БУКАШЕЧКИ

29 Букашечки

В то утро я решил вместе с Анастасией проделать утренние процедуры. Сначала всё шло хорошо — и под деревом постоял, и ростки разные трогал. Она рассказывала мне о травах, потом я лёг рядом с ней на траву. Мы были совершенно голые, но даже мне не было холодно, может быть, конечно, и оттого, что побегал вместе с ней по лесу. Настроение великолепное, ощущалась какая-то лёгкость, и не только физическая, она была словно внутри. Всё началось с того, что я почувствовал на бедре пощипывание, поднял голову и вижу: на бедре и ноге какие-то букашки, муравьи и, по-моему, жучок. Я размахнулся, чтобы прихлопнуть их, но не успел. Анастасия перехватила мою руку и держит. «Не трогай их», — сказала. Потом она встала передо мной на колени, наклонилась и вторую руку прижала к земле. Я лежал словно распятый. Попытался высвободить руки, но не тут-то было, почувствовал, что это невозможно. Тогда я — рванулся, прилагая немало усилий. Она же удержала меня, не особенно напрягаясь, да ещё улыбаясь при этом. А на теле чувствую всё больше и больше ползущих, щекочущих, покусывающих и пощипывающих и сделал вывод: они начинают меня есть. Я был в её руках в прямом и переносном смысле и оценивал обстановку: никто не знает, где нахожусь я, никто не забредёт сюда, а если и забредёт — увидит мои обглоданные косточки, если и косточки увидит. И много разного мгновенно пронеслось тогда в моём мозгу, и на основании всего этого, наверное, инстинкт самосохранения подсказал единственное в такой ситуации возможное решение. Я со всей силой и отчаянием зубами вцепился в обнажённую грудь Анастасии и ещё головой при этом из стороны в сторону замотал. Я разжал зубы, как только она вскрикнула. Анастасия отпустила меня, вскочила, одной рукой держится за грудь, другой машет вверх, пытается улыбаться. Я тоже вскочил и крикнул ей, лихорадочно отряхивая с себя ползающих:

— Гадам меня скормить хотела, ведьма лесная, не дамся так просто!

Продолжая махать и через силу улыбаться всему насторожившемуся вокруг, Анастасия взглянула на меня и медленно, а не как обычно бегом, пошла к своему озеру, опустив голову. Ещё постояв некоторое время и раздумывая, что же делать дальше: возвращаться к реке, но как найти дорогу? идти за Анастасией, но для чего? — я всё же пошёл к берегу озера.

Анастасия сидела на берегу, растирала в ладонях какую-то траву и втирала её сок в то место на груди, где виднелся огромный синяк от моего укуса. Ей, наверное, было больно. Но с какой — целью она меня держала? Некоторое время я молча потоптался рядом, затем спросил:

— Больно?

Не поворачивая головы, она ответила:

— Больше обидно. — И молча продолжала втирать травяной сок.

— Зачем же ты так шутить со мной вздумала?

— Хотела как лучше. Поры твоей кожи все закупорены, не дышат совсем. Букашечки их и прочистили бы, не так это и болезненно, скорее приятно.

— А змея, она жалом мне в ногу тыкалась?

— Ничего тебе она плохого не делала, а если бы и выпустила яд, то сверху только, я его растёрла бы тут же. У тебя кожа и мышцы на пятке немеют.

— Это от аварии, — сказал я.

Некоторое время мы молчали. Глупая какая-то ситуация получилась. Не зная что и сказать, я спросил:

— Что ж тебе, как раньше, когда я сознание терял, не помог этот кто-то, невидимый?

— Потому и не помог, что улыбалась я. И когда ты кусаться стал, улыбаться старалась.

Мне стало как-то неловко перед ней, я схватил лежащий рядом пучок травы, со всей силы потер его в ладонях, потом встал перед ней на колени, стал растирать влажными ладонями синяк.

Посмотрите также эти записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Книги