МИРЫ ИНЫЕ

22 МИРЫ ИНЫЕ

Я видел другой мир, другую планету. Ясно и в деталях запомнил всё происходящее на ней, и в то же время в сознании до сих пор находятся ощущения, что такого увидеть невозможно. Представляете, ум и сознание говорят, что такое видеть невозможно, а они — видения, картины — до сих пор во мне. И я вот вам стараюсь описать их.

Я стоял на почве, похожей на земную. Вокруг не было абсолютно никакой растительности. Говорю — “стоял”. А можно ли так говорить, — трудно сказать. Не было у меня ни ног, ни рук, не было тела, и в то же время мне казалось, я ощущал ступнями, через подошвы каменность, неровность поверхности.

Вокруг, насколько хватало взора, над почвой возвышались похожие на металлические яйцеобразные и квадратные, как куб, машины. Говорю— “машины”, потому что ближайшая от меня слегка урчала. От каждой из машин в почву уходили множество разных по толщине шлангов. Некоторые шланги слегка подрагивали, словно по ним что-то всасывалось из почвы, некоторые были в спокойном состоянии. Никаких живых существ поблизости не находилось. Вдруг я увидел, как в боку странного механизма раздвинулись створки, из них медленно выплыл какой-то диск, похожий на тот, что метают спортсмены, только большой. Диаметр диска примерно метров сорок пять. Он завис в воздухе, завращался. Опустился чуть ниже, потом взлетел и пронёсся совершенно бесшумно надо мной. Другие стоящие в отдалении механизмы проделывали то же самое, и ещё несколько дисков пролетели один за другим надо мной вслед первому. И снова пустота, лишь урчание и потрескивание странных механизмов. Картина окружающая вызывала интерес, но больше пугала своей безжизненностью.

— Ты ничего не бойся, Владимир, — вдруг услышал я голос Анастасии и обрадовался ему.

— Где ты, Анастасия? — спросил.

— Рядом с тобой. Мы невидимы, Владимир. Здесь сейчас присутствуют наши чувства, ощущения, разум и другие все невидимые энергии. Здесь присутствуем мы без своих материальных тел. Нам никто ничего сделать не сможет. Опасаться можно лишь только себя, последствий от собственных ощущений.

— Какие могут быть последствия?

— Психические. Ну, как бы временно сойти с ума.

— Сойти с ума?

— Да, только временно, на месяц или два видение других планет, бывает, будоражит человека ум и осознанье. Но, ты не бойся, тебе не угрожает это. Ты выдержишь. И здесь не бойся ничего, поверь, пойми, Владимир, сейчас ты здесь, но нет тебя для них. Сейчас невидимы и всепроницающие мы.

— А я и не боюсь. Ты лучше мне скажи, Анастасия, что это за машины урчат вокруг. Для чего они?

— Каждая из этих яйцевидных машин — завод. Они и производят так интересующие тебя летающие “тарелки”.

— А кто обслуживает, управляет этими заводами?

— Никто. Они запрограммированы изначально на производство определённого изделия. По трубам, которые уходят в недра, всасывается необходимое и в нужном количестве сырьё. В небольших камерах происходит плавление, штампование, потом сборка, и выходит наружу полностью готовое изделие. Такой завод намного рациональнее, чем любой земной. Отходов почти нет от его работы. Не нужно заниматься транспортировкой сырья из далёких мест. Не нужно перетаскивать к месту сборки отдельные детали. Весь процесс формирования изделия происходит в одном месте.

— Потрясающе! Вот бы нам такую штуковину! А кто же управляет новой летающей тарелкой? Я видел, они все летят в одну сторону.

— Никто не управляет, она сама летит к месту складирования.

— Невероятно. Прямо как живое существо.

— Как раз в этом нет ничего невероятного даже для земных технологий. Ведь на Земле тоже есть беспилотные самолёты, ракеты.

— Так ими же всё равно люди с Земли управляют.

— Уже давно есть на Земле и такие ракеты, которые запрограммированы заранее на определённую цель. Достаточно лишь нажать кнопку “пуск”, ракета сама стартует и полетит к определённой цели.

— Может, и есть. И действительно, что это я тут разудивлялся.

— Если поразмыслить, можно и не очень-то удивляться. Только по сравнению с земными технологиями здесь значительный прогресс. Эти заводы, Владимир, многофункциональны. Они могут производить очень многое, начиная от продуктов питания до мощного оружия.

— А из чего она продукт питания будет делать? Здесь же ничего не растёт.

— Имеется всё в недрах. Соки нужные при необходимости по трубам из недр отберёт машина, в гранулы их спрессует. В этих гранулах все вещества, необходимые для жизнеобеспечения плоти, будут содержаться.

— Чем же она сама, эта штуковина, питается, электроэнергию кто ей подаёт? Никаких проводов не видно.

— Она и энергию сама для себя вырабатывает, используя всё окружающее.

— Ты смотри, какая умная! Умнее человека.

— Совсем не умнее она человека. Это же просто машина. Она подчиняется заданной ей программе. Её очень легко перепрограммировать. Хочешь, покажу, как это делается?

— Покажи.

— Давай поближе к ней переместимся.

Мы стояли в метре от торца огромного, с девятиэтажный дом, механизма. Чётче слышалось его потрескивание. Множество гибких, как щупальца, труб уходили в недра и шевелились. Поверхность на торце была не совсем гладкой. Я увидел окружность примерно с метр в диаметре, густо покрытую мелкими, как волосы, проводками. Они шевелились, каждый сам по себе.

— Это антенна сканирующего устройства. Она улавливает энергоимпульсы мозга, которые используются для составления программы, способной выполнить полученное задание. Если твой мозг смоделирует какую-нибудь вещь, машина должна будет её изготовить.

— Любую вещь?

— Любую, которую ты сможешь детально представить. Как бы построить своими мыслями.

— И автомобиль любой?

— Конечно.

— И я прямо сейчас смогу попробовать?

— Да. Переместись поближе к приёмнику и сначала мысленно заставь его антенну к тебе всеми волосками повернуться. Как только это произойдет, начинай представлять желаемое.

Я стоял рядом с волосяной антенной и, сгорая от любопытства мысленно, как говорила Анастасия, желал, чтобы все её волоски слушали меня. И они сначала повернулись в мою сторону, потом все, мелко задрожав, направили свои концы к моей невидимой голове и замерли. Теперь нужно было представить какую-нибудь вещь. Я почему-то стал представлять автомобиль “Жигули” седьмой модели — автомобиль, который был у меня в Новосибирске. Всё в деталях старался представить: стекло и капот, бампер, цвет и даже номерной знак. Ну, в общем, всё долго представлял. Когда надоело — отошёл от антенны. Громадная машина зажурчала сильнее обычного.

— Придётся подождать, — пояснила Анастасия. — Сейчас она демонтирует недоделанное изделие и составляет программу для выполнения твоего замысла.

— И долго ждать придётся?

— Думаю, недолго.

Мы подходили к другим машинам. Когда я рассматривал камни разноцветные под ногами, голос Анастасии сообщил:

— Думаю, изготовление тобой помысленного завершено. Давай посмотрим, как она справилась с заданием.

Мы переместились к знакомой машине и стали ждать. Через некоторое время её створки открылись, и по гладкому трапу на почву скатились “Жигули”. Но до красоты земного автомобиля этому уродцу, что стоял передо мной, было очень далеко. Во-первых, у него была всего одна дверь. Дверь только со стороны водительского сидения. Вместо задних сидений какие-то мотки проволоки и куски резины. Я обошел, или переместился, вокруг стоящего изделия. Автомобилем его назвать было нельзя.

С правой, по ходу, стороны не было двух колёс. Переднего номера, как и бампера, тоже не было. Капот, похоже, не открывался — он представлял собой одно целое с кузовом. Ну, в общем, не автомобиль этот уникальный завод изготовил, а какую-то каракатицу непонятного назначения.

И я сказал:

— Тоже мне, изделие произвело предприятие инопланетное. Да за такое всех конструкторов и инженеров земных с предприятия уволить могут.

В ответ раздался смех Анастасии, а потом голос её сообщил:

— Конечно, могут уволить. Но ведь главный конструктор в данном случае ты, Владимир, и видишь плод своей конструкции.

— Я хотел нормальный современный автомобиль, а она что выплюнула?

— Хотеть недостаточно. Необходимо было представить всё в мельчайших деталях. Ты даже двери для пассажиров не смоделировал в своём воображении, только об одной двери для себя и подумал. И колёса только со своей стороны представил. С другой стороны уже поленился колёса приделать. Думаю, ты и о двигателе не подумал.

— Не подумал.

— Значит, и нет в твоей конструкции двигателя. Так что же ты на изготовителя обижаешься, если сам программу такую неоконченную ему задал?

Вдруг я увидел или почувствовал приближающиеся к нам три летательных аппарата. “Надо смываться”, — мелькнула мысль, но голос Анастасии успокоил:

— Они нас не заметят и не почувствуют, Владимир. К ним поступила информация о сбое в работе завода, сейчас, наверное, станут разбираться. Мы спокойно можем наблюдать живых обитателей этой планеты.

Из трёх небольших летательных аппаратов вышли пять инопланетян… Они были очень похожи на земных людей. Не просто похожи, а всё у них, как у земных людей. Они были хорошо сложены. Никакой сутулости, прямо и гордо держали их атлетические тела красивые головы: И волосы на их головах были, и брови на лице, а у одного усы аккуратно подстриженные. Одеты в плотно облегающие тело тонкие разноцветные комбинезоны.

Инопланетяне подошли к сделанному их заводом автомобилю или, вернее сказать, подобию земного автомобиля. Они стояли рядом с ним и молча, без эмоций, смотрели. “Наверное, соображают”, — подумал я.

Из группы стоящих отделился на вид самый молодой русоволосый инопланетянин и подошёл к дверце автомобиля, попытался открыть её. Дверца не поддавалась. Наверное, замок заело. Дальнейшие его действия были совсем земные, и тем мне очень понравились. Русоволосый ладонью стукнул по дверце в районе замка, ещё раз посильнее дёрнул за ручку и дверца открылась. Он сел на водительское сидение, взялся за руль и стал внимательно разглядывать приборы на панели.

“Молодец, — подумал я про себя, — умный”. И в подтверждение своего заключения услышал голос Анастасии:

— Это очень крупный по их меркам учёный, Владимир. У него быстро и рационально работает мысль в техническом направлении. Ещё он изучает быт нескольких планет, и Земли в том числе. И имя его похоже на земное — Аркаан его зовут.

— А почему у него на лице нет удивления оттого, что их завод что-то не то произвёл?

— Чувства, эмоции у обитателей этой планеты почти отсутствуют. Их ум работает рационально и ровно, не подвергаясь эмоциональным всплескам или отклонениям от намеченной цели.

Русоволосый вылез из машины, издал звуки, похожие на азбуку Морзе. От группы инопланетян отделился пожилой, встал у волосяной антенны, у которой я раньше стоял. Потом все сели в свои летательные аппараты и исчезли.

Завод, произведший автомобиль по моему проекту, снова заурчал. Его трубы-щупальцы вытаскивались из недр и направлялись в сторону ближайшего, такого же, завода-автомата, из которого тянулись тоже трубы-щупальцы. Когда все щупальцы соединились друг с другом, Анастасия сказала:

— Видишь, они задали программу самоуничтожения. Все детали завода, давшего сбой, будут переплавлены другим заводом и использованы в производстве.

И мне немножко жалко стало завода-робота, с которым мы так неудачно сотворили земной автомобиль. Но ничего здесь не поделать.

— Владимир, хочешь посмотреть быт обитателей этой планеты? — предложила Анастасия.

—Да.

Мы оказались над одним из городов или посёлков большой планеты. Вид сверху представлял следующую картину.

Насколько хватало взгляда, весь этот населённый пункт состоял из множества цилиндрических, похожих на современные небоскрёбы, сооружений, которые располагались по множеству окружностей. В центре каждой окружности находились конструкции пониже, напоминающие чем-то земные деревья, даже множество их листьев-локаторов были зелёными. И Анастасия подтвердила, что эти искусственные конструкции собирают из недр необходимые для питания организма компоненты веществ, которые впоследствии подаются по специальным трубопроводам в жилище каждого обитателя планеты. Ещё эти расположенные в центре окружностей конструкции поддерживают необходимую на планете атмосферу.

Когда Анастасия предложила побывать в какой-нибудь из квартир, я спросил:

— А в квартире этого русоволосого инопланетянина, что в мою машину садился, мы можем оказаться?

— Да, — ответила она. — Он как раз сейчас и будет возвращаться к себе домой.

Мы оказались почти на самом верху у одного из цилиндрических небоскрёбов. Окон в инопланетном доме не было. Круглые стены раскрашены неяркими цветами на квадраты. Внизу каждого квадрата поднимающаяся дверь, как в современном гараже. Время от времени из открывшегося в нижней части квадрата проёма вылетал небольшой летательный аппарат, похожий нате, что были у завода-автомата, и летел в своём направлении. Получается, что в высотном доме под каждой квартирой находился небольшой гараж для летательного аппарата.

В доме не было лифтов, дверей. У каждой квартиры свой отдельный вход прямо из гаража. И, как потом выяснилось, такой квартирой обладал каждый житель этой планеты, достигший определённого возраста.

Сама квартира мне сначала не очень-то понравилась. Когда вслед за русоволосым инопланетянином мы оказались в его квартире, я вначале удивился её бедности и простоте. Комната примерно в тридцать квадратных метров оказалась совершенно пустой. Мало того, что в ней отсутствовали окна и перегородки, так ещё отсутствовал и самый минимум мебели. На гладких стенах светлого цвета ни одной полочки или картинки для украшения.

— Он что, только получил эту квартиру? — спросил я у Анастасии.

— Аркаан живёт здесь уже двадцать лет. Всё необходимое для отдыха, развлечения и работы в его квартире имеется. Оно, это необходимое, вмонтировано в стены. Ты сейчас сам всё увидишь.

И действительно, как только русоволосый инопланетянин поднялся из своего подквартирного гаража, потолок и стены комнаты засветились мягким светом. Аркаан повернулся лицом к стене рядом с входом, приложил к поверхности ладонь и издал звук. На стене высветился квадрат.

Анастасия комментировала все происходящие в квартире события: “Сейчас компьютер по линиям руки, рисунку глаза идентифицирует владельца квартиры, теперь приветствует и сообщает время его отсутствия и необхо-димость проверки физического состояния. Видишь, Владимир, Аркаан вторую руку к пульту приложил и глубоко выдохнул для того, чтобы компьютер смог проверить его физическое состояние. Проверка завершена, на экране сообщение появилось о том, что ему необходимо принять питательную смесь. И вопрос: — чем намерен заниматься хозяин в ближайшие три часа?

Это необходимо знать компьютеру, чтобы приготовить соответствующую смесь. Теперь Аркаан запрашивает смесь, способную максимально активизировать его умственную деятельность на ближайшие три часа, далее он намерен уснуть.

Компьютер не рекомендует ему заниматься активной умственной деятельностью на протяжении трёх часов и предлагает ему употребить состав, рассчитанный на поддержание активной работы в течение двух часов шестнадцати минут. Аркаан согласился с мнением компьютера.

В стене открылась небольшая ниша, из которой Аркаан взял за ручку какую-то гибкую трубку, протянул конец её к своему рту, попил или поел из шланга и пошёл к противоположной стене. Ниша с трубкой закрылась, квадрат экрана погас, стена, где только что стоял инопланетянин, снова стала гладкой и однотонной.

“Ну, надо же, — подумал я, — при такой технике отпадает необходимость в кухне со всем её оборудованием: посудой, мебелью, уборкой. Да и необходимость в жене, умеющей хорошо готовить, отпадает. В магазин ходить не нужно. Ещё и состояние здоровья компьютер заодно проверяет, и пищу готовит необходимую, и рекомендации всякие выдаёт. Интересно, сколько мог бы стоить такой компьютер, если бы его изготавливали у нас на Земле?” И тут же голос Анастасии сообщил: “Что касается затрат, то дешевле оборудовать каждую квартиру подобным устройством, чем загромождать кухни мебелью и множеством приспособлений для приготовления пищи. Они намного рациональнее землян во всём. Но на Земле существует намного более рациональное, чем у них”. Я не обратил внимания на последнюю фразу Анастасии. Меня заинтересовали последующие действия Аркаана. Он продолжал командовать звуками своего голоса, и в комнате происходили следующие события.

Из части стены вдруг стало выдуваться кресло. Рядом с креслом открылась ещё одна небольшая ниша, из которой выдвинулся столик с каким-то полупрозрачным закупоренным сосудом, похожим на лабораторную колбу. На противоположной стене комнаты засветился большой экран, метра полтора-два по диагонали. На экране сидела в кресле красивая женщина в облегающем тело комбинезоне. Женщина держала в руках сосуд, похожий на стоящий на столике рядом с Аркааном. Изображение женщины на экране было объёмным, намного лучше, чем в наших телевизорах. Казалось, что она не на экране, а прямо в комнате сидит. Как пояснила Анастасия, Аркаан и сидящая напротив него женщина, делали своего ребёнка:

“У обитателей этой планеты отсутствуют достаточной силы чувства, и они не могут вступать в половую связь, как люди на Земле. Внешне тела их ничем от земных тел не отличаются. Но отсутствие чувств не позволяет им производить потомство земным способом. В пробирках, которые ты сейчас видишь, находятся их клетки, гормоны. Мужчина и женщина представляют, каким бы они хотели видеть своего будущего ребёнка, его внешность. Они мысленно закладывают в него имеющуюся в них информацию, обсуждают его будущую деятельность. Этот процесс длится примерно года три в земном исчислении. Как только они посчитают, что процесс формирования их ребёнка завершен, в специальной лаборатории соединят содержимое двух сосудов, произведут ребёнка и в специальном питомнике-школе вырастят его до совершеннолетия. Предоставят совершеннолетнему члену сообщества квартиру и включат его в состав одной из рабочих групп”.

Аркаан смотрел то на женщину с экрана, то на стоящий перед ним маленький запечатанный сосуд с жидкостью. Вдруг встроенный в стену экран погас, но инопланетянин, оставаясь сидеть в своём кресле, не отрываясь смотрел на стоящий перед ним на столике сосудик с частичкой своего будущего ребёнка. Противоположная стена замигала красными квадратиками. Инопланетянин повернулся к стене боком, ладонью руки заслонил от мигающего света глаза и ещё ближе наклонил голову к своему сосудику. С потолка тут же тревожно замигали новые квадраты и треугольники света.

“Отведённое Аркаану компьютером время бодрствования истекло, теперь компьютер настойчиво напоминает о необходимости сна”, — пояснила Анастасия.

Но инопланетянин ещё ближе наклонил голову к своему сосудику, прижал к нему ладони своих рук.

Прекратилось световое мигание, идущее от потолка и стены. Комнату стал заполнять какой-то похожий на пар газ. Голос Анастасии прокомментировал: “Сейчас компьютер усыпит Аркаана сонным газом”.

Голова инопланетянина стала медленно клониться к столику и вскоре легла на него, глаза закрылись. Кресло стало выдвигаться из стены, превращаясь в кровать. Потом кресло-кровать качнулось из стороны в сторону, и тело уже спящего инопланетянина упало на удобное ложе.

Аркаан спал, держа в ладонях, прижатых к груди, свой маленький сосудик.

Можно ещё много рассказывать о технических новшествах необычной квартиры и большой планеты в целом. По словам Анастасии, сообществу, живущему на ней, не страшны никакие вторжения извне. Мало того, с помощью своих технических достижений они способны уничтожить жизнь на любой планете Вселенной. На любой, кроме земной. “Почему? — спрашивал я, — значит, наши ракеты, наше оружие способны отразить их атаки?” И в ответ: “Ракеты им земные не страшны, Владимир. Сообщество на этой планете давно познало всё, что является производным взрыворасширения. Известен им и взрыв сжатия”.

— Что означает взрыв сжатия?

— Известно на Земле, как два или несколько веществ, соединившись в реакции мгновенной, расширяясь, производят взрыв. Но есть реакция от соприкосновения двух веществ иная. Газообразное вещество, объёмом в километр кубический и более, в одно мгновение в горошинку способно сжаться, сверхтвёрдым стать материалом. Представь, снаряд или ракета, которая в облаке таком взрывается, но одновременно силе взрыву расширения другая сила будет противостоять, взрыв сжатия произойдёт одновременно. И лишь хлопок услышишь ты тогда. И в камешек с горошину всё, что в облаке том находилось, превратится. Газообразных облаков завесу земным ракетам не преодолеть.

В истории Земли два пришествия иль нападения с их стороны случались. Сейчас готовят третье. Считают, снова наступает благоприятнейший момент.

— И, значит, им никак нельзя противостоять, коль нет на Земле оружия сильнее, чем у них.

— Оружие у человека есть, зовётся оно “человеческая мысль”. И даже я одна могла бы примерно половину их оружий разрушить в пыль и по Вселенной пыль развеять. И если бы помощники нашлись, то вместе мы всё ликвидировать оружие смогли. Но дело в том, что большинство людей и почти все правительства Земли как благо то нашествие воспримут.

— Но как же может так случиться, чтобы нашествие, захват все могли воспринять за благо?

— Сейчас увидишь. Вот, посмотри на центр, готовящий десант, чтоб покорить земные континенты.

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Книги