ДЕДУШКА АНАСТАСИИ

25

Я оглянулся по сторонам… Дедушка Анастасии стоял почти рядом с лавочкой, палочкой подталкивая к урне кем-то брошенную на газон бумажку. Я вскочил. Мы поздоровались с ним за руку.

Глаза его весёлые, добрые, и в общении он простой. Не то, что прадед. Прадед, когда в тайге его видел, молчал всё время, и глаза его в пространство смотрят, словно сквозь человека. Мы сели с дедушкой на лавочку, я спросил его:

— Как же вы добрались и меня нашли?

— Не такая уж проблема добраться и тебя найти с помощью Анастасии.

— Надо же, родила она… Сказала, что родит — и родила… Одна, в тайге, не в больнице. Больно, наверное, было ей? Кричала?

— Это с чего же больно должно было ей быть?

— Ну, женщины когда рожают — им же больно. Некоторые даже умирают при родах.

— Больно бывает только тогда, когда зачат человек греховно. Вследствие утех плотских. За это женщина и расплачивается болью при родах и муками жизни в последующем. Если же зачатие с иными устремлениями произошло, боль лишь усиливает у рожающей ощущение великой радости творения.

— Куда же боль девается? Как она может радость усиливать?

— Женщину когда насилуют, она что испытывает? Конечно же боль, отвращение. А когда сама отдаётся, то та же боль в другие ощущения переходит. Такая же разница и при родах бывает.

— Значит, Анастасия без боли родила?

— Конечно без боли. И день выбрала подходящий, тёплый, солнечный.

— Как выбрала? Рожают ведь неожиданно.

— Неожиданно, когда зачинают нечаянно. На несколько дней мать всегда может задержать или ускорить появление младенца.

— И вы не знали, когда она родить должна? Не стремились ей помочь?

— В этот день мы почувствовали. День прекрасен был. Пошли мы на её полянку. На краю полянки медведицу увидели. Ревела медведица от обиды. Ревела и лапой по земле изо всех сил колотила. Анастасия лежала на том месте, где мать её родила, и комочек маленький, живой у неё на груди. Волчица его облизывала.

— А медведица почему ревела? На что обиделась?

— Волчицу Анастасия подозвала, а не её.

— Так сама бы подошла.

— Без приглашения они никогда не подходят. Представь себе, какое столпотворение получится, если они без приглашения будут подходить, когда сами захотят.

— Интересно, как она сейчас справляется с ребёнком?

— Поехал бы и посмотрел, раз интересно.

— Она же сказала, что я не должен общаться с ним, пока не очищусь от чего-то там. Надо по святым местам проехать сначала. А достаточного количества денег нет.

— Мало ли чего она, алогичная, сказала, ты же отец. Действуй сам, как нужным считаешь. Накупил бы ползунков разных, пелёнок, распашонок, погремушек да потребовал одеть ребёнка по-нормальному, не мучить его. А то ведь голенький совсем в лесу.

— У меня такое желание и возникло, как услышал о сыне. Я так и сделаю. А про алогичность вы точно подметили. Наверное, потому у меня к ней и чувства какие-то непонятные. Сначала удивление, теперь уважение, всё же, появилось и ещё что-то непонятное.

Но не такое, как любовь к женщине. Я помню, какое чувство было, когда влюблялся раньше в женщину. Сейчас что-то… Читать далее

ПРОСТРАНСТВО ЛЮБВИ

24

После продажи первого тиража книжки об Анастасии мне выплатили авторский гонорар. Я поехал на ВДНХ, теперь — Всесоюзный выставочный центр (ВВЦ). Почему-то я любил бывать там.

В этот раз я шёл вдоль множества закусочных и открытых шашлычных, манящих вкусными запахами, и боролся с желанием накупить всей этой вкуснятины. Хоть и были в моём кармане деньги, и немалые, я решил расходовать их экономнее.

И вдруг произошло невероятное. Негромко, но абсолютно отчётливо, прозвучал голос Анастасии:

— Купи себе поесть, Владимир. Что захочешь купи. Теперь тебе не нужно так сильно ограничиваться в питании.

Я прошёл ещё несколько шагов мимо открытых закусочных, и снова голос:

— Что же ты проходишь? Поешь, пожалуйста, Владимир.

— Надо же, какое наваждение, — подумал я.

Отошёл к скамейке на аллее, подальше от людей. Сел и тихо прошептал, наклонившись, чтоб не подумали, будто сам с собой разговариваю.

— Анастасия, неужели я слышу твой голос?

В ответ услышал тут же чётко и ясно:

— Ты слышишь мой голос, Владимир.

— Здравствуй, Анастасия. Почему же раньше ты не говорила со мной? Столько вопросов накопилось. Читатели на встречах задают вопросы, а я на многие ответить не могу.

— Я говорила. Всё время говорить старалась с тобой. Но ты не слышишь меня.

Однажды, когда ты решил покончить с собой, я даже закричала от волнения. Не помогло. Ты не слышал меня. Потом догадалась, запела. Эту песню и заиграли на скрипках две девушки в метро. Они услышали её и заиграли.

Ты, как мелодию услышал той песни, что в тайге тебе пела, вспомнил обо мне. Я так волновалась тогда, чуть молоко не пропало.

— Какое молоко, Анастасия?

— Грудное молоко. Молоко для нашего сына. Я ведь родила его, Владимир.

— Родила… Анастасия… Тебе трудно? Как же ты там одна с ребёнком в тайге. Как он… Ты говорила, я помню, ты говорила: «Только не вовремя это будет…»

— Всё хорошо. Природа проснулась раньше, теперь мне помогает. И сыну нашему хорошо. Он крепыш. Улыбается уже. Только кожа у него немножечко сухая, как у тебя. Но это ничего, пройдёт.

Всё будет хорошо. Вот увидишь. Тебе труднее сейчас, чем нам. Но сделай ещё шаг. Допиши.

Я знаю, как трудно тебе было, и дальше ещё придётся нелегко. Но ты иди. Иди путём своим.

— Да, Анастасия…

Я хотел рассказать ей, что писать книжку труднее, чем заниматься бизнесом. Про ситуацию в своей семье и с фирмой хотел рассказать. Вообще про все перипетии последнего года.

Как в дурдом чуть не попал. Про мечту её хотел так высказаться, чтоб больше не заманивала своими мечтами людей. Но подумал: зачем расстраивать кормящую мать, молоко у неё может пропасть.

И сказал ей:

— Да ты не беспокойся по пустякам, Анастасия. Никаких трудностей особенных у меня нет. Подумаешь, книжку написал. Да это полегче, чем бизнесплан составить.

Когда бизнес-план составляешь, очень много нужно разных нюансов заранее предвидеть. А тут сиди себе, да описывай то, что уже произошло. Как в анекдоте про чукчу: «Что вижу, то и пою».

И ещё…

Ты знаешь, Анастасия… Казавшиеся лишь фантазией, твои мечты сбываются. Невероятно это, а они сбываются.

Вот и книга написана. Ты помечтала… Читать далее

ОТЕЦ ФЕОДОРИТ

23

Настал момент, когда я посчитал возможным, встретиться с отцом Феодоритом. Там, в тайге, на мой вопрос: «Есть ли в нашем мире люди с такими же, как у тебя способностями, знаниями? Но живущие не так далеко, как ты?» Анастасия ответила:

— В разных уголках Земли есть люди, образ жизни которых отличается от технократического. Разные у всех способности. Но и в вашем мире есть человек, к которому не трудно тебе будет добраться и зимой, и летом. Сила Духа его велика.

— Ты знаешь, где живёт он, его можно увидеть, разговаривать с ним?

— Да.

— Кто он?

— Этот твой отец, Владимир.

— Что? Эх, Анастасия, Анастасия… Так хотел я от тебя доказательств правоты твоей услышать, а получилось наоборот всё. Мой отец умер восемнадцать лет назад и похоронен в небольшом городке Брянской области.

Анастасия сидела на траве, прислонившись спиной к дереву, поджав колени, и молча смотрела мне в глаза. Взгляд её был чуть грустным и сожалеющим. Потом молча опустила голову на колени. Я подумал, что Анастасию расстроила ошибка в отношении моего отца, и попытался утешить ее:

— Ты, Анастасия, не расстраивайся так уж сильно. Ты потому, наверное, ошиблась, что, как сама говорила, сил в тебе мало осталось. (Этот разговор происходил после того, когда она теряла сознание, спасая мужчину и женщину от расправы. Я описывал эту ситуацию в первой книге.)

Анастасия помолчала ещё некоторое время, потом подняла голову и снова, посмотрев мне в глаза, сказала:

— Сил стало меньше во мне, но не настолько меньше, чтобы я могла ошибаться.

Далее она стала излагать события двадцатишестилетней давности. Излагать с точностью и в деталях прошлое, и даже передавала при этом нюансы внутренних ощущений.

Ещё как-то можно понять, что по внешнему едва заметному выражению лица, позы, глаз можно определить мысли собеседника. Но каким образом она просматривает, словно документальную киноплёнку, прошлое, так и осталось загадкой.

Сама Анастасия нормальным, понятным языком объяснить этого так и не смогла. А изложила она вот что.

Недалеко от города Москва есть Троице-Сергиева Лавра. Располагается она в городе, который называется Сергиев Посад. За толстыми древними стенами Троице-Сергиевой Лавры есть духовная семинария, академия, храмы и монастырь.

Храмы доступны для людей, и всякий желающий может прийти, помолиться в этом святом месте Руси. Даже в дни гонения верующих не были разрушены, действовали за этими стенами семинария, академия, монастырь, в котором служили Богу сподвижники-монахи.

Двадцать шесть лет назад, как раз в день моего появления на свет, в ворота Троице-Сергиевой Лавры вошёл юноша. Он посетил музей, потом проследовал в большой храм. В храме читал проповедь высокий седой монах. И рост, и сан его были высоки.

Это был Отец Феодорит — благочинный монастыря Троице-Сергиевой Лавры. Юноша прослушал проповедь и, когда Отец Феодорит удалился, проследовал за ним в сокровищницу. Юношу не остановили служители храма. Подойдя к Отцу Феодориту, он заговорил с ним о проповеди.

И Отец Феодорит долго беседовал с ним. Юноша был крещёным, но достаточной веры в нём не было, он не соблюдал посты, не причащался, не ходил регулярно в церковь, но в тот день началась дружба Отца Феодорита и юноши.

Юноша приходил в монастырь, и с ним беседовал… Читать далее

***********

22

В московской типографии номер одиннадцать за счёт типографии была напечатана двухтысячным тиражом первая тоненькая книжка об Анастасии.

Почему генеральный директор этой типографии Груця Геннадий Владимирович решился напечатать книжку неизвестного автора? Почему он сделал это и, несмотря на финансовые трудности, использовал не газетную, а улучшенную офсетную бумагу?

Первые книжки я продавал сам у выхода из метро «Таганская». Потом мне стали помогать первые читатели. Пожилая женщина ежедневно продавала её у метро «Добрынинская». Она каждому подошедшему к ней подробно объясняла, что книжка хорошая. Почему?

Потом читатели стали продавать её ещё и в подмосковных домах отдыха, сами писали объявления и организовывали встречи с читателями — отдыхающими.

Потом коммерческий директор Московского издательско-реализационного концерна Юрий Никитин вдруг решил внести в типографию предоплату ещё за две тысячи экземпляров. Его действия были странными.

Он приехал ко мне на машине и сказал: «Я сегодня уезжаю с сыном за рубеж на соревнование по теннису. Самолёт вечером. Надо успеть внести предоплату». Он оплатил новый тираж. Когда настало время его получать, Никитин сообщил:

— Летом вообще-то мы книжками не торгуем, я возьму себе несколько пачек, остальными распоряжайся сам. Если деньги появятся, отдашь».

Много «почему» с момента начала работы над рукописью и по сей день связаны с этой книжкой. Она, словно живая, сама притягивала к себе людей и с их помощью пробивалась в жизнь.

Я относил события, связанные с ней, как случайно происходящие. Да только случайности стали складываться в звенья последовательно выстраиваемой цепи. Теперь и не знаю, где случайность, где закономерность происходящего? Они стали трудноотличимыми.

РАЗГАДАТЬ ТАЙНУ

21 РАЗГАДАТЬ ТАЙНУ

Стоя на кухне в небольшой московской квартире перед столом с остывающими сардельками и спящим на листках с текстом книги об Анастасии Лёшей Новичковым, я дал себе слово — найти способ снова скопить капитал, вернуть свой теплоход, для того чтобы отправить его по тому же маршруту, на котором произошла встреча с Анастасией.

Но не торговать, как раньше. Отправить теплоход в период белых ночей, чтобы могли на нём в самой лучшей каюте нормально отдохнуть Лёша Новичков, Антон и Артём и все те, кто стремились, несмотря на неурядицы, часто пренебрегая собственными материальными благами, организовать сообщество предпринимателей с более чистыми помыслами.

И что же это за идея такая, почему захватывает она людей? Почему стала она так близка и мне? Что за тайна кроется в ней? Необходимо разобраться в этом и конкретизировать, попытаться разгадать тайну её и предназначение. И почему так загораются люди мечтой таёжной отшельницы? Что в ней скрыто? Как разгадать тайну?

Журналист «Московской правды» Катя Головина пыталась это сделать, спрашивая у студентов: «Что движет вами, в чём личный интерес?» Но они не смогли ответить внятно, лишь сказали: «Дело стоящее». Значит, и они действуют интуитивно. Но что же стоит за этой интуицией?

*********

20

Писал я быстро. Время от времени приходили Антон, Артём и Лёша, студенты-программисты, что-то приносили поесть.

Они ещё не знали про Анастасию. Но я им объяснил, что решить вопрос по организации сообщества можно с помощью книги, которую я должен написать. И они взялись набирать текст книги на компьютерах.

В основном эту работу делал Лёша Новичков. Он приходил раз в три дня, приносил отпечатанный текст и забирал рукопись с новой главой. Так длилось два месяца.

Однажды Лёша принёс последнюю отпечатанную главу первой книги, дискету с полным набором текста, две бутылки пива, сардельки, ещё что-то из еды и двадцать тысяч рублей принёс, на кухонный стол всё это выложил. Я удивлённо спросил у него:

— Это откуда же у тебя, Лёша, богатство такое?

Жил он вдвоём с мамой, в средствах весьма ограничен, на метро и бутерброды не всегда хватало.

— Сессия у нас идёт, Владимир Николаевич, — ответил Алексей, — я некоторым студентам чертежи делаю, программы разные, тем, кто сам ленится или не может. Вот оплату получил.

— А сам ты сессию сдаёшь?

— Сдаю. Ещё один экзамен у меня остался, а через два дня меня на сборы военные на месяц заберут, в Кинешму. Хорошо, что вы «Анастасию» успели написать. Теперь, если что-нибудь исправлять будете, Артём допечатает, а Антон уже на сборах.

— Как же ты, Лёша, успевал экзамены сдавать, чертежи другим чертить, программы делать и ещё «Анастасию» каждый день набирать и распечатывать?

Лёша молчал. Я повернулся к кухонному столу, чтобы поставить на стол сварившиеся сардельки. Лёша, положив руки и голову на лежавшие на столе печатные листки с текстом рукописи об Анастасии, крепко спал…

ЗВЕНЯЩИЕ КЕДРЫ РОССИИ

19

Я возвращался в квартиру. Москву уже ласкала весна. На кухне осталось полбутылки подсолнечного масла и сахар. Необходимо было пополнить запасы продуктов, и я решил продать свою зимнюю шапку из норки. Шапка настоящая, не формовка, стоит приличных денег.

Конечно, сейчас уже не сезон, но хоть что— то за неё получить смогу, думал я, направляясь к одному из многочисленных московских рынков. Я подходил то к продавцам фруктами, то к торговцам вещами.

Они смотрели на шапку, но покупать не спешили. Я уже решил сбавить цену , но тут ко мне подошли двое мужчин. Они повертели шапку в руках, потрогали мех.

— Надо бы померить. Ты зеркальце попроси у кого-нибудь — сказал один из них своему товарищу и предложил мне отойти в сторону. Мы зашли в укромное место в конце ряда прилавков и стали ждать его товарища с зеркальцем. Ждать пришлось недолго.

Он тихо подошёл сзади, и от удара по затылку у меня в глазах сначала вспыхнули искры, потом всё стало мутнеть. Оперевшись о забор, я всё же не упал, но когда пришёл в себя, моих покупателей уже не было, и шапки тоже не стало. Лишь две женщины участливо охали:

— С вами всё в порядке? Ну и сволочи. Вы посидите, вот ящик.

Я немножко постоял у забора и медленно пошёл с рынка. Моросил весенний дождик. Пытаясь перейти дорогу, я остановился на обочине тротуара, чтобы осмотреться. Голова болезненно шумела.

Я зазевался, и пронёсшаяся близко от меня машина грязными брызгами из лужи обильно окропила мои брюки и полы куртки. Пока я соображал, не двигаясь с места, что делать дальше, колёса грузовика из той же лужи добавили брызг, долетевших до моего лица.

Я отошёл от обочины дороги и укрылся от дождика под козырьком коммерческого киоска, пытаясь определить свои дальнейшие действия.

В метро, конечно, в таком виде не пустят. Три остановки до квартиры, где я живу, пройти можно, но и на улице в таком виде может милиция забрать, приняв за пьяницу, бомжа или просто подозрительную личность. Отдувайся потом, оправдывайся, пока будут выяснять. Да и что я им скажу? Кто я теперь?

И тут я увидел этого человека. Медленно ступая, он нёс сразу два ящика с пустыми бутылками и был похож на бомжа или алкаша, которые часто вертятся рядом с коммерческими киосками со спиртным в розлив. Наши взгляды встретились, и он остановился, поставил свои ящики на асфальт, заговорил со мной.

— Что стоишь, высматриваешь? Это моя территория. Марш отсюда, — спокойно, но властно сказал он мне. Не желая, да и не имея сил с ним спорить или пререкаться, я ответил:

— Не нужна мне твоя территория, сейчас приду в себя и уйду.

Но он продолжил разговор:

— Куда уйдёшь?

— Не твоё дело куда. Уйду, и всё.

— А дойдёшь?

— Дойду, если не помешают. Отстань.

— В таком виде ни стоять, ни идти тебе долго не придётся.

— Тебе-то какое дело?

— Бомжуешь?

— Что?

— Начинающий, значит. Ладно, отдохни пока здесь.

Он поднял свои ящики и ушёл. Вернулся со свёртком и снова заговорил со мной:

— Следуй за мной.

— Куда это?

— Погостишь часа три… Читать далее

К САМОУБИЙСТВУ

18

Приехавший по своим делам в Москву человек из Новосибирска пришёл ко мне вечером. Он принёс бутылку водки, закуску. Мы сидели на кухне, снимаемой мной однокомнатной квартиры, и он рассказывал о положении дел в моей семье и фирме.

Они были плачевны. Фирме моей пришлось отказаться из-за нехватки средств на арендную плату от одного из офисов в центре города.

Прекратил функционировать магазин запчастей для автомобилей, работники фирмы попытались заниматься торговлей обувью, но итог их деятельности — увеличение долгов. Ответственность вся ложилась на меня.

— А ты тут занимаешься неизвестно чем. Многие считают, что ты с ума сошёл. Сначала нужно было как-то положение дел в фирме выправить, потом уж заниматься этим своим непонятным делом. В тебя там уже никто не верит.

Когда мы допивали бутылку, он спросил у меня:

— Хочешь, я тебе честно скажу, чего, по моему мнению, ждут от тебя?

— Говори, — ответил я.

— Чтобы ты покончил с собой или исчез навсегда. Ты сам посуди, без начального капитала сейчас вообще никакого дела начать невозможно, а у тебя теперь не то что начального капитала нет, питаться не на что. Да и долги скопились. В мире нет аналога, чтобы из такой ситуации кто-то выкарабкался.

А не станет тебя, всё и спишется со смертью, а остатки имущества твоего они разделят. Жена твоя говорит, что ты по гороскопу Лев и всё время жизнь расточительную вёл, а умереть должен в нищете, как в гороскопе. Ну, зачем ты пошёл во вторую экспедицию? Никто понять не может.

Несмотря на то, что мы были изрядно выпившими, проснувшись утром, я всё же в подробностях вспомнил разговор. Его аргументы были весомы и убедительны. Тупик в Новосибирске, тупиковая ситуация здесь, в Москве. Везде страдают работавшие рядом со мной люди, страдает семья.

Найти выход и исправить всё я не могу, потому что выхода не существует. Прекратить эти страдания может моя смерть. Конечно, самоубийство — это нехорошо. Но логика происшедшего говорит: моё самоубийство облегчит жизнь других, и если это так, то он прав, жить я не имею права.

И я решил покончить с собой. Это даже успокоило меня. Отпала необходимость мучительного поиска выхода из создавшейся ситуации, так как я согласился с тем, что смерть и есть выход.

Я слегка убрал в квартире, написал хозяйке записку, что не вернусь. Решил пойти в профсоюзы, привести в порядок бумаги по сообществу. Кто-либо пусть не сейчас, позднее, может, продолжит эту работу. Вот только как покончить с собой, если нет денег даже на отраву?

Потом надумал: чтобы самоубийством не выглядело, пойду вроде бы купаться, словно морж, в прорубь нырну и утону. И пошёл. На станции метро «Пушкинская», в переходе, вдруг услышал знакомую мелодию. Её выводили на скрипках две молодые девушки.

Перед ними лежал раскрытый футляр, куда люди бросали деньги. Так подрабатывают музыканты во многих переходах метро. Но эти две девушки, их скрипки, плывущая в грохоте поездов и шума перехода мелодия заставляли замедлять шаг многих людей.

Меня же она вообще заставила остановиться. Смычки скрипок выводили мелодию, которую… пела в тайге Анастасия.

Когда там, в тайге, я попросил её спеть что-то своё, а не из известных мне песен, я… Читать далее

НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ

17 НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ

В самом начале перестройки, когда вышел первый закон «О кооперативах в СССР», для многих людей он послужил как бы призывом к действию. И много людей, молодых и не очень, но обязательно энергичных и желающих действительно что-то сделать для себя и страны, словно кинулись в бой. И сразу оказались в окружении недоброжелательной толпы. «Ату их, — кричали. — Буржуи, наглецы! За что боролись?». И несмотря на то, что труд большинства первых предпринимателей требовал круглосуточной работы, колоссального количества энергии, смекалки и находчивости, как бы ты ни работал, что бы ты ни делал, «спасибо» ни от кого не услышишь. Требовалась хотя бы минимальная поддержка, а она могла быть только при общении и взаимодействии друг с другом. Тогда и возникла, словно из воздуха, идея создания Союза кооператоров СССР. Организацией этого союза первых предпринимателей и занимались в числе инициативной группы мы с Артёмом Тарасовым (известным в России предпринимателем).

Большинство из нас тогда были коммунистами. На первом съезде предприниматели выбрали меня секретарём партгруппы съезда. Я пытался тогда объяснить курирующему нас инструктору ЦК КПСС Колосовскому, что предпринимателям при подобной травле невероятно трудно. Требуется, прежде всего, моральная поддержка. Но вскоре понял, что мы ещё долго будем один на один с недоброжелательством и травлей со стороны как части простых людей, так и больших и малых чиновников. Высшее руководство ЦК не будет выступать за нас открыто, боясь потерять популярность, да и сил у него не было таких, как раньше. Началась, по-видимому, внутренняя борьба.

А на предпринимателя всё больше и больше стал давить ещё и налоговый прессинг. Сегодня ни одно (ну, может быть, за редким исключением) предприятие не сможет продержаться на плаву, если будет исправно платить все налоги. Понимая это, многие с помощью всевозможных ухищрений выскальзывали из-под налогового прессинга. Но тут же попадали в ещё более страшную ситуацию — становились вне закона. Многочисленные попытки объяснить на разных уровнях абсурдность существующего налогообложения успехом не увенчались. И не могли увенчаться, так как те, кто вводил эти налоги (пусть это будет лишь моим предположением), лучше других понимали невозможность их выплат, но это, именно это, и нужно было им. Для чего? Для власти! Для рэкета!

Любого, кто посмеет высунуться, можно в одно мгновение стереть в порошок, с помощью налоговой инспекции или полиции поставить вне закона.

Мне стало обидно за первых предпринимателей перестройки и за сегодняшних бизнесменов России. Решил что-либо сделать для них, на что хватит сил. Я пришёл в Лигу кооператоров и предпринимателей России, которую возглавлял выбранный нами ещё в начале перестройки академик ВАСХНИЛ В.А. Тихонов. Сохранилось помещение, где базировался президиум Лиги, но многие кабинеты пустовали. Владимир Александрович умер полтора года назад. Там же мне рассказали, что полгода назад был отравлен председатель «круглого стола» бизнеса России Иван Кивилиди, отравлена и его секретарша. Артём Тарасов из Лиги ушёл. Членство в Лиге резко уменьшилось.

Меня знал один из трёх оставшихся работников аппарата Лиги, потому и был мне предоставлен по моей просьбе один из свободных кабинетов, два телефона, компьютер и факс. Никаких средств в Лиге на оргработу не было, и действовать необходимо было самостоятельно. В этом кабинете я и ночевал, чтобы сэкономить время и деньги на гостиницу. Приход… Читать далее

Книги

Последние комментарии

  • Юравед on Фото «огненной птицы» из десятой книги серии ЗКР Какие умнички - моя баня-птица пока ещё в мечте, материализовать осталось :)
  • Заира on Напиши Анастасии Анастасия над нами Сейчас. Давайте ей дарить нашу любовь! Милая Анастасия, прими мою любовь. Летит она пушинкой, Теплый, нежный, ласковый, Доброй
  • Наталия on Напиши Анастасии Анастасиюшка, благодарю за прекрасную мечту! Люблю тебя! И конечно же, благодарность Владимиру Мегре и всем, кто помогал ему! А на Земле быть Добру!
  • Вячеслав on Коротко о главном в движении ЗКР Спасибо! Наполняет статья смыслом, стремлением менять себя к лучшему, заботиться о природе и быть полезным на этой земле! Последняя фраза особенно п
  • Елена on Напиши Анастасии Спасибо Вам за такой удивителтно интересный и светлый рассказ- быль о саоей жизни и стремлениях. А кедры Вы посадите орешками со светлоыми мыслями и с
  • Елена on Напиши Анастасии Ольга, это прекрасно, что в нашей действительности есть такие люди, как Анастасия, Владимир Мегре, сын их Володя и другие, кого мы не знаем.Но я думаю
  • _Елена on Напиши Анастасии Извините за беспокойство, вам пишет Елена, отправившая сообщение 02.07.2018 в 00 :21. По причине своего дилетантизма, я не могу войти в почтовый ящик
  • Елена on Напиши Анастасии Дорогая Анастасия! С 2000 года я зачитывалась книгами , напимсанными Владимиром Николаевичем. Вошла в группу , создающую поселение Родовых поместий, н
  • Заира on СКОРОСТЬ МЫШЛЕНИЯ Здравствуйте Владимир Николаевич! Тех, кого вы ищите нигде, то там, на верху, они среди нас. И кое кто внутри нас. Не сказала почему, плохие мысли Ана
  • Василий on Напиши Анастасии То , что сейчас происходит со страной (разграбление), так должно (запланировано ) или страна все таки сохраниться?

Случайные посты

  • ПРОСТРАНСТВО ЛЮБВИ
    После продажи первого тиража книжки об Анастасии мне выплатили авторский гонорар. Я поехал на ВДНХ, теперь — Всесоюзный выставочный центр (ВВЦ). […]
  • ИСКУССТВЕННЫЙ МИР
    Сегодняшнее сообщество людей живёт не в естественном, а в искусственном мире. Оно его создало и рабски обслуживает. Мы создали искусственный мир и […]
  • ГОНКА РАЗОРУЖЕНИЯ
    Состоялось международное заседание советов безопасности военных блоков разных стран и континентов. На нём разрабатывались планы экстренной утилизации […]
  • ОБРАЩЕНИЕ АВТОРА К ЧИТАТЕЛЯМ
    В Интернет сообществе появилось множество сайтов на разных языках, тематика которых схожа с идеями, изложенными героиней серии книг «Звенящие кедры […]
  • Книга 2, «Звенящие кедры России» — Владимир Мегре, читать онлайн бесплатно
    Инопланетянка или человек? Машина для деланья денег Исцеление для ада Конфиденциальный разговор Где ты, ангел-хранитель? Вишенка Кто виноват? Ответ […]