ОБРЯД ВЕНЧАНИЯ

23

Обряд венчания ведрусский уже, Владимир, знаешь ты и в «Книге Родовой» писал о нём. Напомню суть великих действ.

Влюблённым предстояло совместно выбрать место для будущего своего поместья. Обычно они вдвоём уходили за околицу селения, где он с родителями жил, потом рядом с селеньем, где жила она. И не было необходимости влюблённым сообщать родителям о намерениях своих. И так в селеньях каждый понимал и ведал предстоящее свершенье.

На участке выбранной земли, размером с гектар или более, влюблённые проектировали жизнь реальную. Им предстояло мысленно спроектировать дом, расположить множество растений, где всё должно взаимодействовать и помогать друг другу.

Любомила и Радомир место под своё будущее поместье нашли быстро. Они, как будто сговорившись, за околицу селения ушли, где был пролесок небольшой и ручеёк едва заметный вытекал из небольшого родничка.

Здесь Радомир бывал и раньше. Один сидел, мечтал о будущем, о жизни вместе со своей любимой.

Два раза верхом на своём верном скакуне в отсутствие Радомира здесь проезжала Любомила. Сама не зная почему, она коня однажды остановила у ручья, прошлась к пролеску, расплела косу, перевязала волосы тесьмой и у берёзки молодой стояла долго.

Теперь влюблённые стояли в месте том вдвоём.

 

— Бывать здесь нравилось мне одному, хотел бы здесь чтоб продолжался род наш, — Радомир сказал.

— И мне по нраву это место, — прошептала Любомила.

Назавтра, лишь рассвет настал, на выбранное место привёз в повозке Радомир жердей десятка полтора, от ивы прутья длинные и небольшие колышки, косу. Как только стал косить траву, увидел: мчится на коне своём галопом Любомила. Залюбовался Радомир виденьем, сердце его затрепетало. Красавица, не доскакав три метра до пока невидимой границы их участка, спрыгнула с коня, ещё не вставшего, и к Радомиру подбежала.

— С рассветным днём тебя, творец, — сказала Радомиру, улыбнувшись, Любомила. — День добрым начинается, и я решила привезти тесьму цветную для отметок мест насаждений наших будущих.

— Тебе спасибо за украшенье дня, — ответил Радомир.

Влюблённые не обнялись и не поцеловались. Не принято было подобное до венчания у ведруссов. И в этом был великий смысл: объятия и поцелуи до зачатия детей они в обыденность не превращали. И потому, когда момент зачатия случался, энергии у них на высшей точке были. И свидания они друг другу никогда не назначали.

Шёл каждый к месту выбранному сам когда хотел. С рассветом каждый день приходил всегда первым Радомир, и следом на коне своём являлась Любомила. Через неделю Радомир соорудил шалаш, похожий на чудный домик. Два с половиной метра в ширину и три в длину. Вкопал он жерди в землю и сделал стены из сплетённых веток, перекрытие из жердей и веток сделал.

Всё это высохшей травой влюблённые закрыли, а внутри все стены, потолок покрыла Любомила тканым полотном. И сделала постели две: солому положила, наверх сено, покрыла полотном постель.

Когда сооружён был домик чудный, влюблённые в нём часто ночевали, но в близость интимную не вступали. Считалась оскорблением для будущих детей такая близость, до венчания, до сотворения гнезда.

К тому ж влюблённым было чем заняться. Радомир принёс широкую дощечку, на ней участка план резцом изобразил и обозначил стороны все света, восход, закат отметил Солнца, восхождения Луны. Ещё и днём, и ночью наносил на план силу движенья, направленья ветра.

Любомила часто к краям участка подходила, долго стояла, воображением рисуя картины с будущими насажденьями, и подходила к плану Радомира, сверяла, не навредит ли ветер им иль тень.

Когда зима настала, Любомила реже посещала владения любви. Она в доме родителей своих полотно ткала, рубашку Радомиру с любовью вышивала.

Но Радомир часто в поместье будущее приезжал, по-прежнему ветров движенье отмечал, запоминал, как снег ложится.

Так делали из года в год ведруссы календарь погодный. Дощечки со схемами такими в каждой семье ведрусской были, погоду с точностью на год вперёд тогда определять могли, и даже на два года или три. Казалось, проще было взять скопировать подобный календарь с родительского, но не совсем он точным будет. Ландшафт у местности чуть-чуть другой, и от ветерка растения мог закрывать пригорок иль лесок. Зимой сугробы разными могли быть.

Когда весна настала, в мыслях и Радомира, и Любомилы был завершён проект, они ранней весной вновь стали вместе жить в домике своём. Теперь колышками с ленточками, веточками все насаждения отметить предстояло им, согласовать проект друг с другом. А Радомиру предстояло выкопать колодец, родничок огородить.

Осталось две недели перед тем, как можно в землю саженцы садить, и начали влюблённые готовиться к венчанью.

В селенье пошли сначала в то, где жил жених, затем в село невесты. И заходили в каждый дом, хозяев приглашали на венчанье. Прихода их с волненьем в каждом доме ждали. Хотелось каждому взглянуть на их любовь и дар определить для будущего дома их живого. Когда младая пара сад посещала, двор хозяйственный иль дом, они хозяевам немного говорили слов. Одну лишь фразу каждому. Такую вот примерно: «О, как прекрасна ваша яблонька» или «Осмыслен у котёнка взгляд», «Тактичен, работящ у вас медведь».

Для каждого, кто слышал похвалу влюблённых деревцу, растущему в саду, или котёнку, живущему у них, это означало признание достойной жизни хозяев, а также, что они хотели б у себя иметь такое растение или животное.

В дом молодых не приглашали и не угощали их ничем. Заведено не зря так было у ведруссов. Ведь отказаться от приглашенья и угощенья нетактично будет молодым, но если бы они засиживаться в гостях стали, то не успели бы все семьи до венчанья обойти.

Нарушил правила слегка Арга, друг с детства Радомира. Когда к ним в дом влюблённые вошли и с отцом стали говорить, вдруг выбежал Арга, из стойла вывел чудо-жеребца, которым восхищалось всё селенье, волнуясь, говорить стал:

— Пожалуйста, возьмите от меня коня. По-прежнему к себе не подпускает он никого, с тех пор как покорён на ярмарке был Любомилой.

Отец на сына хитро посмотрел, сказал:

— Быть может, ты, Арга, объездчиков к коню не подпускаешь? Сам почему-то его не объезжаешь.

Слегка смутившись, отвечал Арга:

— Не объезжаю, сам решил, пусть будет вольным этот жеребец всегда, теперь решенье поменял, возьмите у меня коня, — и повод Любомиле протянул.

— Спасибо, — Любомила отвечала, — коня взять не могу, к другому он привык, но если есть жеребёнок от него, мы с благодарностью его бы взяли.

Когда обход поместий завершили молодые и настал назначенный всем день, из двух селений с рассветом спешили на участок их и стар и млад.

Встали люди по границе участка земли, что молодые сухими ветками обозначили. А в центре, рядом с шалашом, холмик возвышался из земли, украшенный цветами. На холм тот поднялся Радомир, с волнением он излагал перед собравшимися людьми проект поместья будущего.

И каждый раз, когда указывал юноша на место, где расти должно какое-то растение, из круга внимающих ему людей вперёд выходил человек и вставал на указанное Радомиром место. А держал вышедший человек в своих руках саженец растения, которое называл Радомир. И каждому, из круга выходящему, кланялся народ. Ведь вышедший был удостоен похвалы младых, когда они поместья обходили, за то, что смог прекрасное взрастить. А значит, вышедший был удостоен похвалы Создателя — Отца всего, всех любящего Бога.

Закончив оглашение проекта, Радомир сошёл с пригорка, подошёл туда, где Любомила его стояла, с волнением и трепетом следившая за всем происходящим, взял за руку её, на возвышение возвёл степенно. Теперь влюблённые вдвоём стоят на возвышении. И Радомир слова пред всеми говорит: — Любви пространство здесь я не один творил. Со мною рядом и пред вами, люди, вдохновение прекрасное моё.

 

Сначала взгляд пред всеми опустила девушка, а лучше девою её назвать.

Краса у каждой женщины своя. Но могут быть моменты в жизни каждой женщины, когда над всеми возвышается она. В сегодняшней культуре нет таких моментов. Но тогда…

Вот взор свой к людям устремила Любомила. В единый слился возглас восхищенья всех людей, пред ней стоящих. На лике девушки не дерзкая, но смелая улыбка засияла. Энергия Любви её переполняла. Сильней обычного румянец на щеках играл. Здоровьем пышущее тело девы и яркость глаз теплом окутали людей и всё в пространстве вокруг них. На миг всё замерло вокруг.

Богиня молодая пред людьми во всей своей красе сияла. Залюбовались люди восхищённые виденьем.

И потому не сразу к пригорку, где влюблённые стояли, родители девицы степенно подошли в сопровождении пожилых и юных членов всего семейства.

Остановившись у пригорка, сначала поклонилось семейство молодым, потом спросила мать девицу — дочь свою:

— Вся мудрость рода нашего в тебе, скажи нам, дочь моя, ты видишь будущее тобою выбранной земли?

— Да, мама, вижу, — отвечала Любомила.

— Скажи мне, дочь моя, — мать продолжала, — всё из показанного будущего нравится тебе?

— Проект изложенный моей душе по нраву. Но всё ж хочу своё чуть-чуть добавить.

С пригорка быстро спрыгнув, вдруг побежала меж людьми Любомила к краю будущего сада. Остановилась и произнесла:

— Здесь дерево с листвой игольчатой должно взрастать, а рядом с ним берёзка. Когда подует ветерок стой стороны, он встретится с сосны ветвями, потом берёзки, потом деревьев ветви ветерок попросит спеть мелодию. Ни разу в точности она не повторится, но каждый раз усладой станет для души. А здесь, — девица в сторону чуть отбежала, — а здесь цветы должны расти. Вначале красный цвет пусть запылает, здесь фиолетовый чуть позже, здесь бордовый.

Любомила разрумянившаяся, как будто фея, по будущему саду танцевала. И снова в кругу оставшиеся люди в движенье приходили, спешили, семена неся в руке к тем точкам на земле, которые определяла пылкая девица.

Закончив танец свой, она вновь к пригорку подбежала и, рядом встав с избранником своим, произнесла:

— Теперь прекрасным будет здесь пространство.

— Картину чудную взрастит земля.

— Скажи всем людям, дочь моя, — к девице снова обратилась мать, — венцом всему кто будет над прекраснейшим пространством этим? Кого из всех живущих на земле людей своей рукой могла б ты повенчать?

И повернувшись к жениху, невеста отвечала:

— Венец достоин тот принять, чья мысль способна прекрасным будущее сотворять, — и рукой коснулась плеча любимого, который рядом с ней стоял. Он опустился перед нею на одно колено. И девушка на голову ему венец красивый, сплетённый своими руками из трав пахучих и цветов, степенно возложила. Потом три раза проведя по волосам повенчанного правою рукой, левой голову его к себе чуть приклонила. Потом с колена встал венценосный Радомир. А Любомила спустилась с пригорка и голову свою слегка в покорности склонила перед ним.

Теперь, как было принято, к пригорку подошёл юноши отец и всё его семейство. Подойдя, остановились в почтенье, и отец у сына венценосного, над всеми возвышавшегося, спросил:

— Кто ты, чья мысль Любви пространство сотворять способна?

И Радомир держал ответ:

— Я сын твой и я сын Творца.

— Венец возложен на тебя — великой миссии предвестник. Что будешь делать, венценосный, ты, имеянад пространством своим власть?

— Прекрасным будущее буду сотворять, — звучал ответ.

И снова спрашивал отец:

— Где силы будешь брать и вдохновенье, мой сын и венценосный сын Творца?

— В любви!

Опять звучал вопрос:

— Энергия Любви блуждать способна по Вселенной всей. Как сможешь ты увидеть отражение любви Вселенской на земле?

— Есть девушка одна, отец, и для меня она — энергии Любви Вселенской отраженье на Земле, — и он при этих словах спустился к Людомиле и, взяв за руку, на возвышение снова возвёл.

И две семьи в единую сливались группу, и обнимались, и шутили, и смеялись все.

Потом всех юноша благодарил, и начинали все свои дары живые сажать в том месте, где указал им раньше он.

Те, кому не было указано место, где сажать, шли по границе, ранее отмеченной, участка и с песней хороводной бросали в землю семена, с собою принесённые. Прошло всего лишь несколько минут, а сад чудесный был заложен. И снова венценосный юноша, подняв вверх руку, в тишине сказал:

— Творцом подаренные твари человеку пусть будут рядом в дружбе с нами жить.

И те, кто приготовил им в подарок животных, подходили к шалашу, неся в руках котёнка, иль щенка, или телёночка на поводке ведя, иль медвежонка. Арга, друг Радомира, им обещанного жеребёнка подарил.

Затем плетнями из ветвей быстро пристроили к шалашу загоны. И вскоре временное жилище молодых было заполнено животными, тоже молодыми. И в этом был великий смысл: перемешавшись меж собою, они навечно будут в дружбе жить, заботиться и помогать друг другу.

Приняв дары, вновь молодые всех благодарили, и после этого с хороводами да песнями, как было принято, гулянье радостное началось. А молодые со своими родственниками удалились каждый в свой дом. Две ночи и день один они теперь друг друга не увидят.

За это время лучшие из двух селений мастера сделанный заранее сруб дома в поместье перенесли, накрыли крышу, настелили пол, заделали все щели мхом и травами. И женщины лучшие плоды поставили в том доме новом. Две матери постель покрыли льняным покрывалом. И на вторую ночь покинули все люди поместье. Энергия Любви над ним витала в ожидании влюблённых молодых.

 

* * *

 

Смотри, что получается, Владимир. Ведрусская семья, в данном случае семья маленькой Любомилы, восприняла появление в девочке чувства любви как подарок Бога. И отнеслась к появлению этого чувства как к новому члену своей семьи, направленному Богом в качестве помощника в воспитании маленькой девочки. А может, и как основного воспитателя. В итоге, бабушка помогла девочке понять, что хочет великая энергия Любви от неё, указывая простым, понятным ребёнку языком на конкретные действия.

Девочка с вдохновением начинает познавать науки, премудрости бытия, совершенствует собственный дух и тело.

Кто главным был в успехе Любомилы? Бабушка, мудрые учителя-волхвы, сама девочка или неутомимая, великая энергия Любви?

— Думаю, если убрать усилия энергии Любви, то все другие участники воспитания девочки едва ли могли дотянуть до половины достижения. Но не будь их, энергия Любви вряд ли могла одна направить девочку по правильному пути.

— Значит, произошло совместное творение, и радость всем от созерцания его. А это как раз то, чего желает Бог от человека.

— Согласен. Сам свадебный обряд — это вообще непревзойдённый по красоте, смыслу и рациональности праздник-шедевр. Если сравнивать его с сегодняшними свадебными обрядами, то получается: мы превратились в оккультных идиотов. Что остаётся молодым после современной свадьбы? Воспоминания о катаниях на машине почему-то к «вечному огню», пьянка в кафе или ресторане, крики «горько» да публичные поцелуи, растрачивающие энергию, предназначенную для зачатия ребёнка.

После ведрусского обряда венчания остаются молодым не воспоминания, а реальный дом, с радостью построенный лучшими мастерами, сад с множеством растений, посаженных руками родственников, друзей, соседей по проекту молодых влюблённых.

— Фактически им остаётся истинное пространство Любви. Святое, истинно Божественное, живое гнездо, в котором впоследствии и произойдёт зачатие ребёнка.

Свидетелями на ведрусском обряде венчания выступают не двое, как сейчас, друзей, а все родственники, вся округа, и ставят росписи не на клочке бумаги, а на земле живым твореньем.

Молодые, в свою очередь, вместе сдают экзамен, перед всем селением рассказывая о своём проекте будущего родового поместья. Думаю, то, что они представляют, неизмеримо выше сегодняшних докторских диссертаций.

Конечно, материализация живого пространства, дом, хозяйство, красота действий, с помощью которых они создаются, несомненно, важный фактор. Но не менее важным является еще один невероятный аспект. Посмотри, кто венчает молодых. Не родители, не какой-то случайный человек из загса или священник, которого зачастую видят в первый и последний раз.

Любомила венчает Радомира сама! Она надевает ему на голову при всех собравшихся венец. Такое действие могут совершать поистине дети Бога. Этот психологический фактор не так прост, как может показаться на первый взгляд.

Человек, позволяющий регистрировать свою любовь каким-то случайным людям, на подсознательном уровне уже снимает с себя ответственность за дальнейшую судьбу семьи. Любомила, наоборот, возлагает её на себя.

Между современными регистрирующими свой брак молодожёнами и Богом много условностей. Это и благословение родителей, и регистрация в загсе, и священник в церкви. Между ведрусскими молодожёнами и Богом — никого. Следовательно, их брак может благословлять только сам Бог.

И Он действительно это делает реальным проявлением ещё до возложения венца. Он посылает им взаимную любовь. Ведруссы знали, как её принять и сделать вечной.

А что же происходило перед зачатием в Ведрусский период жизни людей?

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги