НЕ СУДИ ВСУЕ

34

На следующее утро мы с Анастасией решили сходить на поляну её дедушки. Я давно просил показать мне это место, его поляну, да и поговорить с ним хотелось. Идти к поляне дедушки, по словам Анастасии, нужно не менее трёх часов. Следовательно, поход мог занять целый день, но он растянулся на два дня.

Ещё во время пути по тайге, к поляне дедушки, мы разговаривали с Анастасией о поместьях.

— Ты знаешь, Анастасия, многие строители родовых поместий считают, что не следует в поместье проводить электричество, использовать всякую технику. Другие используют.

— А ты как думаешь, Владимир?

— Думаю, на начальном этапе без техники и даже профессиональных строителей не обойтись.

— Возможно, ты прав, Владимир, пусть веками копившиеся технические средства теперь во благо послужат. Получится единство противоположностей. Но думаю, необходимо так проектировать жизнь, чтобы в будущем постепенно без них обходиться.

Некоторое время я молча шёл за Анастасией. Переступал через поваленные стволы старых деревьев, огибал по невидимой тропе заросли кустарника и думал о своём, может быть, поэтому слегка отстал. Даже потерял её из виду. Но тут, пройдя еще несколько шагов, услышал голос Анастасии.

— Ты, наверное, устал, Владимир? Мы можем отдохнуть, давай присядем.

— Давай, — согласился я. — Не из лёгких эта дорожка. Всего час идём, а будто десять километров прошли.

Мы присели на ствол дерева. Анастасия протянула мне горсть смородины, собранной по пути. Я молча ел вкусные ягоды сибирской тайги и продолжал думать о своей неприятной ситуации. Потом решил рассказать о ней Анастасии.

— Так случилось, Анастасия, что я уже не первый год думаю о неприятной для меня ситуации. В одной из книг я рассказал о зарождении христианства на Руси, факты исторические привёл, данные из музеев. И негативная получилась у меня информация. Всё это зарождение на захват России было похоже. Вроде бы и факты правильные изложил, и выводы, но неприятно теперь у меня на душе, уж который год сомнения мучают.

— Отчего неприятно, Владимир? Оттого, что отдельные представители церкви о тебе нехорошо отзываются?

— Да нет, с этим я уже свыкся, а вот с другим разобраться никак не могу.

— И с чем же, Владимир?

— Когда я написал негативно о крещении Руси, то получилось, что отрицательно отнёсся не к кому-то конкретно, а ко всем сразу. Уже потом понял, что этого нельзя было делать ни в коем случае.

— И как же ты это понял, Владимир?

— В деревне Кузничи, у моих бабушки и дедушки, я провёл лучшие годы своего детства. Много помню из этой жизни в деталях. Вспоминаю, что там, в маленькой украинской хатке, над столом в углу стояли православные иконы. Бабушка украшала их вышитым рушником и зажигала лампадку.

Ещё помню, как мама даже на больных ногах посещала церковь. Часто вспоминаю своего духовного отца, благочинного монастыря Троице-Сергиевой лавры — отца Феодорита. Им подаренная Библия до сих пор у меня хранится.

Вот и получается, что, отзываясь негативно о христианстве, я отозвался негативно о своих дедушке и бабушке, матери и своем духовном отце Феодорите. Ну и ещё, может быть, о многих хороших и достойных людях. Когда я всё это осознал, то при первом удобном случае, выступая на телевидении по первому каналу, я извинился перед Церковью. Но намного легче мне от этого не стало. Что, думаешь, нужно ещё сделать, чтоб вину искупить перед близкими мне людьми? Да и перед собой, может быть.

— Думаю, необходимо всё осознать до конца и призвать положительный образ, который затмит собой отрицательное.

— Конечно, легко сказать — осознать, я пытаюсь это сделать не первый год, да не очень-то получается. Скажи, а ты вот как относишься к религиям, может быть, каким-то отдаёшь предпочтение, а какие-то неверные отрицаешь или отторгаешь?

— Я не понимаю, Владимир, какой смысл ты вкладываешь в слово «отрицаешь», но попробую показать тебе твою родовую цепочку. Вот возьми прутик, он будто бы твоей саблей будет, которой ты отсечёшь звенья цепи, отрицаемые тобой.

В пространстве возникло изображение длинной цепи людей, держащихся за руки. У первой группы людей на шее висли крестики и маленькие иконки.

— Ты видишь, Владимир, это твои родственники православного вероисповедания. А те, которые в чалме, мусульмане, они тоже есть в твоей родословной. А вот большая группа людей, которых сегодня называют язычниками. Дальше держатся за руки твои предки ведического периода. За ними идут неясные очертания людей первой расы, ещё о них можно сказать, что это люди первой земной цивилизации, неясны они потому, что не озвучена о них информация в пространстве, но там тоже есть твои родственники.

Первый человек в этой родовой цепочке был сотворён Богом, он и сейчас держится за руку с Богом. Во всех последующих тоже есть частичка Бога. Однажды так случится, что очередной рождённый рода твоего познает всё и всех почувствует. Он тоже за руку соединится с Богом. Быть может, это будешь ты, быть может, правнуки твои. Круг образуется. Круг — Альфа и Омега и Альфа вновь.

А теперь подумай и скажи, какую из групп людей ты хотел бы удалить из цепочки?

— Надо подумать, какую… Подожди, подожди, Анастасия, но если я удалю хотя бы одну группу людей, цепочка ведь прервётся?

— Конечно, прервётся.

— А если она прервётся, человек, прервавший её, никогда не сможет понять Бога, взять его за руку и образовать круг.

— Я тоже так думаю, не сможет.

— Что же это означает? Человек должен принять абсолютно все религии?

— Какую религию принять — это выбор каждого человека, но, думаю, отрицать нельзя ничего из пройденного человечеством пути. Возможно, всё, что было в прошлом, необходимо для сегодняшней осознанности. То, что ты считаешь хорошим, необходимо принимать. То, что отрицательным, на твой взгляд, выглядит, необходимо просто знать, чтобы впредь оно не повторялось. Но не отторгать.

— А что, если не знаешь, оно обязательно должно повториться, и в том же виде?

— Да, повторится. Придёт пророк, как будто новое несущий, забывшие ему внимать будут с восторгом, не зная, что не сотворяют нового при этом.

— Но ведь невозможно знать в точности всего, что было с человечеством со времён сотворения. Даже ближайшие исторические события историки в угоду власти искажают.

— В тебе, Владимир, и в человеке каждом, на Земле живущем, частичка есть, в которой о твоём роде вся информация заключена, от сотворения до нынешнего дня.

— Я понимаю, эта информация на генном уровне хранится в каждом человеке, но как ей научится пользоваться? Вот вопрос.

— Не отрицать, не отторгать даже и толики своей частички.

— А свою никто и не собирается отторгать.

— Когда ты отрицаешь информацию о прошлом, к тебе пришедшую извне, одновременно отторгаешь частичку ту, что есть в тебе.

— А если эта информация ложная?

— Частичка с ложной информацией тоже в тебе. Она сохранена, чтобы во лжи ты разобраться мог.

— Анастасия, но ведь это ты показала и рассказала о том, как чёрные монахи убивали семью ведрусов, не желающих предавать свою веру, свой образ жизни. Я написал об этом в книге. Образ ведрусов получился сильный очень, так многие говорят. И мне он часто вспоминается. Особенно та картина, когда раненый ведрус, художник, лежал под сосной, прижимая к груди им вырезанную из дерева статуэтку любимой женщины. Он любил её всю жизнь, а она за другого вышла замуж. Он продолжал любить, любовь свою скрывая. Только когда вырезал статуэтки, они всегда на неё оказывались похожими.

Он, пожилой старец, вступил в сражение с целым отрядом противников, чтобы отвести их от семьи своей любимой женщины, и был ранен. И я написал твои слова: «На траве лежал ведрус, не стонал, из груди ручеёк крови стекал. Не умела плакать сосна деревянная …» Ну, ты помнишь?

— Да, Владимир, я помню эту эмоциональную сцену.

— И как же мне или ещё кому-то не отторгать после этой картины чёрных монахов?

— Скажи, Владимир, кем себя ты ощущаешь: тем раненым ведрусом или чёрным монахом?

— Я? Кем я? Значит, ты для этого показала… Чтобы определить… Но при чём здесь я?

— Там, в прошлом, в той картине, твои предки были. Кто они? Как думаешь, Владимир?

— Не знаю. Мне б хотелось, чтобы ведрусами были они. Конечно, они были ведрусами! Потому что чёрные монахи пришли на Русь из другого государства. Скажи, Анастасия, правильно всё понял я? Скажи!

— Владимир, ты не волнуйся. Спокойно информацию воспринимай. Твои прародители действительно были ведрусами. Но и визжащий чёрный монах тоже твой прародитель.

Всё от Единого произошло, и значит — братья все. Об этом забывая, сражаются народы меж собой, в «противнике» самих себя уничтожая. Так было, может быть, не зря. С началом нового тысячелетия новым осознаньем бытия на Землю эра новая пришла. Эра прекрасного Земли преображенья.

— Пришла? Уже пришла?.. Вообще-то и во мне есть ощущенье, что что-то новое в мире происходит, особенно когда вижу, как люди целые поселения, состоящие из поместий родовых, на пустырях возводят. Они предвестники новой эры?

— Осознанность их и чувства представляют новое для мира.

— Но с другой стороны, по телевизору новости смотришь, а там по-прежнему всё то же — на первых строчках говорят, кто из правителей с кем встретился, да сколько стоит нефть, про кризис в экономике который год твердят, но ничего существенного не предлагают.

— По телевизору, Владимир, ты видишь новости из прошлой жизни. Вселенная уже живёт другими измереньями. Ты прошлое запомни всё без остатка. С собой возьми намоленную прародителями силу.

— Как понимать? Что означает «намоленная сила»? Как выглядит она?

— Из поколения в поколение прародители твои на православную икону каждый день смотрели, молились на неё и мысли, чаянья свои и просьбы ей посвящали. Она внимала им и пыталась помогать, и с каждым днём сама сильнее становилась. Она тебе поможет и помогла уже. Ещё чти чётки и Коран, тебе подаренные муфтием верховным мусульман. И Библию отца Феодорита своего. С почтением запомни день, когда ты выступал перед людьми в соборе Христа Спасителя великом. И день, когда в красивейшей мечети Ляля Тюльпан перед людьми, зал переполнившими, ты за столом сидел, священник православный рядом был с тобою и раввин. Ты о поместьях говорил. Экологи в поддержку выступали. Ты помнишь этот день?

— Да, помню. Верховный муфтий это мероприятие организовал, в мечеть тогда пришли люди разных вероисповеданий, и все были благодарны ему. Но я помню и другое. Помню клеветнические статьи в прессе. Помню, как по телевидению, на канапе первом, организованно пытались высмеять меня.

— Может быть, нужна она — клевета в твой адрес?

— Нужна? Зачем? Что ты говоришь, Анастасия?

— Во дворец и в храм входишь ты. Герой? Да! Только выдержать не смог медных труб, фанфар звучанья. Как спасти тебя от самости? Собой?

— Да нет у меня ни самости, ни гордыни. Только усталость.

— Значит от усталости, Владимир, однажды, выступая в переполненном читателями зале, в столице Белоруссии, ты стал от церкви отлучать епископа прилюдно. Это от усталости?

— Так я же это не всерьёз. Мне сказали перед выступлением, что он…

— И зал тебе зааплодировал. Мысль коллективная энергией взлетела ввысь.

— И что сейчас с епископом?

— Но мы же не о нём сейчас, а о тебе, Владимир. Ты в отношении своём к религиям хотел понять, прочувствовать и разобраться.

— Да.

— Ты сделать это должен только сам, но я о будущих событиях поведаю, быть может, информация о них тебе поможет.

Случится вскоре так, что больше чем сто пятьдесят правителей стран разных соберутся вместе. Один вопрос с участием учёных они будут решать: уменьшить как количество вредоносных газов, от человеческих деяний исходящих в атмосферу. Газов, которые грозят планете катастрофой. Но спасительного решения сто пятьдесят правителей Земли принять не смогут, разъедутся. И будет продолжать творимый человечеством газ вредоносный планету убивать*. Что скажешь ты, Владимир, о ситуации такой?

 ______________________

 * В 2009 году, с 7 по 18 декабря, в Копенгагене проходил климатический саммит глав государств по вопросам ограничения снижения выбросов парниковых газов в атмосферу. В работе саммита приняли участие представители 192 стран.

 ______________________

 

— А что тут говорить? Уже не раз собираются главы государств, чтобы решить вопрос по улучшению экологической ситуации, но тщетно. Большинство людей на эти сборы уже и внимания не обращают.

— Почему?

— Да потому, что дельных предложений ни одно государство не озвучило. Раз дельных предложений нет в повестке, какой толк собираться? Только людей смешить.

— А что бы ты посчитал дельным предложением?

— Такое предложение, когда у большинства людей Земли изменятся жизненные приоритеты. Желание появится совершенствовать среду обитания, а не работать на вредоносных производствах за деньги на пропитание. Эти вредоносные производства никакой правитель остановить не в состоянии, потому что безработица начнётся, бунты, и власть его под угрозой окажется,  — Значит, главы государств не в состоянии остановить глобальную катастрофу. Но, может быть, другая власть, духовная, способна это сделать? Соберутся вместе патриархи всех религий, друг перед другом дадут слово паству свою призвать совершенствовать среду обитания Земли.

— Да! Точно! Они могли бы эффективнее с вопросом этим разобраться и повлиять одновременно и на народ, и на власть.

— Так значит, важны религии, нужны. Как думаешь, Владимир?

— Получается, важны, нужны. И было б здорово, если б они все вместе усилия свои направили на совершенствование среды обитания духовной и материальной. Но и здесь конкретика нужна. Твой проект, Анастасия, конкретикой непревзойдённым оказался, и повсеместно людские души и сердца его принимают. Но есть одно обстоятельство, ставящее под сомнение его перспективность.

— Какое обстоятельство?

— Показанный тобой образ жизни семьи в родовом поместье несомненно значительно превосходит образ жизни сегодняшний людей в городах и сёлах. И уже сейчас, при отсутствии какой бы то ни было поддержки со стороны государства, количество таких семей неуклонно возрастает с каждым годом. И может наступить такое время, когда большинство населения Земли захотят иметь своё родовое поместье и жить в нём. И тогда для каждой желающей семьи гектаров будет не хватать. Уже сейчас ходят разговоры о необходимости уничтожения части населения планеты из-за того, что не хватает жизненного пространства и природных ресурсов. Согласно этим слухам, на Земле должен остаться так называемый золотой миллиард и два-три миллиарда, его обслуживающих. Сейчас население Земли составляет шесть миллиардов и уже ставится вопрос об ограничении рождаемости как, например, в Китае, где на площади 9,6 миллиона квадратных километров живут один миллиард триста миллионов человек.

Если образ жизни людей начнёт меняться по твоему проекту, то увеличится продолжительность жизни человека. Совершенно очевиден и неоспорим факт, что у человека, живущего в родовом поместье, при отсутствии вредных привычек, я имею в виду пьянки, курение и другое, при отличном питании, чистом воздухе и целебной воде продолжительность жизни увеличится в среднем в два раза.

Семья, живущая в родовом поместье, захочет иметь детей, и тяга к их рождению у таких семей значительно выше, чем у живущих в современных городах. Следовательно, вскоре у новых семей не будет возможности получить гектар для строительства родового поместья.

Я понимаю, что выход какой-то должен быть, не мог Бог, думая о прекрасном, создать такую тупиковую ситуацию, провоцируя людей на войны за жизненное пространство. Твой дедушка говорил, что освоение космоса нынешним способом абсурдно и бесперспективно и что есть другой способ, он называется психотелепортическим. Но понять его в деталях, сколько бы о нём ни думал, возможным не представляется. В его существование вообще не верится и наука о нём ничего не говорит.

— То, что психотелепортический способ освоения космического пространства, планет иных галактик существует, я тоже знаю. Но никому в моём роду не известны детали, механизмы этого способа. Я надеюсь, что люди, возводящие сейчас родовые поместья, их дети или внуки найдут, поймут, как, с помощью чего он действует. И это обязательно случится.

Но и твоё беспокойство мне понятно, Владимир. Если человек уже сегодня не увидит хотя бы часть этого механизма, у него останется беспокойство из-за неясности будущего своего рода. Необходимо уже сегодня хотя бы часть его понять.

Я неустанно думаю о нём, ищу, но лишь логических подтверждений его существования всё больше нахожу. Возможно, изложить логические рассуждения необходимо, и попросить людей, знакомых с наукой биологией и программированием, подумать вместе. Все вместе мы должны его открыть.

Владимир, мы пришли, это дом… Это пространство дедушки, — сообщила Анастасия.

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги