпичами толстым». Так вот. А получается так, что толстый шов, потому что кирпич уже к краю пришёл, так он даже кладышки выпиливал из кирпича, ну, чтобы кирпич сделать побольше. И что интересно, – раньше печка топилась для обогрева, там большое помещение внизу, там две, три закладки, – нагревалась, сейчас – от одной закладки нагревается, представляете? То есть получилась в 4 раза экономия дров! А ещё он так аккуратно сделал, ну, знаете, – труба закрывается вот где, так он даже, чтобы ручку удобно было брать, даже выемочку на кирпиче сделал. А потом ещё, говорит: «Да, такая печка красивая получилась, что надо её украшать. Вот — говорит фотография, – я так печки украшаю». Я как посмотрел, а у него там резьба по камню. Он резчик оказался по камню. Я говорю: «А печки почему ты кладёшь?». Говорит: «Так вот хобби, это вот любовь». Ну, вот, он с любовью эту печку выложил, а потом ещё оказалось, что он вообще мой земляк, из одного города. И вот такие мастера ценятся. Вы все должны стать учителями для своих детей и вот такими мастерами. Чтобы среди вас был хоть один человек, который умел бы хорошо класть печки. Это сейчас такая проблема! То есть печь может стоять 50 лет, оказывается – без переборки. А может – уже через 3-4 года трещинки даст – нужно будет перебирать. Вот нужны такие мастера.
Нужны мастера, которые будут рубить дом. Вообще, что такое дом? Вы знаете? Я вот немного ещё расскажу вам о своей следующей книге. Вы знаете, за что родители в глубокой древности, до ледникового периода наказывали детей? За строительство дома. Вот маленькие дети, если начинают строить дом, то их родители наказывали. Это для них было развлечение, вот развлекаловка такая, и оказывается там такие процессы строительства дома были, что это приятное времяпрепровождение. Это искусство! Это… ну я вам просто один штрих скажу, как использовались животные для строительства дома и почему наказывали. Вот наши предки дрессировали, дрессировали вот этих… зверей, вот дочь об этом очень много знает. Из неё Анастасия всё это вытаскивает, эту информацию. Вот знаете, кто был в древности каменщиком? Одним из лучших каменщиков – ну вот, дом надо было сложить. Версии слушателей – «Обезьяна», — Мегре: «Ещё кто-нибудь скажет?» – «Бобёр», — «Медведь», — «Муравей». Мегре: «Ласточки!»
Как ласточка строит себе гнездо, знаете, да? Нет? Очень прочное. Я вам сейчас такую интересную информацию сенсационную говорю. Они их дрессировали и вот такая тьма ласточек, если начинают, то они слетаются, для них это тоже, ну приятное такое, ну там, определённые приёмы дрессировки, и начинают выкладывать, выложат стены, потом подсохнет, потом опять, а в это время слон месит им материал (смех в зале). А ласточки, они же добавляют туда свою слюну, они же добавляют туда там и пёрышки, пух. Представляете, что это за дом получается? Ну, вот дети начинают баловаться вот такими этими штучками. А потом, ну, побаловались и бросили. А те звери не понимают, почему бросили, почему дом не достроен оказался. Поэтому сейчас строительство дома – это искусство, это приятное времяпрепровождение. Как только случилось такое, знаете, как нужно было вывернуть человеческое сознание, чтобы 30 лет… тридцать лет нужно мужу и жене работать на какой-то на нелюбимой работе, 30 лет, чтобы расплатиться за какую-то квартиру. 30 лет! Если мои дед и отец за два лета возьмут и за два месяца построили квартиру, ну, дом рубленный. При этом работая. Вот сравните по трудозатратам 2 года. А тут техника так развилась, подъёмные краны, суперматериалы и 30 лет! То есть, мы что называем прогрессом? Вот этот регресс? Это же иллюзия!
Выкрик из зала: Рабовладение это!
В.Н.: Рабовладение.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, а у вас есть как бы способ какой-то, как избавиться от колорадского жука?
В.Н.: Нет, вот у меня нет, такого, я сейчас не помню, есть такая птица, цесарка, которая может склёвывать. Индюшка? У меня нет. В связи с тем, что вы задали вопрос такой, как избавиться от колорадского жука, а вот у кого-нибудь дома сегодня есть тараканы? Ответы из зала: «Нет! Нет!». Куда они делись? Я говорю – переусердствовали. Куда они делись – тараканы, они же нужны! Вот и у меня нету. А в Америке нет пчёл, вот, считают пчёл. Это тоже опасно. У нас пчеловоды тоже говорят, что что-то происходит, исчезают пчёлы. Кстати, вот во Владимирской области в поселениях много занимаются пчеловодством.

Вопрос: расскажите про кесарево сечение?
В.Н.: Кесарево сечение надо делать… (с укором о врачах) можно в исключительных случаях. Сейчас все врачи предлагают делать кесарево сечение.

Вопрос: Расскажите об интересных историях поселенцев – как они реализуются и сотрудничают? Спасибо.
В.Н.: Об интересных историях? В поселении? Вот знаете, мне кажется, что в каждом поселении ещё и должен быть свой летописец, который будет записывать, интересные такие, факты. Да, в одном вот сказку поставили интересную. Ну, я рассказывал такие интересные истории, как например, девочка под Новосибирском, вот ей нравится там, приняла душой родовое поместье и сидит там, на крыше, дом обмазывает – труба там протекала. Домик у неё небольшой. Мимо компания мужчин проезжает, среди них врач, ну, недавно окончил молодой человек, и видит, сидит на крыше, чего-то делает. Ну, странно, да – сидит девочка на крыше одна. Остановился, говорит: «Чего ты делаешь там?» Та говорит: «Родовое поместье достраиваю» (все в зале смеются). Вот они сейчас поженились. Вместе поместье строят. Ну и таких подобных историй очень много. Вот, эти вот женщины из родового поместья, они очень качественные (смех в зале). Они, вот, понимаете, у них другой взгляд, другое мышление и при зачатии они будут по другому себя вести. И у них будут совершенно другие дети, я это говорю, не утрируя. Потому что, я уже писал об этом, кто хочет быть зачатым в порыве там, плотской страсти? Все хотят быть зачатыми в порыве любви, в порыве, о том, как ты думаешь об этом будущем человеке. А эти женщины – они думают о будущем! И вот у них совершенно другое качество. И у них будут другие дети. Это ведь не то, что говорят об индиго, – индиго. Это будут добрые, очень хорошие люди. И вот, у этих женщин другой взгляд. Они красивы своей будущностью. Вот когда видишь человека, смотришь на его лицо, и вот, и понятно — он человек сегодняшнего дня, и завтрашнего как бы с ним не может быть. Эти женщины, с которыми можно посидеть в кабаке, выпить за столом и разойтись утром или там сразу же. А это другие женщины – и этим они притягивают. У них другая красота. Вообще, красота — это понятие такое же непонятное. Что это такое? У всех две руки, две ноги, голова, – один красивый, другой нет.

И почему влюбляются вот в какого-то определённого человека только? А вот, оказывается, что помимо внешности, есть ещё внутреннее «я» человека. И почему вот этих женщин, любили раньше, вот, я говорил о той любви. Как раз вот из-за этого «я». И вот мужчина, – они доживали до глубокой старости, а он уже не видел в ней старушку, он на другое обращал внимание изначально, – вот на это внутреннее. И ей уже 95 лет, а он видит вот это, прекрасное, что было в ней, он также её и любит. Поэтому, я считаю, что вы достойны великой любви и у вас она будет.

Ведущая: Уважаемый Владимир Николаевич, расскажите, как часто вы видитесь с Анастасией и детьми? Как имя вашей дочери?
В.Н.: Имя, имя дочери – Анастасия. Вижусь с Анастасией, ну как, в этом плане, может быть, не все это поймут, каждый день и даже больше, потому что… Вот у меня в кабинете, где я сплю, висит портрет Анастасии, портрет прамамочки, и портрет её родителей, ну, ещё картина, просто пейзаж. Я себе там ничего не могу позволить, что мог бы позволить, такая аура, что мог бы позволить где-то извне. Вот, когда я приезжаю в какую-нибудь гостиницу, особенно в России, то обязательно найдётся хотя бы один человек, который, ну, анастасиевец. И вот уже вам понятно, что лишнего себе не позволишь, даже если он ещё не нашёлся, ещё не подошёл к тебе, ещё не попросил там тебя подписать, но знаешь, что здесь есть такой человек, а через этого человека взгляд Анастасии. И всё, лишний раз там не подойдёшь к ненужному киоску, – смех в зале, – что-то такое не сделаешь. То есть, вот, как это не встреча!? Вот, человек взял и сделал такое, что хоть ты за рубеж поедь, а всё равно под ловцом! И говорит мне: «Помолюсь за тебя, ты любимая…». Ну, это раз. Второе. Но это не значит, что она лишает этим свободы. Я не всегда могу совладать со своими нехорошими привычками, понимаю, что нужно голодать, вот мяса никогда не ел. Вот, однажды, сижу за столом там, у людей, с мастерами, со строителями, они сало едят. Мне сала захотелось, вот, никакой силы воли, взял, и съел кусок. Понимаю, что зарядку нужно делать каждое утро, – не всегда делаешь. Вот что-то такое, если бы был, пришёл дворник, вставал бы рано утром, делал зарядку, ну и так далее и так далее. Совсем недавно, значит, такое место чудесное, ну, нашёл, бассейн, сауна, мне так это всё понравилось! И вот, провёл три часа. В бассейне, в этой в сауне, в бассейне, в этой сауне. Вышел оттуда и понял, что мир-то другой! Понимаете, и вот зарядка там, и плавал почему-то с удовольствием, вот, и вот что-то произошло, мир какой-то прекрасный, всё это видится, почему так происходит с людьми? Если ведь привести себя в порядок, то и жизнь будет более радостной. Ну, вот так подумать подумал, а в порядок до конца не привёл себя. И многие ведь люди так. Совет из зала: «Курить бросьте! Курить! Бросили курить?» Ну, да, просто вот по чуть-чуть. Ну, вот надо нам что-то делать. А и ещё вот, про поместья. Просто в том месте ещё тренажёрный зал, но я не пошёл тогда в тренажёрный зал. И подумал: «Вот люди стали вести городской образ жизни, и тогда понадобились им тренажёрные залы». Человек не может без движения! Нельзя ему всё время сидеть, там по восемь часов и тогда потребовались, вот, тренажёрные залы. Но самый лучший тренажёр – это родовое поместье! Вы знаете, чтобы ягоды собрать, надо же присесть. А сколько раз за день! Там надо наверх посмотреть, яблоко созрело или не созрело и вот эти вот… А как рубить дрова? Гых. И вот оказывается, это очень положительно влияет на здоровье. И бесплатно ещё; надо быть здоровым.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, вы говорите постоянно в будущем времени — будут женщины, будут дети. Но такие дети уже рождаются, такие женщины уже есть.
В.Н.: Вы, может, не правильно поняли, я говорю не только, что в будущем, я говорю сейчас, вот, эти женщины, даже которые не строят, даже те, которые думают, потому что те, которые строят, я даже не говорю, у них другой взгляд, у них другая аура, ну, они красивые. К такой женщине хочется, ну просто, на грудь прилечь так, отдохнуть. Ну, вот такое. И дети рождаются. Да, и вот я рассказывал о предпринимателе, который дал прочитать книжки своей любовнице. Видно, она заинтересовалась. И вот сейчас, она его жена, она родила ему двоих детей, и живут в собственном поместье. Я не буду говорить, где это, но это вот интересный такой факт. Вообще, детей в поместье рождается много. Вот, во Владимирской области знаю, там где-то больше двух десятков детей. А приезжают в поместье, целый пионерлагерь образовывается. Вот, один говорит: «Там разговаривает одна пара – тоже строит, ну, себе поместье, бывшие русские, уехали в Германию, ну вот там, взяли землю, строят. Вот, приезжают с детьми. Мы понять не можем – туалет на улице, значит, ну, как бы личной комнаты нет, пока небольшой дом, а они не хотят отсюда уезжать». Вот тоже какая-то, видно какая-то аура есть.

Вопрос из зала: Владимир Николаевич, а Михаил Петрович Щетинин. Школу-то закрыли как государственную.
В.Н.: Ну, я так с ним не общаюсь.
Из зала: Школу то закрыли?
В.Н.: Ну да, я слышал, что школу как государственную закрыли, ну я ничего не могу сказать, я, как бы, не общаюсь. Вон человек знает. Но школа есть. Ну и что, что закрыли, как государственную, есть ведь ещё там – другие возможности, я думаю, что их используют.
Ну, давайте, ещё вопросы.

Вопрос из зала: Владимир, меня зовут. Вопрос такой: человек родился в городе и у него родители из деревни. И в деревне дом с 20 сотками, где жили родители, и предки 200-300 лет. И нет возможности расширить до гектара. Первый вопрос: правильно ли будет, покинуть вот этот участок, и купить гектар земли в другом месте? И второй вопрос: человек родился в городе, но захотел там, живя в городе, купить домик в деревне, где была бы его родина, он покупает этот домик, но есть возможность расширить до гектара. И здесь он берёт на себя дополнительные трудности, согласитесь: соседи, которые не знают, что это такое, председатель колхоза, который занимается техникой. Второй вопрос у меня такой: как вы вообще к этому относитесь, и, во-вторых, чтобы вы могли сказать в помощь вот таким, которые нашли вот этот путь?
В.Н.: Ну, вот если там есть участок земли размером в 25 соток и там жили несколько уже поколений, как вы говорите, то мне кажется, его бросать нельзя, как-то нужно его использовать, ну, если есть возможность как-то расшириться, расширять, но и бросать тоже нельзя. Во втором случае, ну, понимаете, в любом случае, вы сами своей душой должны найти выход из вот этих положений. Только вы. Только своей душой, так как чувствуете, потому что там очень большое количество нюансов. Мне, например, было бы жалко бросить даже 15 соток, если бы там родился мой отец, на этом месте, и я тоже. Поэтому, надо думать. Ещё есть вопросы?

Вопрос из зала: Про брачные слёты расскажите?
В.Н.: Про брачные слёты? Вы знаете, я не был ни на одном брачном слёте. Только знаю о них, о том, как пишут, но, вот, когда была конференция в Турции, вот, это был такой брачный слёт! Была конференция, съехались серьёзные люди из разных стран, всё серьёзно, просто такие были элементы, что после этого как бы вот, три, четыре пары, уже сейчас образовались, живут. Ну, я знаю, что украинка там была одна, ещё парень из Канады и она, наверное, была, как это называется, подкаблучник, так быстро как-то раз, а он ещё и организатором там был всего этого. Потом румынка приезжала, но уже мест не было. Ну так вот получилось, что мест нет и или в другой санаторий нужно идти, а потом ещё то ли 40 то ли сколько-то долларов платить, чтобы в этот санаторий попасть, ну где и все остальные. И она, значит, там Сабах был, если кто знает такого – Сабаха. Это он из Швеции, а сам он – курд, такой интересный человек – генерал, он был командующим, ранен несколько раз, лежал здесь в Кремлёвке в нашей, ещё раньше был дипломат, и несколько языков знает. Он как бы пожилой человек, лечится всегда. И вот он жил в комнате с русским. И они взяли её к себе. Ну, там большие номера были. И значит, и он говорит – переводил до двенадцати, так как они ещё языка не знают, переводил, ну так как они ж языка не знают – он русский, она румынка. Потом уснул. И говорит: «Я в три проснулся, а они сидят – разговаривают». То же такой вот эпизод интересный.
Или, ну вот, что такое анастасиевки? Идёт такая по пляжу дивчина. И стоим мы втроём. Подойдёт к нам и говорит одному человеку: «Тебе лечиться надо». Я говорю: «Чего она так тебе сказала?» А у него немножечко язва. Он: «А кто это? Целительница? Подойду сейчас к ней». Ну, он подошёл чего-то там поговорил. Она ему ответила, что здесь она сделать ничего не может. А у меня тоже плечо болело, они раз и быстренько вылечили. Какой-то силой обладают эти люди и даже вот пожилые! И вот в этой Турции проходило, 5 дней проходили слёты. Вот слёты проводят, несколько дней их проводят. А вот тут 5 дней проходили слёты. И настолько мне было интересного! Никто ни на какую экскурсию не поехал! Вот сидят группками, между собой разговаривают, чего-то делают, там, ну не знаю, потом разъезжаться даже было не очень-то, ну, с трудом разъезжались, надо, наверное, такие слёты проводить. То есть нужны слёты, когда там – палатка, когда у костра, когда труд, но нужней такие, когда можно такое там сказать, и вот я додумал всё это и, вот представляете, такой слёт – проходит какое-то мероприятие. И надо, чтобы каждый человек имел возможность, скажем, выйти, и сказать: разрешите представиться и рассказать о себе.
Ну, вот я писал, о том, что лучше. Можно сделать, скажем, записал на плёнку какое-то выступление и вот почему ещё нужно международные слёты делать – у других народов вот какой-то другой менталитет немножко. И может быть, мы от них что-нибудь возьмём, они от нас что-нибудь возьмут. Ну, а вот если бы в этом году мы проводили бы подобный слёт, ну в Турцию, конечно, ехать, нужны деньги, тем не менее, вот кто бы захотел поехать туда? Поднимите руки? А… ну вот, вот, вот, вот.
Из зала кто-то говорит: «Мне на сайте нужна информация обо всём об этом»!
В.Н.: Ну да, в России, по осени можно, получается, что можно по осени, есть такое место, но там 300 всего человек поместится, ну 350. Может быть, попробуем в России провести, ну, просто, как бы там уже нет моря…

Из зала выступает молодой человек: «Я вот ездил на слёт, тоже хотел половинку встретить, и ездил на слёт в Одинцово, и вот получилось так, что с утра до вечера мы только сидели на лавочке и отвечали на вопросы, игр как-то таких, никаких творческих мероприятий, — два дня слёт проходит и вот с утра до вечера только отвечали на вопросы.
В.Н.: Сколько, два раза ездили на слёт? Молодой человек рассказывает как ездил на слёт удивлён: на лавочке сидели? Ну, вот в смысле, все на лавочке сидели?
Молодой человек: Да, сидели и по кругу отвечали на вопросы. (все смеются)
В.Н.: Два дня что ли сидели на лавочке? Ну, видно, так решили организаторы. Вот ещё что я в Турции заметил. В том случае, вот такое мероприятие, конференция, лекции проходят, это повод, повод, а девочки-украинки плетут, накрашенные, разукрашенные такие, ну ясно, что для них может это, – они используют это мероприятие как… Ну в этом нет ничего плохого. Конференция — это как повод девушке показать, что она умная; где ей ещё показать?
Знаете что? Я вот думаю, вот мы сейчас посидим, разойдёмся, а вопрос затронули серьёзный. Здесь нужен какой-то оргкомитет, специалисты, которые разработали план этих мероприятий – нормальную программу, нормальный план, по которому проводились бы эти слёты. Ну и на лавочках можно сидеть, но и ещё что-то делать. Сделать его на таких вот уровнях, вот, типа, слёт в палатках, и слёт, где можно в здравницу приехать, для детей, на несколько дней приехать. Одни в одно место приедут, другие в другое. Ещё была такая идея, чтобы сделать эти слёты зарубежные и вот такими регулярными, традиционными. Если у вас создастся здесь такой оргкомитет, хорошо бы было и вот это осуществить.

Из зала: Возле Нижнего Новгорода есть такое место — зелёный город. Там можно разместить буквально тысячи гостей. Единственный недостаток — нет аудитории большой.
В.Н.: Решайте этот вопрос.

Из зала: Скажите, пожалуйста, если бы вы хотели организовать конкретное поселение, какими бы критериями вы отбирали? Это вопрос, который многие поселения волнует.
В.Н.: Девушка спрашивает… это такой серьёзный вопрос. Если вы хотите организовать поселение, по каким бы критериям вы бы отбирали себе соседей? Я пока не знаю, как на него ответить. Я не могу выбрать, потому что ещё не знаю. Но вы ж не все ко мне придёте?
Из зала: Конечно, это каждый себе должен ответить на этот вопрос.
В.Н.: Нет, я думаю не любого можно принимать. Как можно принимать, если человек пришёл с намерением гнуть маты или вообще..? Конечно, это должен смотреть коллектив и в то же время нужно как-то не оскорбить человека. Вот в связи с вашим вопросом я больше задумался почему-то о том, чтобы я смог сделать, оградив себя в своём поместье от негативных воздействий из вне, в том числе соседей. Чтобы я смог сделать? Наверное, над этим больше стоит задуматься. И тогда мы не будем говорить о соседях. Я знаю, что в древности они, прежде всего, понимали значение негативной мысли, позитивной мысли. И вот тоже в истории есть такие факты. Наши предки, они не позволяли себе ругаться в своём поместье. Потому что с соседом надо поругаться, не то что надо поругаться, надо выяснить какие-то отношения. Они выходили и шли почему-то в дубовую рощу и там выясняли отношения. Но не позволяли себе стоя на меже или там в его в поместье и так далее. Потом, так же в истории говорится, что купцы на Руси, когда доходили купцы, заморские купцы… С охраной караван приходит. Дальше купец оставляет охрану за ненадобностью и идёт. Может по всей Руси идти, его не тронут, ничего с ним не случится, он может хоть золотой шлем на себе нести, его никто не тронет. Они понимают, — это не было такого закона, что вот не трогай. И все они понимают, что если отдельный негатив, то он здесь вот останется. И почему они квас лучший давали, если кто-то попросит попить, лучший квас давали или могли угостить чем-то. Опять же, чтобы было хорошо. Я чему удивился, — но они гостеприимные, — но они не пускали людей к себе. Они не старались пускать людей к себе на территорию. Они могли принять человека на постой, но это была на их территории специально отведённая территория. По нашему – гостевой домик. Вот видно в этом тоже есть какой-то знак. То есть у каждого человека, вероятно, должен быть такой принцип, что не надо вторгаться на территорию кого-то. Вот с этого надо начать, тогда допустим не очень хорошие соседи, а я всё равно буду отдыхать мыслями спокойно в своём поместье. Но вопрос очень серьёзный.

Вопрос из зала: Ещё можно уточнить: если двое соседа в дубовой роще не выяснили свои отношения, вмешивается ли в их спор совет поселения или там совет рода, может старейшины. Может, вы что-то знаете об этом?
В.Н.: Ну вот, скажем, в древности, люди тоже выбирали себе, ну вот, как бы, как князь – это как судья был. Они выбирали, они нанимали этого человека, он должен был нейтральным быть. Хоть они и говорили там – подати платили, а там были те времена на Руси, когда это платили, чтобы содержать судей так называемых, кто хотел, платил, кто не хотел, не платил. Должен ли вмешиваться совет, вот если они не выяснили эти отношения? Я думаю, что кто-то помочь выяснить им эти отношения, должен. Вот кто? Трудно сказать. Может быть, это совет. Может, это ещё кто-то. Но знаете, вот, есть такое понятие, как информационная война. Есть люди – очень тонкие психологи. Они могут одному что-то сказать про какого-то человека, другому намекнуть, третьему, четвёртому. И вот сказали, и о человеке складывается негативное мнение, а человек, может и хороший сам по себе. Люди начинают как бы на этого человека косо смотреть, на него направляется отрицательная энергия, а он чувствует себя плохо, он начинает от этого ещё и отталкиваться. И он действительно, становится таким. Это тоже нужно понимать. Это называется информационная война в масштабе мировом, а в масштабе родового поселения это тоже может быть, но как от этого избавиться, вот это вопрос.
Девушка из зала: Вот знаете, люди начинают уезжать из поселений из-за таких ситуаций.
В.Н.: Ну да, об этом нужно подумать, но об этом нужно думать вместе. Поселение, само по себе поселение, это коллектив людей, да ещё такой многообразный коллектив людей, где конечно, очень трудно за всем уследить. Но, я вот заметил положительную тенденцию: что даже, когда в поселении ругаются, они ругаются как не совсем посторонние люди, а как-то ближе, что-то такое между родственниками. Родственники ведь тоже ссорятся между собой, – брат с братом, или брат с сестрой, и здесь – они не равнодушны. Даже если и ругаются. Что-то должно быть, конечно, такое объединяющее, какое-то ядро в каждом поселении. Не могу вот сейчас вот это выразить, но вопрос очень серьёзный.
В.Н.: А вот они, вот вы в поселении живёте?
Девушка: В поселении, да.
В.Н.: У вас есть там мужчины?
Девушка: У меня нет, но в поселении вообще есть.
В.Н.: Ну, у вас в частности или вообще?
Девушка: Есть.
В.Н.: И вообще есть. Они пьют, курят?
Девушка: По-разному бывает.
В.Н.: Ну, большинство?
Девушка: Большинство нет.
В.Н. (шутливо): Да, секта… (Все смеются). Я, я так говорю, понимаете, я так говорю с радостью. Потому что, ну как вот, простому человеку, не читателю, и чиновнику, которому докладывают спец-докладчики: там собрались люди, в чистом поле, на квадратной чего-то строят и улыбаются, ай да радостно. Не пьют, не курят, не бомжи. Ну надо же какое-то одно определение дать людям. И вот подходит такое вот определение. Ну, я к чему это рассказал. Они, а раньше? А раньше эти вот мужчины пили?
Девушка: Многие да, многие хотели в жизни и более сильный попробовать кайф.
В.Н.: Что и такие были? И бросили?
Девушка: Бросили.
В.Н.: Слушайте, феномен, вообще потрясающе! Вот это потрясающий феномен!
Вообще, вот девушка говорит, что многие мужчины, которые вот, ну, в поместье которых я знаю, живут, они и раньше не пили, не курили. А вот интересный феномен, если люди бросают пить и курить. А вот ещё девушка говорит, что плюс ещё наркотики употребляли, и вот, вот это важно. Вот это нужно описывать, вот об этом нужно говорить. Вот с этой стороны этот феномен нужно изучать, почему это происходит.
Девушка из зала ещё рассказывает, как мужчина пил, а потом бросил и соединился с семьёй.
В.Н.: Да, много вот случаев, когда воссоединяются семьи. Родители с детьми, я таких случаев тоже очень много знаю. Знаете, девятая книга, что из себя представляет девятая книга? Это не книга, которую напишу я. Я напишу ещё может быть, дай бог, не одну книгу, потому что очень много информации, одна только любовь… Про любовь можно писать одну книгу. Если все случаи взять, в истории человечества, только в России. А девятая книга – это великая, историческая… должны войти такие истории, и в которую должны войти декларации, отдельно.
Это не просто такая книга, это большая книга. Это большая книга о возрождении вообще человечества. Я говорю это без пафоса, и ничего не утрируя, потому что то, что называется сейчас человечеством, как таковым не является. Это ненормальные, неразвитые существа. Мы, я уже говорил о строительстве, что 30 лет работать, чтобы построить квартиру, ну это полный бред. Или что мы ведём переговоры, непрерывные переговоры, послы 3 тысячи лет назад, две тысячи лет или сейчас. Есть послы и ведутся переговоры и в то же время идут войны. Да что же это за переговоры-то в конце концов! Мы пишем законы в Древнем Египте и сейчас, всё пишем, пишем и пишем! И будут эти законы. Понимаете, это человек бредит, он не живёт, он спит. Что это за жизнь!? Такой жизни не может быть для людей нормальных! Это жизнь для ненормальных существ! И они, вот такие ненормальные существа, сейчас, называют себя людьми. Вот, если, я почему-то глубоко убеждён, что сейчас люди начинают просыпаться! И видеть другую жизнь, другой мир и начинают строить его, и обязательно его построят, и обязательно найдут так чтобы не ссориться, обязательно научатся не пить, не курить, обязательно научатся взаимодействию, обязательно научатся разбивать эти конфликты. Так будет обязательно. (аплодисменты)

Вопрос из зала: Расскажите, пожалуйста, о Новгородском вече! Кто сейчас будет решать вопросы в поселениях?
В.Н.: Ну, думаю, в настоящее время, в связи с тем, что нет хорошо сделанного устава родовых поселений, ну, должен решать какой-то совет, в который могут входить все поселенцы, ну если нет такого документа, этот документ надо начать разрабатывать. Те, кто уже имеет опыт, должны помочь тем, кто не имеет этого опыта. Вот если у вас, допустим, какие-то трудности возникли, вы их решили, записали как решили, это поможет другим. Ну вот, пока нет такого документа, я думаю, что нужно вот это вече, которое будет решать вопросы.

Вопрос о том, что во многих поселениях не говорят о том, что строят именно родовые поместья, говорят, что строят экопоселения, КФХ, и т. п.
В.Н.: Мы уже говорили об этом. Мы говорили, что родовые поместья – это образ.
Из зала люди: Образ, да! Вот именно!
В.Н.: Ну, всё это называется. Ну, кто говорит? Какая-то администрация, какая-то кучка людей предложила. А что она предложила? Ну, вот предать этот образ! И кто-то согласился его предать. И предали.
Из зала люди: Предали! Предали!
В.Н.: Ну, а кто-то не понял, что это предательство. Но, дело в том что, а кого он предал?
Из зала мужчина говорит: Сам себя.
В.Н. подтверждает: Себя! Вот именно, прежде всего, предал самого себя! То есть, я не буду говорить, что я это делаю для своего рода. Я не буду говорить, что это делаю это для своих детей. А кто-то рядом, пускай, ему какое-то время будет трудно, нет, я это делаю для своих детей, я делаю родовое поместье! И в итоге, его ребёнок скажет: «а вот мой папа построил для меня родовое поместье». А рядом ребёнок скажет: «А мой папа вроде бы и делал то же самое, а построил экопоселение и не для меня». Вот вам ответ: от двух слов как много зависит! И не зря пытаются увести, и не зря, — в этом замешана очень большая политика! И не зря, оказывается, говорят, что мы хиппи 60-х годов из Америки.

Вопрос из зала: Вот такой вопрос ещё на эту тему, можно? Вот, очень многие люди продают свои квартиры и вкладывают эти деньги в строительство домов и родовых поместий своих, и потом, когда им предлагают называть не родовое поместья, а экопоселения, наверное, потому что некуда больше идти, если вдруг отнимут у них эту землю, они и соглашаются на это. Как вы считаете, переход вот такой вот – стремительный, это надо, или лучше постепенный переход? (аплодисменты)
В.Н.: Э, по поводу тех, кто продаёт свои квартиры, решительно идут, то есть, стоит ли делать такие решительные шаги или нет? Вот, каждый человек волен поступать так, как он сам считает нужным. Я знаю не вымышленных двух людей. Это два актёра, пожилых очень – муж с женой, так произошло, что у них случилось несчастье, они всё потеряли, и они решили отравиться. И вот этот человек, я с ним потом разговаривал, и случайно прочитали книги, и сделали очень решительные шаги, – от смерти. Поэтому, когда какой-то человек сделал вот такой решительный шаг, никто из нас не вправе говорить, – правильно он сделал, или неправильно. Может, он спас свою жизнь, может быть он спас жизнь кого-то, потому что мы не знаем, что с ним могло произойти. Есть такая притча в Библии, она в какой-то степени сюда подходит. Сидит человек без ног от рождения и говорит: «Господи, почему?» Что он сделал? Он ещё ничего плохого не сделал! А Он отвечает: «Если бы были ноги, то он бы с огнём и мечом, полмира уничтожил».
Вот, мы, если человек быстро, решительно что-то сделал, а ему потом говорят, что нет, ты вот, только не называй, то он всё равно должен подумать, что идти на это или не идти, и что вообще хуже – отказаться от образа, или ради сохранения там чего-то, ну, не называть. Это тоже очень сложный вопрос. Но вот, молодец, Ризаева, хорошо написала, я читал вот эту вот статью,– когда мы отказываемся от образа, мы усиливаем противника. Очень усиливаем, это раз, и второе, давайте вдумаемся, значит, наш образ настолько силён, что вас просят от него отказаться… Может быть, наоборот, возыметь какие-то действия сейчас? В направление поддержки самого образа! И те люди, которые, ну пришлось им по каким-то причинам, отказаться, их не нужно осуждать. И знаете, если, честно говоря, то ко мне, это было 6 лет назад, тогда уже начиналась борьба, приезжает один человек и говорит: «Слушай, тут можно всё это сделать, ну сделать, связанное с сайтом, только не надо упоминать имя Анастасии и Мегре». Я с ним согласился и дал добро, но на следующий день мне стало не по себе, на физическом уровне. Я так до конца не понимал, потом думаю: «Как я вообще, не то, что бы там сказал, не то чтобы сделал…как я так вот подумать мог! Взять и отказаться, даже просто, согласится своей мыслью, не говорить об Анастасии». И вот целую неделю болел после этого. Я потом понял, что произошло, – что, да, я отказался от образа. Поэтому, я никак не хочу винить тех людей, которые на это согласились, отказаться от образа. Я считаю, они просто до конца не понимали, что происходит… Что может произойти… Все люди живут под впечатлением образа, по образу и подобию страны строятся, целые человеческие сообщества строятся по какому-то образу. У нас, я считаю, прекрасный образ! Какой это образ? Это Образ прекрасной, русской женщины – Анастасии! Это образ прекрасной Родины – России! Это образ – ваш образ. Вы – олицетворение этого образа. Вот вы, сидите здесь в зале, но каждый из вас олицетворяет именно этот образ. Как бы до конца это понять, и сказать самому себе: «Я не предам свой образ!». И когда кто-то вам скажет можно только улыбнуться в ответ: «Я тебя понимаю, зачем ты это говоришь!». Так что хотел сказать: «Ну, и выпьем за образ!» (бурные аплодисменты и смех в зале)

Вопрос: Владимир Николаевич, скажите, пожалуйста, знаете ли вы поселение во Владимирской области, где ждут новых соседей? Галина Решетникова.
В.Н.: Я во Владимирской области, около деревни Коняево, по-моему, там уже 300 семей.
Выкрик из зала: «Больше!».
В.Н.: Больше да? Ну, вот там я думаю что, и они всё ждут! Но куда конкретно обратиться вам, я не знаю.

Вопрос: Какова примерная статистика на сейчас, по семьям, которые уже взяли гектар, сколько поселений, сколько жителей?
В.Н.: Ну, вот статистика те, которые себя объявили, позицировали, так называемые, — их семь тысяч пятьсот поселений в России. Но вы сами видите, что, вот, о себе даже не знаете, сколько у вас поселений здесь. Кто говорит восемь, кто говорит десять. Сколько на самом деле? Я думаю, что тысяч тридцать семей, которые себя не позицируют, как раз по той же причине, что «ой, не говорите, ой, не говорите, что это родовое поместье».

Вопрос: Владимир Николаевич, очень часто, людей, идущих к родовым поместьям, называют сектантами. Как нам быть, молчать, или строить поместье? (в зале смех сильный)
В.Н.: Ну, уж молчать не нужно, а с песней строить поместье! Я ещё, что хочу сказать об образе. Всё время вот такие вот ассоциации возникают… Вот есть как бы образ любимой женщины — ну, человека. Знаете, бывает такое, что вот мужчина, любит женщину во сне. Вот есть образ любимой женщины. И вот он отказывается внутренне от неё. Так вот к этому мужчине эта женщина никогда не придёт. (задумчивые аплодисменты)

Вопрос: Владимир Николаевич, нашли ли вы положительное об РПЦ, которой не хватило для баланса в вашей последующей книги, как вы говорили на конференции в Турции?
В.Н.: А, вы понимаете, о РПЦ, его искать не надо было, там много положительного. Когда разговаривал с Анастасией, она выстроила цепочку рода. Ну, я вот, ну из чего она состоит? Она же образно всё рассказывает. Вот одна линия, вторая линия, третья линия и вот сейчас Русь Христианская, Русь Православная. Если любую из этих звеньев вырвать, то цепочка порвалась, так ведь? Вот как было плохо говорить, скажем о христианстве, если моя мама ходила в церковь, она была верующей, отец Феодорит, к которому я, в общем-то, отношусь до сих пор с глубочайшим уважением, это монах благочинной Троице-Сергиевой Лавры, у которого я духовно воспитывался. И я вдруг раз, получается, что я вдруг и о них плохо говорю. Конечно, много положительного и об этом нужно говорить, нельзя было говорить об отрицательном. Перо – тоже оружие, когда ты говоришь об отрицательном, то, говоришь… то ты усиливаешь отрицательное, а принижаешь положительное. А хитрость-то получилась, вот, что такое информационная война, которая сейчас идёт? Почему мы не можем найти общего языка, достаточного общего языка, пока строительством и так далее? Оказывается, мной тоже можно управлять. Вот смотрите: выходит книжка «Анастасия», ни слова плохого там нет, и вдруг, журналист, раз начинает писать, что они такие, растакие, сектанты. Естественно, особенно тогда, я же горящий, возмущённый, и давай искать: «Ах, вы так, а я вам так». И давай искать у них всё отрицательное. А на это как раз всё было направлено. То есть обо мне сказали, что вот он – предводитель сектантов. А я про вас ещё и вот такое скажу. И пошло и идёт до сих пор. Вот я сделал ошибку. Теперь я эту ошибку понял, теперь постараюсь не допустить. Мы не должны никого осуждать. Мы должны уметь всех убеждать. (аплодисменты)

Вопрос: Владимир Николаевич, потеплело ли отношение нашей церкви к вашим книгам? Ведь оно было не очень. Александр.
В.Н.: Ну, не знаю, но я думаю что, везде есть разные люди, и раз говорим, что надо быть хорошим, значит потеплело.

Вопрос: Владимир Николаевич, создали ли вы сообщество предпринимателей с чистыми помыслами о котором говорила Анастасия?
В.Н.: Сообщество предпринимателей с чистыми помыслами должно быть создано естественным путём. То есть путём ваших знакомств, как я говорил, про брачные слёты. Так эти слёты должны превратиться во встречи этих предпринимателей. То есть хорошо бы сделать такие слёты, вот, найти, взять в Фонд ещё людей, которые только этим бы и занялись. Это вот Майя Владимировна, директор Фонда Владимирского «Анастасия». И, вот, ей-то нужно, конечно, помочь, нужен человек, который бы смог организовать профессионально этот слёт. Собрал бы там предпринимателей, красивых девушек, – решили бы вопросы, брачные вопросы, и финансовые и помощь друг другу. Ведь есть же предприниматели в Канаде, с которыми могли бы сотрудничать, предприниматели в Германии, с которыми могли бы сотрудничать. Поэтому… ну, вот надо сделать. Подключитесь сами, напишите там программу, что ли, слёта, таких слётов сделаем.

Вопрос: Определена ли ошибка в сотворении образном?
В.Н.: Ошибка образного периода. Вы знаете, вот, я рассказывал, что это, по-моему, самая популярная рубрика на сайте. Самая популярная. Вы знаете, вот то, что сейчас происходит, наверное, вот через это, мы определим ошибку образного периода. Я имею в виду что-то, что происходит с понятием подмена образа. Ну, смотрите, оно направлено происходит. На себе, на собственной коже мы тоже можем определить, что вот так, вот, с чего всё начиналось. С подмены образа. Ошибка образного периода. Я думаю, что в ближайшее время, не в ближайшее время, а в ближайшие годы, может быть, она будет определена. Но это очень важно. Вот это очень важно и определите её вы, потому что, вот смотрите, как получилось, да, – раз, раз, чего-то по-разному стали называть и подмена образов происходила. Но определили это не мудрецы Востока, ни кто-то там супер умный, ну, а определили это вы! Вообще вот, феномен этого движения, ну, я разговаривал с разными людьми, он, как бы, не… он является исключением, он не поддаётся той логике, которая существует на сегодняшний день. Каким-то образом, существует сайт, юбилей 10 лет, а сайтом никто не руководит, вот не может такого быть, ну нет второго такого сайта. А он существует! На него нападки, а он не свернёт со своего пути. Там ссорятся между собой, там ругаются, ну, кто входит на сайт, знают, иногда там оскорбляют друг друга, но это, конечно, супер недопустимо, но он существует, держит свою линию, и именно на сайте заговорили о подмене этого образа. Я всё время думаю: «Почему эта рубрика такая самая у них популярная уже сколько лет, – ошибка образного периода?» А вот смотрите, — раз, и они определили. Хотя вот, да. Вот вы здесь. Вот вы собираетесь. Ну, приехал там человек, – вы раз, и собираетесь. И ещё организаторы берут деньги с вас. Ну, да, организовали – коммерсанты, значит у вас нет тут клуба. Ну, плохо это или хорошо, может, я и ошибаюсь, есть да? Вот нужно, чтобы Фонд теснее с клубами работал, тогда это было бы лучше. Но я про другое хочу сказать, да Бог с ним, я про другое хочу сказать. Вот чтобы собрать партийный съезд, если тот, кто с этим делом знаком, нужно иметь деньги. Никто на съезд не поедет, если ему не оплатят туда дорогу. Так ведь? Вот платят дорогу, арендуют зал там и так далее и так далее. И единственная организация в мире, ну это не партия, не зарегистрированная партия, где люди сами придут, и сами за свой счёт приезжают – это вот «Звенящие кедры России». (аплодисменты)

Возглас из зала: Партия не партия, ну, не хотят нам ничего давать!
В.Н.: Нет, мы уже говорили, что идут нападки! Говорили, что уже развеялись эти нападки! Уже их нет. Ну я говорю, что есть сайт, где люди сами, не политбюро какое-то, а вот сами взяли и определили, вот это очень важно! И очень важно вот, что вы собираетесь. Это тоже, ну, невероятное явление. Собрать, я не знаю вот, если, я уже говорил, надо провести пресс-конференцию, надо помочь нашему руководству страны. И тоже ведь, понимаете, вот создавшаяся ситуация выхода из кризиса, — самое главное, не искать виновных. Вот это самое, самое главное. Забыть о них. Нужно, сейчас во что бы то ни стало, помочь нашему руководству выйти из кризиса. Для этого нужно… (аплодисменты). Спасибо! Ещё я хочу сказать – вывести их из кризиса, ведь вы же не в нём! (аплодисменты). Для этого нужно говорить — чётко, ясно, правильно объяснять. Мы молчанием тоже предаём образ! Поэтому, чётко, ясно: «Я – анастасиевец!». Нужно гордиться этим, а не пугаться!

Вопрос из зала: Когда вы напишите декларацию своего родового поместья?
В.Н.: Я знаете что хотел? Декларация моей мечты и декларация моего родового поместья, декларация моей страны, но всё равно нужно всё делать от первого лица.

Стенограмму набирала bilinka, родовое посеселение Миродолье.

Посмотрите также эти записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Книги
Последние комментарии
  • zkr-admin on ПОСЛЕСЛОВИЕ Добрый день. Качайте отсюда - http://svetvmir.ru/nasha-biblioteka
  • Вениамин on ПОСЛЕСЛОВИЕ Можете скинуть мне все 10 томов на почту? С уважением Вениамин
  • Ольга on Напиши Анастасии Здравствуй Анастасия! Двадцать лет назад прочитала книгу Владимира Мегре. Помню, как была взволнована и обрадована вестью, что ты есть и что живешь в
  • Анастасия on Напиши Анастасии Здравствуйте. Как быть здоровой? Люди живут в далеке от цивилизации и здоровы. А у меня именно в данный момент столько недугов, что нужно целую а
  • Тетерина Татьяна on Напиши Анастасии Низкий поклон тебе,Анастасия! Давно хотелось заглянуть в дохристианскую Русь.
  • Ариана on Напиши Анастасии Здравия, Анастасия! Я желаю построить себе дом сама, мужа нет. За-то есть дети и они маленькие. Я умею многое, ткать, шить, вышивать, выращивать расте
  • Валентина on Напиши Анастасии Я счастлива, что ко мне попала эта книга. Как хорошо быть с вами в контакте.
  • Елена on Напиши Анастасии Анастасия, я читала про тебя первую книгу ещё в школе. Кое что отложилось, но к сожалению твой образ затёрся, вспомнила -как яркой вспышкой осияло-ког
  • Андрей on Напиши Анастасии Спасибо Анастасия!С прочтением книг о тебе, моё мировоззрение перевернулось,я стал жить, вернее стараюсь жить по твоим советам, что-то получается, что
  • Евгений Белоусов. on ПОЧЕМУ УХОДИТ ЛЮБОВЬ? Мне долго не везло в создании семьи.Пришлось исследовать эту тему серьёзно.Выводы к которым я пришёл,мало кого убеждают из за отсутствия специальных з
Случайные посты
  • ОНИ СО ЗВЁЗД ВЕРНУТСЯ ВНОВЬ НА ЗЕМЛЮ
    Когда шли к дому, где правнук Никодим их ждал, сказала Любомила: — Я думаю, сейчас нам, Радомир, с ребёнком нашим затеять игру в жизнь необходимо. — […]
  • ДОБРАЯ И ВНИМАТЕЛЬНАЯ БАБУШКА
    Бабушка! Моя бабушка была колдуньей. Не сказочной, а реальной, настоящей, белой колдуньей. Старожилы, может быть, помнят её невероятные чудеса. Она […]
  • Владимир Мегре об Анастасии
    * * * Данным сообщением я попытаюсь ответить сразу на несколько вопросов, прозвучавших на форуме и вызвавших дискуссию: «Почему Анастасия не выступит […]
  • ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ
    В гостях у этого человека я был три раза. Живёт он в престижном дачном районе Подмосковья. Его два сына, занимающие какие-то довольно высокие посты в […]
  • ВЕДРУССКИЕ РОДЫ
    Мама и бабушка рассказывали роженице, какие у неё должны появиться симптомы, ощущения накануне родов. Вот и бабушка Любомилы в подробностях […]