РИТУАЛЫ

15

Затрачено немало сил впоследствии оккультными жрецами было, чтоб опорочить, исказить смысл ритуалов-действ Ведических времен. К примеру, распускался слух о том, что поклонялись веды водной стихии безрассудно. И даже лучших девушек, еще любви не знавших, в жертву ежегодно приносили. Бросали их в озера или реки, к, плоту привязывали и, оттолкнув его от берега, на смерть их обрекали.

С водной стихией, озером или рекой, у ведов действительно связано много действ различных. Но смысл их был совсем другой – они не смерти, жизни помогали. А расскажу лишь об одном. Похожесть внешних действий его дошла и до сегодняшнего дня. Но лишь похожесть. Рациональный смысл поэтический его великий сегодня заменён неясностью и оккультизмом.

Есть в разных странах и сегодня праздник, связанный с водой, когда спускают на воду венки иль плотик небольшой с фонариком красивым иль свечой и, оттолкнув от берега, пускают его в плаванье, прося при этом удачи у воды. Но посмотри, откуда этот праздник и сколь рационален и поэтичен его первоначальный смысл.

Случалось так в Ведические времена, что девушка одна иль две, неважно, в родном селении любимого себе не находили. И во время большого праздника сразу нескольких селений им суженого отобрать не удавалось. Совсем не потому, что ограничен выбор был. Пред ними юноши прекрасные со взорами осмысленными, словно у богов, на праздничных блистали действах. А сердце девичье, душа ждали иного. Их любовь не посещала. О ком-то девушка мечтала, но о ком? Она сама не понимала. Никто и до сих пор не может объяснить загадочность, свободу выбора энергии Любви.

Вот поэтому в определенный день шли девушки к реке. У заводи реки они на воду опускали плотик небольшой. Гирляндой из цветов по краю плотик украшали. На середину ставили кувшинчик небольшой с напитком – морсом иль вином. Вокруг кувшина фрукты клали. Напиток девушка сама должна была готовить, а фрукты она должна была сорвать с деревьев, которые своей рукой в саду сажала родовом. Ещё на плотик положить могла повязку, из волокон льна сплетенную, или иную вещь, но непременно сотворенную своими руками. Последней ставилась на плотик маленькая лампадка.

Вокруг костра, горящего на берегу, водили девушки свой хоровод и песню о любимом пели, которого не ведали еще. Потом, взяв веточки, горящие в костре, фитиль лампадки зажигали. Подталкивали плотики из заводи реки туда, где ими течение завладевало и бережно несло в неведомую даль реки.

И провожали взоры девичьи с надеждой плотики свои, вдали лишь только огоньки лампадок уж виднелись, уменьшались. Но девушек сердца огнем надежды зажигались. Чувство радостное, нежное росло неведомо к кому.

В свои дома бежали девушки, уединялись и с трепетом готовились к свиданью. Он приходил, желанный, на рассвете дня или закате, неважно. Но как же? Что же его приводило? Мистика помогала встрече иль рациональность? А может знания, к которым чувствами своими прикасались веды, сам рассуди.

Ведь плыли плотики девичьи, несомые течением реки, в определенные, известные во всех селеньях, даже дальних, дни.

В пути они могли быть день, и два, и три. Все эти дни и ночи лунные на берегах реки с надеждой в одиночестве их ожидали юноши, не знавшие любви.

Вот он увидел огоньки вдали, несомые течением реки. И сразу в воду окунался, плыл навстречу огонькам любви. Пылающее тело юноши не обжигал, а нежил поток прозрачнейший речной воды. Все ближе, ближе огоньки и очертанья плотиков видны – один другого краше. Он выбирал один из них. Не ясно, почему считая лучшим выбор свой?

От середины к берегу реки он плотик увлекал, толкал рукой или щекой его бортов касаясь. Река течением своим, казалось, будто бы играла с ним. Но тело силою все большей наполнялось, игра реки не замечалась, а мысль уже на берегу была.

На землю осторожно ставил плотик юноша, дыханием гасил лампадку, пробовал напиток с восхищением и быстро шел домой, в дорогу собираться. Все, что на плотике лежало, юноша с собою брал. В пути вкушал плоды, их вкусом восхищался. И вскоре приходил в селенье, откуда отправлен плотик был, и находил, не ошибаясь, сад и дерево, плоды с которого в пути усладой были.

Ах – удивиться могут люди – все же без мистики здесь не обходилось: ну как же юноши так безошибочно своих любимых находили?

Можно сказать, что их Любовь вела известной только ей тропою. Но я и упростить могу – лампадка тоже помогала. На маленьком сосудике, в котором в масле плавающий фитилек горел, насечки наносились. По ним легко определить мог каждый, сколько времени горел огонь лампадки. Скорость течения реки известна была тоже. Совсем проста задачка – и легко решалась. В селенье деревце найти, с которого плоды вкушались, для юноши Ведического времени совсем труда не составляло.

Плоды похожими друг на друга лишь невнимательному могут показаться. Плоды растений одинаковых, даже растущих рядом, различия имеют по форме, цвету, запаху и вкусу.

Одно лишь с точностью необъяснимо. Как, отчего она и он, впервые встретившись, друг в друга вдруг влюблялись непременно? И необычно пылкой их любовь была.

«Все просто здесь, – ответил бы философ сегодняшнего дня. – Их чувства собственной мечтой еще до встречи раскалялись».

Но на вопрос подобный лишь с хитрецой ответить мог сединами украшенный ведун: «Шалуньею всегда была наша река».

Конечно, пожелав, мог бы ведун в подробностях мгновенье каждое рассказанного мною ритуала разобрать и с точностью определить предназначенье каждого мгновенья. Трактат великий написать. Но никакой ведун мысль не потратит на занятие такое. Все дело в том, Владимир, что они… Не разбирали жизнь, они её ТВОРИЛИ!

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги