БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА

4

— Ты помнишь, папа, я говорил тебе в прошлый твой приезд, как готовлюсь уйти в ваш мир, когда подрасту?

— Да, помню. Ты говорил, придёшь в наш мир, найдёшь свою девочку-вселенную, чтобы сделать её счастливой. Будешь с ней поместье строить, воспитывать детей. Я помню, как ты говорил. И что же, ты не отказался от своей идеи?

— Не отказался. И часто думаю о будущем, о девочке своей и о поместье. В деталях представляю, как будем жить мы вместе с ней. И как с мамой вы приедете к нам в гости, увидите, как наши с девочкой той сотворённые мечты в реальность претворяются.

— Ну а проблема в чём? Боишься девочку не отыскать свою?

— Не в этом. Девочку искать я буду и найду. Пойдём, тебе я покажу ещё одну полянку небольшую. И ты поймёшь всё сам, почувствуешь проблему.

Мы с сыном пришли на небольшую поляну, которая располагалась совсем рядом с поляной Анастасии. Когда остановились посреди поляны, Володя предложил мне сесть, а сам, сложив руки рупором, громко и протяжно прокричал: «А-а-а». Сначала в одну сторону кричал, потом в другую и третью. Буквально через две-три минуты на кронах деревьев, окружающих поляну, началось шевеление: стремительно с ветки на ветку запрыгали белки. Они в большом количестве собирались на одном кедре. Некоторые просто садились на одну из веток и смотрели в нашу сторону, другие, видно, самые непоседливые, продолжали прыгать с ветки на ветку.

Ещё через несколько минут из кустов выбежали три волка, сели на краю поляны и тоже стали смотреть в нашу сторону.

Метрах в трёх от волков вскоре улёгся соболь. Появились две козы, они не ложились, а стояли на краю поляны, уставившись на нас. Вскоре к поляне пришёл олень. Самым последним с шумом через кусты пробрался огромный медведь. Он тоже сразу сел на краю поляны, продолжая часто дышать, и с его языка скатывалась слюна, наверное, был далековато от поляны и ему пришлось долго бежать.

Володя всё время стоял за моей спиной, положив руки мне на плечи. Потом он отошёл от меня на несколько шагов, сорвал несколько каких-то травинок и, вернувшись, сказал:

— Открой рот, папа, я дам тебе несколько травинок. Чтобы они видели, как я кормлю тебя с рук, и не волновались при виде постороннего для них человека.

Я взял в рот принесённые травинки и стал жевать.

Володя присел рядом, положил голову мне на грудь и сказал:

— Погладь меня по волосам, папа, чтоб они окончательно успокоились.

Я с удовольствием гладил сына по русым волосам. Потом он сел рядом со мной, стал рассказывать.

— Я понял, папа: Бог создал весь мир как колыбель для своего сына — человека. Растения, воздух, вода и облака — всё создано для него. И звери тоже с радостью великой готовы человеку услужить. Но мы забыли, и теперь надо понять, какую службу звери могут выполнять, в чём их призванье и предназначенье. Сейчас ещё понятно людям многим: собака охранять должна жилище, или искать утерянную вещь, или за порядком в хозяйстве наблюдать. Кошка — мышей ловить, если они запасы станут воровать. Лошадь — возить. Но и всем остальным зверям тоже какое-то дано предназначенье. Его нужно понять. Я стал искать, определять предназначение вот этих всех зверей. Они сидят сейчас и ждут моей команды. Уж третий год пошёл, как стал я заниматься с ними, их предназначение определяя. Вот, например, медведь. У него большие и сильные лапы. Он может яму для погреба вырыть, запасы в яме схоронить, потом отрыть. Мёд из дупла достать.

— Да, я знаю, Володя, мне Анастасия рассказывала, что раньше медведей в хозяйстве люди использовали как рабочую силу.

— Мне тоже мама об этом говорила. Но посмотри, чему я научил медведя.

Володя встал, вытянул правую руку в сторону медведя. Тот весь напрягся, даже дышать как будто перестал, а когда Володя хлопнул рукой по своей ноге, огромный медведь сделал несколько стремительных прыжков и лёг у ног сына. Володя присел на корточки рядом с огромной головой зверя и похлопал его, почесал за ухом. Медведь урчал от удовольствия. Володя встал, и тут же рядом вскочил медведь, внимательно за сыном наблюдая.

Володя пошёл к краю поляны, нашёл сухую ветку и метрах в десяти от того места, где я сидел, воткнул её в землю. Потом снова вернулся к краю поляны, подошёл к маленькому, высотой примерно с метр кедрику, потрогал его, хлопнул два раза в ладоши. Медведь тут же подбежал к кедру и обнюхал его. А дальше стало происходить невероятное.

Вместе с сыном, который сел рядом со мной на траву, мы стали наблюдать такую картину.

Медведь некоторое время обнюхивал маленький кедрик, то отходил от него, словно к чему-то примеряясь, то подбегал к месту, где торчала вставленная Володей сухая ветка. И вдруг, там, где торчала из земли сухая ветка, он стал скрести передними лапами землю.

Работая мощными когтистыми лапами, он через несколько минут вырыл яму, примерно сантиметров восемьдесят в диаметре и глубиной с полметра. Осмотрел свою работу, даже голову сунул в яму, наверное, обнюхал её.

Далее медведь подбежал к кедру, на который указал Володя, и стал рыть землю вокруг него. Когда получилось что-то наподобие траншеи, медведь сел рядом с кедром на задние лапы, передние сунул в траншею и вытащил кедр вместе с большим комом земли. Потом он встал и пошёл на задних лапах, держа в передних этот ком, к выкопанной им ранее яме. Подошёл, осторожно присел и опустил ком в яму. Она оказалась больше, чем необходимо, сантиметров на пятнадцать. Медведь отбежал, посмотрел на свою работу. И снова вытащил кедр, поставил его, подсыпал в яму землю, снова посадил кедр. Теперь всё было в норме.

Медведь отошёл, снова разглядывая свою работу. Видно, она его удовлетворила. Потому что он, подойдя к посаженному кедру, стал засыпать образовавшуюся щель между комом земли, из которого рос кедр, и краями вырытой ямы. Медведь подгребал землю, заталкивал её в расщелину и хлопал лапой, утрамбовывая почву вокруг только что посаженного им деревца.

Наблюдать за происходящим было довольно интересно, но и раньше мне доводилось видеть, как приносили белки сушёные грибы и орехи для Анастасии. Или как играли с Анастасией волки, как обороняли её от диких собак.

Да и многие люди могли наблюдать всевозможные трюки с разными зверями, посещая цирковые представления. Живущая у меня собака по имени Кедра тоже с удовольствием выполняет множество команд.

Происходившие на таёжной полянке действия также внешне были похожи на цирковое представление, только показывалось оно не на арене, огороженной высокой сеткой, а в естественных условиях. И участниками были не живущие в тесных клетках цирковые звери, а свободные, как мы их называем, дикие обитатели тайги. Это для нас они дикие, но для сына просто друзья и помощники. Словно наши домашние животные.

Однако одно таинственное и невероятное различие всё же было.

Преданность домашних животных можно объяснить тем, что человек их кормит, поит, предоставляет кров. Те люди, которые посещают цирковые представления с участием зверей, тоже могут наблюдать, как после каждого удачно выполненного трюка львом или тигром дрессировщик поощряет их — достаёт из висящего на поясе мешочка или из кармана лакомства и даёт их животным.

Цирковым животным, проводящим годы своей жизни в клетках, самим пищу добыть невозможно. Они полностью зависимы от человека. Но здесь, в тайге, звери полностью свободны, сами находят себе пропитание и кров. Но, тем не менее, приходят. Не просто приходят, а стремительно прибегают на зов человека и выполняют его команды. Выполняют с большим желанием и даже подобострастием. Почему? И что получают взамен? Володя никакой пищи медведю не дал. Однако, радость медведя была намного ярче выражена, чем у животных в цирке, получивших вожделенный кусочек.

Посадивший по указке Володи деревце медведь, переминаясь с лапы на лапу, внимательно смотрел на него, словно хотел повторить только что сделанную работу или выполнить ещё какое-то задание. Странно, огромный таёжный медведь очень хочет ещё что-то сделать для человека, да ещё ребенка к тому же.

Володя не стал давать медведю нового задания. Он жестом подозвал зверя к себе, схватил руками за шерсть на морде, слегка потрепал, потом погладил медвежью морду и сказал: «Молодец ты у меня, не то что козочки». Медведь урчал от удовольствия. Тон его урчания был таким, будто грозный зверь находится на самом верху блаженства.

Анастасия говорила: «От человека может исходить невиданная благодатная энергия. Всему живому на земле она необходима как воздух, солнце и вода. И даже солнца свет является лишь отражением великой, исходящей от людей энергии».

Наша наука открыла множество энергий и даже научилась самостоятельно производить электроэнергию, расщеплять атом и делать бомбы. Но как и насколько продвинулась наша наука в более значимом и главном — изучении энергии, исходящей от человека? Есть ли вообще научное направление, изучающее эту энергию, её таинственные возможности? Возможности человека в целом и его предназначение в нашем мире и во Вселенной?

Может быть, кто-то всевозможными способами пытается воспрепятствовать познанию человеком самого себя? Именно воспрепятствовать.

Ну не может, никак не может быть предназначением человека просиживание годами в казино или баре за рюмкой водки. Сидение годами за кассовым аппаратом в магазине или менеджером в офисе. И даже топ-модель, или президент, или певец эстрадный не тянут на предназначение главное для человека.

А ведь именно их, современные профессии, зарабатывание денег, всячески выпячивает «нечто», как главное для жизни человека. О них в большинстве фильмов говорится и телепередачах… Нет размышлений лишь о сути бытия. В придурка превращают человека.

Не потому ли идёт война то тут, то там? И всё грязней становится земля. И растерявшись, не видя смысла жизни, люди пьют водку и наркотики употребляют.

Остановить кто должен вакханалию, с Землёй происходящую? Наука? Но молчит она. Религия? Какая? Где плоды? Быть может, каждому необходимо всё обдумать? Самому. Обдумать! Чтобы обдумать, надо думать. А где? Когда? Ведь наша жизнь — сплошная суета.

Даже попытки рассуждений на тему смысла человеческого бытия мгновенно пресекаются. Продавать журнал с полуобнажёнными похотливыми телами — пожалуйста. Смаковать сексуальные извращения — пожалуйста. Показывать и рассказывать о зверствах маньяков-извращенцев — пожалуйста. Писать и рассуждать в эфире о проститутках — пожалуйста.

Но при этом всё реже и реже затрагивается тема смысла жизни человека и его предназначения. Она становится всё более запретной.

Я прервал свои размышления и взглянул на сына. Он на траве рядом сидел, внимательно за мною наблюдая. Наверное, он показать ещё что-то хотел, подумал я. Спросил:

— А что ты о козах медведю говорил, Володя?

— Никак я, папа, не могу определить, какое их предназначение.

— Так что ж его определять? Всем ясно предназначенье коз — давать для человека молоко.

— Да, молоко. Но, может быть, ещё их научить чему-то можно?

— Чему же ещё? Зачем?

— Я наблюдал за ними. Козы с деревьев и пней могут обдирать кору. И ветки обкусывать могут с кустов. В поместье их впустишь, они вред растениям могут причинить. А чтоб такого не случилось, я их пытаюсь научить стричь изгородь зелёную в поместьях.

— Стричь?

— Да, папа, стричь. Ведь люди же для красоты стригут кусты, то ровной стенку делают, то фигурами стригут. Мне дедушка рассказывал — ландшафтным дизайном это у вас называется. Но козочки никак не могут сообразить, чего я от них хочу.

— А как ты их учишь?

— Сейчас покажу.

Володя взял сплетённую из волокон крапивы примерно трёхметровую верёвку, один конец привязал к небольшому дереву и протянул верёвку через кусты. Потом жестом подозвал двух козочек, погладил каждую из них, потрогал рукой кусты и даже сам откусил меленькую веточку. Что-то сказал козочкам, и они принялись темпераментно обгладывать ветки кустов. Как только козочки приближались к очерченной верёвкой границе, Володя несколько раз дергал верёвку и издавал недовольным тоном звуки. Козы останавливались на некоторое время, вытянув мордочки, вопросительно смотрели на сына, но вскоре вновь принимались обгладывать ветки кустов, не обращая внимания на верёвку.

— Вот видишь, папа, не получается. Не понимают они, что надо ровненько по верёвочке кустики подстригать.

— Да, вижу. Так в этом что ли проблема твоя заключается?

— Это не главная проблема, папа. Главное — в другом.

— В чём?

— Ты обратил внимание, папа, с какой радостью прибежали разные звери на мой зов?

— Да.

— Не один год я с ними занимаюсь, они привыкли к общению со мной, только со мной. Они ждут общения, хотят ласки. И когда уйду я в твой мир, они будут тосковать. От того, что не придёт к ним человек, и не призовёт их никогда больше к себе, и ни о чём не попросит. Я почувствовал — общение с человеком и служение человеку стало главным смыслом их жизни.

— А разве с Анастасией они не могли бы общаться?

— У мамы свой круг, свои звери, с которыми она дружит. И к тому же она занята и у неё не хватит времени на всех.

А этих — Володя показал на по-прежнему сидящих по краю поляны зверей, — я сам подбирал и только сам занимался с ними несколько лет. Вот уже три месяца прошло, как я попросил дедушку, чтобы он постоянно при занятиях со мной находился. Дедушка хоть и ворчит, но всё же всегда рядом присутствовал, а недавно сказал, что не сможет заменить меня.

— Почему?

— «У меня нет такого, как у тебя, интереса к дрессировке», — сказал мне дедушка. И ещё он стал ворчать, что не надо было мне так много заниматься с ними отдельно. И ласкать много не следовало. И ещё эти звери не только считают меня своим вожаком, но и ребёнком, потому что старшие из них видели меня маленьким и нянчились со мной. В общем, какую-то ошибку я допустил, теперь исправить её необходимо. Только один исправить её я уже не смогу.

Я смотрел на зверей, по-прежнему сидящих на поляне и, судя по всему, ожидающих от Володи каких-то указаний или занятий с ними. Представил, как будут они тосковать. Как тоскует моя собака Кедра, когда уезжаю я из своего загородного дома на несколько дней или недель. И будка у нее тёплая, и не привязываю я её, гулять может в поле, в лесу или в деревне. И сосед её кормит каждый день. Кашу варит, кости даёт. Но говорит сосед: «Тоскует она без Вас, Владимир Николаевич. Часто сидит у калитки и смотрит на дорогу, по которой Вы возвращаетесь, и скулит иногда». Когда я приезжаю, Кедра стремглав подбегает, трётся о ноги, а иногда, от переизбытка чувств, подпрыгивает и пытается в лицо лизнуть, при этом своими лапами одежду пачкает. И я никак не могу отучить её более сдержанно выражать свои эмоции.

Но эти сидящие на поляне звери… Они молча и внешне спокойно смотрели на нас с сыном всё время, пока мы разговаривали. Что они хотят? Никто ведь не заставляет их вот так сидеть и ждать какой-то команды от человека… Боже мой… Ярко вспыхнула и защемила душу мысль. А ведь не только эти сидящие на таёжной поляне… Но и все звери на Земле имеют своё предназначение и ждут контакта с высшим существом планеты — человеком. Они созданы для того, чтобы помочь человеку выполнить свою высочайшую миссию. Их, как и всё живоё на планете, создал Бог для помощи человеку в осуществлении его великой миссии… А человек…

Я смотрел на сидящих на таёжной поляне зверей и начинал понимать: у сына действительно возникла серьёзная проблема, он не сможет просто так бросить этих зверей и не сможет расстаться со своей мечтой о девочке, с которой будет строить поместье.

— Да, Володя, действительно, это проблема. И её, похоже, не решить. Не найти выхода, — сказал я сыну.

— Один выход есть, папа, но он не зависит от меня.

— А от кого?

— Только ты можешь решить эту проблему, папа.

— Я? И каким же образом? Здесь я ничего не смогу поделать, сынок.

Посмотрите также эти записи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Книги